Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 августа 2011, источник: Газета.Ру

Иран забрал у «Газпрома» нефть

«Газпром нефть» потеряла право на разработку нефтяного месторождения Азар в Иране. Российскую компанию подозревают в затягивании сроков подписания контрактов. Если «Газпром нефть» собирается активно работать на Западе, то санкции против Ирана могли помешать развитию бизнеса, не удивлены эксперты.

Иран отказал «Газпром нефти» в праве на разработку месторождения Азар. Об этом в понедельник сообщает Associated Press и иранские информагентства. Дочерняя структура «Газпрома» лишена права на разработку месторождения в связи с затягиванием сроков подписания контракта.

«В рамках принятых на себя обязательств “Газпром нефть” подготовила генеральный план разработки месторождения и провела переговоры об условиях контракта», — говорят в «Газпром нефти».

Но условия, выдвинутые иранской стороной, не устроили компанию, и она запросила Иран о возможности их изменения. По словам представителя «Газпром нефти», ответа на запрос компания не получила.

Предложенные Ираном условия контракта «Газпром нефть» не раскрывает.

Месторождение Азар располагается на блоке Анаран, его запасы составляют 2 млрд баррелей (около 270 млн тонн) нефти (для сравнения, один из крупнейших российских нефтяных проектов последних лет, Ванкорское месторождение, обладает запасами в 524 млн тонн).

Его открыл альянс норвежской Hydro и российского «ЛУКойла» в 2005 году. В середине 2006 года иранская госкомпания NIOC подписала декларацию о коммерциализации месторождения. Документ давал Hydro и «ЛУКойлу» (которые владели в проекте 75% и 25% соответственно) эксклюзивное право на разработку структуры Азар.

Но финальное соглашение не было подписано. Переговоры были приостановлены из-за введения международных санкций против Ирана (российская компания работает на американском рынке).

В ноябре 2009 года меморандум о взаимопонимании с NIOC подписала «Газпром нефть», компании договорились о сотрудничестве при разработке месторождений Азар и Шангуле на блоке Анаран.

В январе 2010 года замгендиректора по разведке и добыче компании Борис Зильберминц в сообщал, что по Азару и Шангуле уже готово технико-экономическое обоснование.

Но контракт также не был подписан. В конце прошлой недели посол Ирана в России Махмудрез Саджади заявил, что Тегеран недоволен затягиванием сроков и предлагает «Газпром нефти» передать права на Азар другой компании.

«Осторожность “Газпром нефти” связана с планами международной экспансии, — полагает аналитик ИФД “Капиталъ” Виталий Крюков. – Если “Газпром нефть” собирается активно работать на Западе, то санкции против Ирана могут ударить по российской компании».

По словам Крюкова, все зарубежные инициативы «Газпром нефти» направлены «в первую очередь на получение международного опыта, опыта ведения крупных проектов за рубежом».

Реального влияния на показатели «Газпром нефти», по мнению Крюкова, потеря Азара не окажет: «Планировался сервисный контракт, и вряд ли Газпром нефть могла рассчитывать на существенные экономические выгоды».

Сервисный контракт означает, что нефть, которую добыла компания-оператор, будет получать государство, на территории которого располагается месторождение. Компания получает от правительства вознаграждение.

Такой контракт, например, «Газпром нефть» в альянсе с рядом международных компаний в прошлом году заключила по иракскому месторождению Бадра. По условиям контракта, вознаграждение в $5,5 за каждый добытый баррель нефти «Газпром нефть» будет получать после достижения уровня начальной добычи в 15 тысяч баррелей в сутки.

Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов уверен, что инвестиции в Иран «с самого начала были тупиковой ветвью для российских нефтяников». «Для того, чтобы помешать бизнесу российских компаний на Западе, вполне достаточно уже действующих санкций, — говорит Симонов. – С другой стороны, если в Иране установится новый режим, то он точно не будет пророссийским».

Он называет «ошибочной» правительственную политику стимулов к международной экспансии. «Как будто специально выбираются страны с самыми большими политическими рисками: Ливия, Иран, Ирак, Венесуэла, Экваториальная Гвинея, — напоминает эксперт. – Проекты в этих странах требуют десятков миллиардов долларов. Но в России недоинвестированы Восточная Сибирь и континентальный шельф».

Автор: Алексей Топалов