Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 сентября 2011, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

События 9/11 в перспективе

Нью-Йорк — Десять лет назад 19 террористов захватили четыре самолета, два из которых врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра, третий врезался в Пентагон, а четвертый потерпел крушение в поле в штате Пенсильвания после того, как пассажиры восстановили контроль над самолетом, помешав террористам завершить их дьявольский план. Всего за несколько часов более чем 3000 невинных людей, главным образом американцев, но также и людей из 115 других стран, внезапно и беспощадно были лишены жизни.

События 11 сентября 2001 года были страшной трагедией по любым меркам, но это не был исторический поворотный момент. Они не провозгласили новую эру в международных отношениях, в которой террористы являлись бы основным вопросом на повестке дня, или в которой такие масштабные теракты стали бы обычным делом. Напротив, события 9/11 не повторялись. Несмотря на внимание к «глобальной войне с терроризмом», наиболее важными событиями последних десяти лет были внедрение и распространение инновационных информационных технологий, глобализация, война в Ираке и Афганистане, а также политические потрясения на Ближнем Востоке.

Что касается будущего, то его в гораздо большей степени будет определять необходимость США навести порядок в экономике у себя дома; путь, который Китай изберет как внутри страны, так и за ее пределами; а также способность правительств мира к сотрудничеству в восстановлении экономического роста, сдерживании распространения ядерного оружия и решении энергетических и экологических проблем.

Сосредоточение усилий на борьбе с терроризмом является неверным шагом, который ответственные правительства делают и продолжат делать по всему миру. Террористы, в лучшем случае, остаются отщепенцами с недалекими лозунгами. Они могут уничтожать, но не создавать. Стоит отметить, что люди, которые вышли на улицы Каира и Дамаска, требуя перемен, не выкрикивали лозунги Аль-Каиды и не поддерживали ее взгляды.

Более того, были предприняты успешные меры для борьбы с терроризмом. Работа разведслужб была переориентирована. Границы стали более безопасными, а сообщества более устойчивыми. Международное сотрудничество заметно возросло, отчасти потому, что правительства, которые не могут договориться о многом, могут договориться о необходимости сотрудничества в этой области.

Также свою роль играют вооруженные силы. Аль-Каида потеряла свою базу в Афганистане, когда правительство талибов, которое было их покровителем, было отстранено от власти. Наконец, Усама бен Ладен был найден и убит американским спецназом в пригороде Исламабада. Дроны, беспилотные летательные аппараты, которые управляются дистанционно, доказали свою эффективность в уничтожении значительного числа террористов, в том числе многих наиболее важных лидеров. Слабые правительства могут быть сделаны сильнее, правительства, которые терпят или поддерживают терроризм, должны привлекаться к ответственности.

Но прогресс не стоит путать с победой. Террористы и терроризм не могут быть устранены в большей степени, чем мы можем избавить мир от болезней. Всегда найдутся люди, которые будут прибегать к использованию силы против невинных мужчин, женщин и детей ради достижения политических целей.

В самом деле, террористы набирают силу в некоторых регионах. Пакистан остается убежищем для Аль-Каиды и некоторых других самых опасных в мире террористов. Смесь нестабильности, слабости правительства и идеологии в таких странах, как Йемен, Ливия, Сомали и Нигерия, обеспечивают плодородную почву для террористов, для организации, обучения и развертывания операций, как они сделали в Афганистане десять лет назад. Новые группы постоянно появляются на руинах старых.

Существует также растущая опасность доморощенного терроризма. Мы видели его в Великобритании и США. Интернет, одно из величайших изобретений современного западного мира, показал себя как оружие, которое может быть использовано для разжигания розни, обучая тех, кто желает нанести вред этому миру.

Вопрос, поставленный в октябре 2003 года министром обороны США Дональдом Рамсфелдом, не менее актуален и сегодня: «Захватываем ли мы, убиваем ли или сдерживаем от активных действий и разубеждаем больше террористов каждый день, чем медресе и радикальные священнослужители вербуют, обучают и используют против нас?» При прочих равных условиях, вероятно, да. Однако даже небольшие успехи террористов являются дорогостоящими в плане человеческих жизней, денег, а также снижают степень открытости человеческих сообществ.

Что же делать? Увы, не существует единого решения этой проблемы. Создание палестинского государства не будет достаточным для тех террористов, которые хотят видеть ликвидацию еврейского государства; не больше чем достижение компромисса по поводу Кашмира удовлетворит пакистанских террористов с их ненавистью к Индии. Снижение уровня безработицы желательно, конечно, но многие становятся террористами не из-за бедности. Помощь в создании более демократичных обществ на Ближнем Востоке и в других местах может уменьшить отчуждение, которое может привести к радикализму и чему-то еще более худшему, но это легче сказать, чем сделать.

Конечно, мы хотим найти способы сделать себя менее уязвимыми по отношению к террористам. Но гораздо более важным является прекращение признания терроризма, особенно в исламских странах. Нигерийский отец, который предупредил американское посольство в Лагосе, что он опасается того, что его собственный сын мог бы сделать — прежде чем тот молодой человек попытался взорвать бомбу на борту самолета, летящего в Детройт на Рождество 2009 года — вот пример подобных действий.

Только когда больше родителей, учителей и общинных лидеров будут вести себя также, источники вербовки террористов иссякнут, а правоохранительные органы получат полное сотрудничество со стороны населения, которое они охраняют. Терроризм должен потерять свою легитимность среди тех, кто исторически поддерживал или поощрял его, прежде чем он окончательно сдаст свои позиции.

Ричард Н. Хаас — бывший директор Отдела стратегического планирования Госдепартамента США, является президентом Совета по международным отношениям

«Project Syndicate», США