Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 августа 2011, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Запад испытывает в Ливии свои фантазии

Более 25 тысяч погибших, 70 тысяч раненых и 5 тысяч пропавших без вести. Таков итог еще незаконченной гражданской войны в Ливии.

Переход власти в руки повстанцев должен положить конец затянувшемуся кровопролитию. Об этом говорится в заявлении российского МИД. При этом Москва призывает все государства воздерживаться от вмешательства во внутренние дела Ливии и оказывать практическое содействие защите гражданского населения и становлению законной власти в стране.

Может, конечно, случится военное чудо, и остатки армии Каддафи выбьют повстанцев из Триполи. Но, скорее всего,полковника ничто не спасет. И, значит, после его гибели, бегства или ареста, а других вариантов вроде бы нет, Ливии придется жить в совершенно иной реальности. Не факт, что конец режима Каддафи означает конец войны.

«Продолжение вооруженных столкновений, разумеется, будет. Силы, верные Каддафи, наверняка, уйдут в зону Сахеля, уйдут на границу Алжира, Чада, Судана. Контролировать эту зону чрезвычайно сложно с военной точки зрения», — подчеркивает спецпредставитель президента России по сотрудничеству со странами Африки, председатель комитета Совета Федерации России по международным делам Михаил Маргелов.

При Каддафи даже само слово «оппозиция» вслух не произносилось. И кто те люди, что вот-вот придут к власти и поведут Ливию дальше — большой вопрос. Часть лидеров оппозиции — это выходцы из правящей элиты. Бывший министр юстиции Абдель Джалил, бывший представитель станы при ООН Абдурахман Шалгама и Махмуд Шаман — бывший журналист канала «Аль-Джазира». За власть, конечно, поборются и члены королевской семьи, и родственники самого лидера Джамахирии, которые вовремя отреклись от полковника, например, его двоюродный брат Ахмад Каддафи. Возможно, что в Ливии появится коалиционное правительство. Но вот неясно, надолго ли.

«Любое коалиционное правительство, любое временное правительство имеет бомбу замедленного действия в самой своей структуре. Это совершенно очевидно. И здесь вопрос в том, насколько быстро и эффективно это коалиционное правительство сможет привлечь максимально большое число различных представителей ливийской политической элиты», — продолжил анализ ситуации в Ливии Михаил Маргелов.

В будущем государственном строительстве придется учитывать и мнение лидеров племен.

Когда в 1969 году молодой полковник Каддафи пришел к власти, свергнув короля Идриса, Ливия представляла из себя не единую страну, а этакую конфедерацию, большая часть территории которой контролировали племена кочевников.

Король Идрис предоставлял племенам полную свободу в вопросах экономики и внутренней политики. А вот Каддафи начал племенные устои ломать, и даже не для того, чтобы построить социализм, а просто, чтобы объединить страну. Молодой лидер заключил договоренности с двумя сильнейшими племенами варфалла и магарха. В обмен на лояльность они получали немалые финансовые и военные привилегии, став костяком ливийской армии. Но даже у Каддафи с лидерами кланов случались проблемы, и в последнее время он опирался уже только на своих собственных соплеменников — племя каддафа, живущее в центральной части страны.

Сегодня политики в Германии, Англии, Франции, Италии выступали с заявлениями, приветствуя скорый уход Каддафи. Но вмешавшись изначально в ливийский конфликт, западные страны создали проблемы для будущего правительства страны.

«Теперь от этого может пострадать будущее правительство Ливии, легитимность которого, легитимность прихода которого к власти будет ставиться под сомнение теми, кто сегодня проиграл. А это будет означать новые потрясения для Ливии. Это будет означать постоянные стычки, столкновения», — считает председатель комитета Госдумы России по международным делам Константин Косачев.

Вообще в Ливии не так уж и мало людей, которые неплохо жили при Каддафи, и привыкли за 40 лет, что стабильная и процветающая страна равняется тому, что полковник у власти. Режим Каддафи, с одной стороны, был достаточно жестким и авторитарным. С другой, он гарантировал гражданам страны социальные блага — низкую безработицу и относительно высокий уровень жизни. А смогут ли оппозиционеры дать людям все то же, к чему они привыкли за сорок лет?

Вообще события в Ливии касаются, конечно, не только самой Ливии. Потому что судьба Каддафи — это знак для всех лидеров арабских стран.

Той же Сирии, например. Сейчас очевидно, что при желании, сместить можно любого. И даже плохо подготовленные повстанцы под руководством инструкторов из американского и британского спецназа способны на многое.

Ираку, освобожденному американцами, хватило полгода, чтобы скатиться в гражданскую войну, и фактически расколоться на три части.

В Ливии гражданская война уже идет, и расчеты западных политиков, что сейчас прогремит последний выстрел, и тут же начнется демократическая и свободная Ливия — это не более чем фантазия.