Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Я привык жить взаперти». Что известно о Чарльзе МэнсонеУтром 20 ноября в калифорнийской тюрьме умер Чарльз Мэнсон, один из самых известных преступников XX века, который создал секту, совершавшую убийства по его указанию
11 сентября 2011, источник: Газета.Ру, (новости источника)

Россия просит партнеров по G8 объяснить отмену тендеров в странах «арабской весны»

Россия просит страны-участницы «Довильского партнерства» объяснить, почему в странах «арабской весны» были отменены тендеры с участием российских компаний, потерявших около 40 проектов из-за политических потрясений, заявил замглавы Минфина России Сергей Сторчак.

Программа «Довильское партнерство» была запущена 26 — 27 мая на саммите «большой восьмерки» в Довиле для поддержки социально-экономических реформ в странах, переживших «арабскую весну». Первыми участниками партнерства стали Египет и Тунис. Ко встрече в Марселе в их число вошли Марокко и Иордания, «восьмерка» также пригласила к участию в программе новые власти Ливии.

«Дальнейшие усилия российских властей с точки зрения работы в регионе, оказания помощи странам региона будут зависеть от того, как будут восстанавливаться те небольшие позиции российского бизнеса, которые были сильно подорваны событиями», — сказал Сторчак по окончании заседания глав минфинов стран G8, посвященного программе «Довильского партнерства».

По его словам, которые приводит РИА «Новости», российские компании потеряли в регионе десятки проектов, в том числе по строительству дорог, возведению ТЭЦ, работам на шельфе по газу, по нефти, а также связанные с солнечными батареями.

«Главное, чтобы у наших предпринимателей было желание идти в регион. Важно, чтобы, если эти тендеры не будут возобновлены, нашим компаниям было объяснено, почему они не возобновляются», — заявил замглавы Минфина.

Ранее, например, новые власти Ливии делали противоречивые заявления относительно возможности продолжения российскими компаниями ведения бизнеса в этой стране. Так представители повстанцев говорили, что у них нет проблем с западными нефтяными компаниями, но есть «политические вопросы» к России. Москва, как известно, более осторожно относилась ко смене режима в Ливии, чем ряд западных стран.