Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 августа 2011, источник: РИА Новости

Глава МО Эстонии жестко прокомментировал недавнее ЧП в министерстве

ТАЛЛИН, 23 авг — РИА Новости, Николай Адашкевич. Министр обороны Эстонии Март Лаар после происшествия со стрельбой в его министерстве пригрозил расстрелом всем, кто нападет на эстонское государство, сообщила во вторник газета Eesti paevaleht.

В четверг, 11 августа гражданин Эстонии, 57-летний юрист Карен Драмбян вошел в здание Минобороны Эстонии страны и открыл стрельбу из пистолета, а также взорвал несколько самодельных взрывпакетов. Он не выдвигал никаких требований и не захватывал заложников. Переговорщики пытались наладить с ним контакт, однако этого сделать не удалось. Во время штурма здания спецназом Драмбян был убит.

«Нападающих на эстонское государство будут расстреливать, я это гарантирую», — цитирует издание заявление министра.

По данным Eesti paevaleht, с подобным заявлением министр выступил в письме, отправленном в закрытом мейл-листе Общества эстонских студентов (EUS).

Сам Лаар сообщил во вторник газете Postimees, что его слова не следует трактовать как желание дать полиции какие-то распоряжения.

«Этого не позволяют и законы Эстонии. Наши органы правопорядка прекрасно справляются и без вмешательства министра обороны или любого другого политика», — сказал Лаар, добавив, что ни министр обороны, ни какой другой политик не отдавал распоряжений никого убивать.

В то же время министр считает, что полицейские, застрелившие Драмбяна, действовали правильно

«В Министерство обороны вторгается человек, который стреляет в членов охранной группы Кайтселийта (военизированное народное ополчение), в полицейских, в пытающихся вести с ним переговоры бойцов спецподразделений, с целью их убить. При таких обстоятельствах тот, кто нападет на эстонское государство, будет убит. Именно это я имел в виду, ни более, ни менее», — заявил Лаар.

Глава Минобороны также отметил, что мысли, высказанные в частной переписке, нельзя считать «письменным заявлением», и в данном случае имело место вмешательство в его частную жизнь.