Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 августа 2011, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Ливийских повстанцев обучили тонкостям военной пропаганды

Дать адекватную оценку происходящему в Ливии не позволяет информационный хаос, усугубившийся с приходом повстанцев в Триполи. Сообщения, приходящие с фронта, противоречивые и даже взаимоисключающие.

Но цель ясна задавить противника психологически. В политической теории это называют «эффектом CNN»: важно не то, что реально происходит, а то, что показывают в эфире. Кто помог ливийским племенам освоить приемы военной пропаганды?

Полковник КГБ СССР в отставке, профессиональный разведчик с 30-летним опытом Олег Нечипоренко уверен – эту информационную войну Муамар Каддафи если не проиграл начисто, то, как минимум, оказался в роли догоняющего. Западная коалиция все время его опережала. И вряд ли могло быть иначе – слишком разные по мощности и возможностям ресурсы были задействованы, и, конечно, опыт западных спецслужб в ведении психологической войны куда больше, чем у ливийцев.

«Эта операция может вообще войти в учебники», — считает Олег Нечипоренко.

Знаменитый военный теоретик XIX века фон Клаузевиц писал: сражение – это не столько сокрушение воинства врага, сколько сокрушение его мужества. В конце XX века американский генерал Джон Шаликашвили сформулировал это несколько проще: «Мы не побеждаем, пока CNN не сообщает о том, что мы побеждаем».

Все последние дни западные каналы исправно сообщали – повстанцы заняли Триполи, захватили сыновей Каддафи, повстанцы почти победили. На самом деле сделать какие-либо внятные выводы из всех этих кадров невозможно: вооруженные люди ездят по улицам, иногда куда-то стреляют.

Что это за город? Триполи? Если да, то как туда попали повстанцы из Бенгази? Неизвестно. Однако из репортажей зритель мог сделать вывод, что ливийская оппозиция уже победила. И потом уже неважно было, что половина информации оказывалась неверной. Даже якобы захваченный сын Каддафи появился перед журналистами, но всё равно эффект был не тот.

«Кто первый выдал информацию, тот и прав», — поясняет ветеран внешней разведки КГБ СССР Олег Нечипоренко.

Важны даже формулировки. Например, сегодня западные агентства сообщают – некоторые сторонники Каддафи продолжают сопротивление. То есть, надо понимать, остальные уже сдались. Впрочем, информационное давление было лишь явной частью всей операции. Сын полковника Каддафи заявлял например, что западные спецслужбы контролировали все каналы передачи данных.

«Они проникали в наши коммуникационные сети и вывели из строя наши телеканалы, чтобы сеять панику среди ливийцев», — заявляет сторонникам сын Муамара Каддафи Сейф аль-Ислам.

Это классика психологической борьбы – вещание на частотах противника, распространение слухов: Каддафи убит, бежал, пропал – вещание на телеканалах противника, блокирование Интернета, или наоборот вброс во всемирную Сеть на нужные сайты нужного видео или нужных данных.

И безусловно, ливийские повстанцы сами всё это осуществить не могли. Это, кончено же, были операции, проведенные специалистами. Так что действия западной коалиции вышли уже слишком далеко за рамки резолюций ООН.

С точки зрения информационной, события в Ливии были поданы по сценарию голливудского боевика. Есть диктатор, он угнетает народ и поддерживает террористов. Народ восстает, ему помогают столпы демократии, и вот «хэппи энд», ликование в Триполи.

За, этим, правда, как-то забылось, что еще недавно полковнику радовались и в Париже, и в Лондоне, и в Риме. Впрочем, пока не закончена война в Триполи, продолжается и война информационная. Ливийские повстанцы пообещали амнистировать каждого, кто арестует или убьет Каддафи, и заплатить за голову полковника 1 миллион 700 тысяч долларов.