Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 сентября 2011, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Почему Германия не защитила США от нападения?

10 лет назад, согласно официальной версии, боевики «Аль-Каиды» захватили 4 пассажирских самолета, два из которых протаранили башни-близнецы Всемирного торгового центра (World Trade Center) в Нью-Йорке, один врезался в здание Пентагона и еще один потерпел крушение возле города Шенксвилл.

В результате терактов погибли 3066 человек. Как установило следствие по этому делу, организатором террористической акции был гражданин ФРГ, житель Гамбурга Мохаммед Атта (Mohammad Atta). Могли ли спецслужбы Германии предотвратить катастрофу?

Вскоре после теракта Федеральное бюро расследований США (Federal Bureau of Investigation – ФБР) назвала 19 подозреваемых; трое из них – Мохаммед Атта, Валид аль-Шехри (Walid Al Shehri) и Зияд Самир Джаррах (Ziad Jarrah) – познакомились еще в Германии; кроме них в организации акции 11 сентября участвовали еще несколько жителей Гамбурга. Все они были в поле зрения немецких компетентных органов задолго до событий в Нью-Йорке.

Объект пристального изучения

После теракта в Нью-Йорке в Германии начали открыто публиковаться данные о составе и численности мусульманского населения страны, регионах исхода мусульман, местах получения образования и так далее. Специальные исследования (например, «Muslimuisches Leben in Deutschland», 2009) показывают, что из 2 214 405 живущих в Германии мусульман 1 500 410 приехали из Турции, 354 941 – из Южной Европы, 110 363 – с Ближнего Востока, и так далее; половина имеют немецкие паспорта; три четверти мусульманских мужчин женаты на женщинах той же веры; все они регулярно посещают мечети (число которых в стране свыше 200) или домашние молельные заведения (числом 2600). Если до теракта такие откровения не публиковались, то это совсем не значит, что подобные исследования не финансировались и наблюдения за подозрительными личностями не велись. Не будь этого, откуда у весьма медлительной немецкой Фемиды сразу же после теракта 11 сентября появилась возможность начать судебные процессы на основе многочисленных фактов?

Соединенные с опросами оставшихся в живых и подозреваемых в соучастии в теракте, они дали, например, достаточно полную картину жизни и деятельности Мохаммеда Атта во время пребывания его в Германии.

Необычный дипломный проект

Сокашники этого выходца из города Кафр-эш-Шейхе, что в долине Нила, помнят его робким и замкнутым юношей, которого не то что за штурвалом самолета, за рулем велосипеда представить себе было трудно. С 1992 года Мохаммед Атта изучал градостроительство в Гамбургском техническом университете.

Знакомые вспоминают, что во время возникавших споров о насильственных акциях исламских экстремистов, он отзывался о них как о "безмозглых, безответственных людях".

Но вскоре ситуация изменилась. Атта стал надолго пропадать из Гамбурга, каждый раз объясняя свою отлучку разными причинами. Во время одной из них – с середины 1997 по октябрь 1998 года, по предположению спецслужб, Атта прошел специальную подготовку в Сирии и Афганистане. Своим сокурсникам он объяснял, что собирал материалы для дипломного проекта. Его диплом был посвящен отражению религиозных ценностей в архитектуре больших городов на примере застройки сирийского города Алеппо. Главный вывод мусульманского студента заключался в якобы выявленном им конфликте религии и архитектуры. А цитата из Корана, стоящая на первой странице диплома – «Моя молитва и мое жертвоприношение, моя жизнь и моя смерть принадлежат Аллаху, Господину всех миров» – свидетельствует о том, что современные здания из стали, стекла и бетона были ненавистны будущему архитектору. Возможно, именно тогда и пришла ему в голову мысль о разрушении богопротивных небоскребов.

Русская жена мусульманского наставника

На изменения мировоззрения Мохаммеда Атта повлияло знакомство со студентом Гамбургского университета Мунир эль-Мотасадеком (Mounir El Motassadek) из Марокко. В 19-летнем возрасте, в 1993 году, он приехал в Мюнстер, изучал немецкий язык, обзавелся друзьями, увлекся футболом и скоро стал лучшим нападающим местной команды, получив кличку Аспарагус. Через некоторое время молодой человек перебрался в Гамбург, где существовала одна из крупнейших в Германии мусульманских общин численностью 200 тыс. человек.

С 1995 года Мунир эль-Мотасадек учился в Гамбургском технологическом университете на электротехническом факультете. Родители из Марокко ежегодно присылали сыну по 3,2 тысячи долларов. Этих денег было недостаточно, и в 1996 году студент устроился на работу уборщиком в аэропорту Гамбурга. Год спустя Мунир эль-Мотасадек познакомился с Мохаммедом Атта, несколько старше его по возрасту. Экономии ради, они некоторое время даже проживали в одной квартире, и более богатый марокканец помогал бывшему египтянину деньгами. Вскоре в их круг вошли Валид аль-Шехри и Зияд Самир Джаррах, которые и стали ядром созданной Мохаммедом Атта исламской студенческой группы.

В 1998 году Мунир эль-Мотасадек женился на девушке из Санкт-Петербурга, с которой познакомился в университете. Избранница Мунира эль-Мотасадека приняла ислам, родила мужу сына и дочь и не в пример покорным мусульманским женам, высказывала свои мнения даже по политическим вопросам.

Повод к таким разговорам возникал часто, ибо ее муж был радикальным исламистом. Он считал, что все мировое зло исходит от США и Израиля. Когда же заходила речь о выборе конкретного места для применения их силы, будущие террористы терялись в догадках. Наконец, они остановили свой выбор на Чечне: вполне возможно, с подачи русской жены Мунира эль-Мотасадека.

Встреча в Дуйсбурге

Об этих переговорах и предположениях, проходящих в закрытом домашнем кругу до поры до времени известно не было. Скорее всего, тогда мимо внимания спецслужб прошла и судьбоносная встреча членов гамбургской мусульманской ячейки в одном из поездов Deutsche Bahn с неким Халидом Масри (Halid Masri). Случилось это в 1999 году. История в поезде отражена в докладе комиссии по расследованию обстоятельств терактов 11 сентября. Члены гамбургской ячейки поделились в разговоре с попутчиком своими планами относительно поездки в Чечню.

Халид Масри, разделяя стремления молодых мусульман, весьма скептически отнесся к идее поездки в Чечню: ведь попасть в этот мятежный регион России будет непросто. К тому же обычных боевиков там и без них хватает. А образованные мусульмане со знанием европейских языков и с европейскими паспортами могут найти себе гораздо лучшее применение. И посоветовал своим попутчикам обратиться к мавританскому бизнесмену Мохаммеду ульд Салахи (Mohammad Ould Salachi), что живет в Дуйсбурге.

Как рассказал позднее американскому следствию один из членов гамбургской ячейки Рамзи Биналшибх (Ramzi Binalshibh), господин Салахи радушно принял гостей-единоверцев. Относительно поездки в Чечню он повторил те же доводы, что и Халид Масри: молодым людям следует ехать в Афганистан, 90% территории которого контролируют талибы. По словам мавританского бизнесмена, лучшего места для того, чтобы начинающим борцам за веру набраться опыта, не найти.

Заговор набирает обороты

Через несколько месяцев, летом 2000 года, гамбургские исламисты, в том числе Мохаммед Атта и Мунир эль-Мотасадек, отправились в Пакистан, а оттуда перебрались в Афганистан. Впоследствии стало известно, что молодые люди встретились там с лидером «Аль-Каиды» Усамой бен Ладеном (Osama bin Laden) и остальными членами руководства группировки.

После возвращения из долгой отлучки Мохаммед Атта завел себе бороду, стал ходить в традиционных мусульманских одеждах, усердно молился в гамбургской мечети, которая называлась тогда «Аль-Кудс». Это не могло пройти незамеченным для немецких компетентных органов. В дело включились и спецслужбы других европейских стран. За перемещениями троицы был установлен надзор.

В конце 2000 года Мохаммед Атта, Валид аль-Шехри и Зияд Самир Джаррах заявили в гамбургской полиции о потере своих паспортов. Этим они хотели уничтожить следы своих предыдущих посещений Афганистана и других мусульманских стран. Получив новые паспорта, будущие пилоты-камикадзе попросили визы в американском посольстве. Получив визу, Мохаммед Атта взял напрокат машину в аэропорту Франкфурта и через неделю его след обнаружился в Праге. Согласно сведениям чешских спецслужб, Мохаммед Атта встречался в Праге с представителем иракской разведки. Из Праги, согласно документам, он вылетел в начале июня 2000 года в Ньюарк, а оттуда перебрался во Флориду.

После этого Атта еще раз возвращался в Гамбург, а его помощники летали в Лондон и Мадрид. В июле 2001 года на банковский счет Мохаммеда Атта поступило сначала 100 тысяч, а потом еще 50 тысяч долларов из банка в Объединенных Арабских Эмиратах. Всего, по оценкам правоохранительных органов, на подготовку терактов ушло не менее полумиллиона долларов. В середине августа в Лас-Вегасе состоялась первая встреча всех «мозгов» и был принят окончательный план действий. Все, что происходило дальше, свершалось на территории США.

Подозревали, но не знали

Еще до совершения теракта Федеральное ведомство уголовной полиции Германии предпринимало попытки пресечь подозрительную деятельность гамбургской мусульманской ячейки. В прокуратуру был отправлен доклад, в котором даже указывалось на возможность подготовки «подопечными» теракта в другой стране. Но та не нашла оснований для начала официального преследования будущих террористов-смертников. И действительно, кроме неясных подозрений, оперативники не смогли обнаружить какие-либо свидетельства противоправной деятельности.

Трагедия в США не повлияла на мышление немецких судей. «Борьба с терроризмом не может выглядеть дикой войной», – говорил на одном из процессов нынешний президент Верховного суда Германии (Bundesgerichtshof) Клаус Тольксдорф (Klaus Tolksdorf). Этими словами он пытался противопоставить позицию немецкого правосудия американским методам, суть которых кратко сформулировал шеф контртеррористического центра Центрального разведывательного управления Кофер Блэк (Cofer Black): «Пора снять шелковые рукавицы!».

«Русская Германия», Германия

Виктор Фишман