Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 августа 2011, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД

Семьи погибших защитников Белого дома получают по 300 рублей

Попытка мятежа, предпринятая ГКЧП 20 лет назад, обошлась малыми жертвами. На подступах к Белому дому погибли трое молодых людей, которые среди тысяч других вышли в те дни на защиту демократии. Посмертно они стали Героями Советского Союза, и после них этого звания уже не получал никто. Корреспондент газеты ВЗГЛЯД встретился с матерями погибших, чтобы выяснить, как живут теперь семьи последних героев.

Ровно 20 лет назад улицы Москвы были заполнены бронетехникой и протестующими горожанами. 19 августа 1991 года в стране было введено чрезвычайное положение самопровозглашенным ГКЧП, попытавшимся захватить власть в государстве под предлогом «спасения Союза».

Противостояние между военными из Таманской дивизии, вошедшими на бронетехнике в центр столицы по приказу ГКЧП, и тысячами сторонников демократии в ночь на 21 августа закончилось кровопролитием. В результате на Садовом кольце погибли трое защитников Белого дома – Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов.

Уже на следующий день после провала путчистов президент СССР Михаил Горбачев присвоил погибшим звание Героя Советского Союза и лично участвовал в их похоронах. Они же стали и последними, кто был удостоен этого звания.

Впрочем, впоследствии, признались в беседе с газетой ВЗГЛЯД близкие погибших, о героях быстро забыли.

«Я горжусь сыном»

Споры о том, не напрасны ли были жертвы, принесенные сторонниками демократии в ту ночь, не утихают до сих пор. Сами семьи погибших не принимают чью-либо сторону.

«Просто пришло в нашу семью огромное горе, только и всего. А так, какие взгляды? Молодежь тогда понятно чем дышала и что хотела», – вспоминает в разговоре с газетой ВЗГЛЯД мать убитого рикошетной пулей Владимира Софья Усова.

К концу 1991 года прокуратура Москвы окончательно закрыла уголовное дело о гибели молодых людей, сославшись на отсутствие состава преступления в действиях гражданских лиц и военнослужащих.

Родные погибших считают, что следователи решили просто спустить дело на тормозах. «Были свидетели происшествия, но их показания не принимали к сведению. В какой-то неофициальной версии вообще говорилось,  что Дима упал с парапета и разбился насмерть, но когда мы ездили на опознание, голова его была раздавлена гусеницами», – рассказывает Любовь Комарь о ходе расследования гибели своего сына.

Тогдашние власти страны, убеждена она, постарались забыть о произошедшем. "Власти буквально через три года начали специально замалчивать трагедию. Где-то в каких-то СМИ проходило короткими строчками: погибли, и все. А если бы они не погибли, могла развернуться гражданская война. Как сказал патриарх Алексий II: «Смертью трех ребят было остановлено кровопролитие». Я горжусь своим сыном. Для меня боль не утихла и не утихнет никогда. Мне обидно не за себя, мне обидно за сына",  – рассказывает Комарь.

С каждым годом редеют и ряды простых москвичей, посещающих могилы героев. «Ни одного года не было, чтобы не возлагали цветы к их могилам на Ваганьковском кладбище. Правда, народу, конечно, с каждым годом меньше. Тогда, в 1991 году, было много народу, но было много любопытных. Как? Что? Зачем? Почему? А сейчас число людей убыло в геометрической прогрессии», – говорит мать Комаря.

Любовь Комарь (фото: Дарья Денисова/ВЗГЛЯД)

Цена геройства

После выхода указа о присвоении погибшим звания Героя Советского Союза Горбачев распорядился назначить их семьям пенсию в размере 250 рублей на каждого члена семьи. Для тех времен деньги ощутимые.

Через год решением властей эта сумма была увеличена до размера 2-кратной минимальной пенсии по старости. В этом же распоряжении отмечалось, что с 1 января 2002 года доплата составит 370 рублей на каждого члена семьи. Однако ни о какой автоматической индексации в соответствии с инфляцией речи не шло. В итоге матери сыновей-героев, сами находящиеся на пенсии и успевшие за это время похоронить своих мужей, сегодня получают даже меньше.

«У меня есть документ, который мне выдали в департаменте соцзащиты, о том, что эта пенсия подлежит индексации с ростом базовой части трудовой пенсии. Я поехала в Пенсионный фонд, предъявляла документы, пыталась доказать, что сумма должна быть пересчитана. Сотрудница ответила, что на каждую индексацию, конкретно для меня, президент России должен писать распоряжение. Более того, сейчас я получаю 335 рублей, а не 370. Представляете? 335 рублей за сына – Героя Советского Союза», – сетует Комарь. Несмотря на пенсионный возраст, она вынуждена подрабатывать кастеляншей.

81-летняя мать Владимира Усова на то, что о семьях позабыли, уже не жалуется: «Поддержка… Все ее знают, эту поддержку. Мы получаем за сына прибавку к пенсии, вот и все. Сейчас мы получаем за него столько, сколько правительство назначило с самого начала. Больше ничего и ни от кого».

В Москве живет и семья Кричевских – родственников третьего героя. Мать Ильи Инесса Наумовна уже ушла из жизни, но живы отец Марат Ефимович и сестра Марина. Правда, они от комментариев накануне скорбного юбилея отказались.