Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 сентября 2011, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Китайцы завоевывают мир: скупят ли они весь Евросоюз?

Китайцы начали завоевывать мир. С 2000 года объем их заграничных инвестиций увеличился в 20 раз. Финансовый кризис 2008 года ускорил этот процесс. В этом нет ничего удивительного. В прошлом году 27 процентов экономического роста в мире пришлось на Поднебесную. Поначалу Китай скупал все, чего ему особенно не хватало: полезные ископаемые и пахотные земли. Потом настал момент, когда деньги потекли в ЕС.

Поначалу Китай скупал все, чего ему особенно не хватало: полезные ископаемые и пахотные земли. Он стремился предотвратить голод. Ведь как было Китаю, обладающему всего лишь 10 процентами сельскохозяйственных земель нашей планеты, прокормить население, оставляющее почти одну четверть мировой популяции? Сейчас в распоряжении китайцев находится более 30 миллионов гектаров земель за границей своей страны, в основном в Африке (это в два раза больше, чем площадь всех польских сельхозугодий, и вся территория нашей страны).

Избавители европейских банкротов

Потом настал момент, когда деньги потекли в ЕС: насколько до недавнего времени говорилось о европейских инвестициях в Китае, настолько сейчас все говорят о китайских инвестициях в Европе. В китайцах даже начали видеть избавителей погрязшего в проблемах Евросоюза. Когда в начале этого года китайский вице-премьер Ли Кэцян посетил Испанию, его сразу же нарекли новым Маршаллом. Его сравнивали с американским госсекретарем, экономический план которого помог поднять Европу из послевоенных руин. Почему? Ли намекнул, что «если бы каждый китаец купил бутылку оливкового масла и выпил несколько бокалов вина, испанское производство за ними бы не поспело».

Стоящие на краю банкротства европейцы с надеждой смотрят на Великую стену, потому что за последние шесть лет объем китайских инвестиций на Старом континенте увеличился более чем в шесть раз. Китайцы купили, в частности, автоконцерн MG Rover в Великобритании и шведский Volvo, норвежский химический концерн Elkem, французскую сеть магазинов парфюмерии Marionnaud или легендарный дом моды Cerruti. Они также пытались купить гиганта рынка продовольственной продукции Yoplait.

У них есть доли во многих европейских компаниях: британской Rio Tinto (горнодобывающая отрасль), Barclays (банковский сектор), Club Med (туризм). Аналитик американского консалтингового агентства Rhodium Group Тило Ханеманн (Thilo Hanemann) предсказывает, что до 2020 года китайцы инвестируют за границей более триллиона долларов. Все большая часть этих инвестиций будет попадать в развитые страны, в первую очередь в Европу.

Многое объясняется кризисом: каждого инвестора с толстым кошельком встречают с распростертыми объятиями, нет времени для разборчивости, стоимость многих компаний падает. Поэтому китайцам очень выгодно покупать в Европе. И это еще лишь начало экспансии. В конце прошлого года итальянский производитель кабелей из оптического волокна Prysmian заключил предварительный договор на покупку за миллиард долларов своего голландского конкурента Draka Holding. Когда итальянцы уже праздновали победу, как из-под земли появилась совершенно неизвестная фирма под названием Tianjin Xinmao. Китайцы перебили итальянское предложение, предложив 1,3 миллиарда долларов.

Технология в подарок

Итальянцы были потрясены, что деньги на покупку на самом деле исходят от китайского правительства (по законодательству ЕС европейские компании не могут пользоваться помощью правительства, что ставит их в заведомо проигрышное положение). Дополнительная и, пожалуй, самая существенная проблема была в том, что один из филиалов Draka Holding занимался производством кабелей, предназначенных для армии многих европейских стран, а также военного флота США. Итальянцы подняли шум, и китайцы при первой же возможности отказались от сделки. Предположим, что попытка покупки компании Draka была исключением, а 99 процентов китайских инвестиций в Европе имеют лишь экономический характер. Но это вовсе не решает проблемы.

Один, разумеется анонимный, брюссельский еврочиновник рассказывал недавно, как он был шокирован, когда делегация представителей Пекина начала встречу такими словами: «Вы, европейцы, думаете, что Евросоюз – это большая Швейцария. А на самом деле – это одна большая Греция». Невозможно более доходчивым образом показать, в чем состоит самая большая перемена в китайской политике: Китай уже не верит, что Европу, как и Америку, в ближайшем будущем ожидают светлые моменты. А ведь американский и европейский спрос на дешевые товары был раньше двигателем китайской экономики. Но этому пришел конец. Сейчас китайцам придется самим заняться развитием своей страны, а для этого нужны современные технологии. Но как их получить? Раньше они в худшем случае прибегали к экономическому шпионажу, а в лучшем – учились у западных компаний, входивших на их рынок. Сейчас наступил второй этап: китайцы покупают западные компании и получают таким образом не только технологии, но и известные в мире марки, а также сети дистрибуции на ранее недоступных для них рынках. Так как им не удалось создать ни одной настоящей международной корпорации, они пришли к выводу, что ее нужно купить.

Их цель – совершить ценой Европы большой модернизационный скачок. Хорошую формулировку дал этому недавно французский экономист Патрик Артю (Patrick Artus): «Сейчас мы продаем им аэробусы, но китайцы надеются, что в скором времени это мы будем покупать у них самолеты». Что тогда Европа сможет продавать Китаю кроме эксклюзивных часов и сумок Gucci или Prada?

Китайские ворота в Европу

В июне 2010 года китайцы подписали с греческим правительством договор, по которому они на 35 лет получили право пользования портом Пирей. Они собираются превратить его в крупнейший европейский порт с пропускной способностью больше порта в Роттердаме, главной задачей которого станет, разумеется, дистрибуция китайских товаров на континенте. В июне текущего года премьер-министр Вэнь Цзябао посетил Виктора Орбана (Viktor Orbán). Они пришли к договоренностям, что в Венгрии будет создан центр дистрибуции китайских товаров для Центральной и Восточной Европы (накануне визита венгерская полиция посетила живущих в Будапеште китайских и тибетских беженцев, отговаривая их от проведения манифестаций). Если еще недавно излюбленными целями китайских инвестиций в Европе были Германия и Великобритания, то сейчас уже 40 процентов средств идет в находящиеся под угрозой банкротства южные регионы ЕС, а также в Центральную и Восточную Европу. Китайцы скупают португальские, греческие, венгерские и испанские облигации. Официальное объяснение китайских властей звучит так: Китай заинтересован в сохранении евро. Это, конечно, правда: с того момента, как в Пекине поняли, что доллар, в который они инвестировали большую часть своих резервов, не бессмертен, они разрабатывают запасные планы, и инвестиции в евро – один из них.

Но это часть правды. Пекин боится, что tвропейцы, ужаснувшись увеличивающемуся контрасту между молниеносным темпом развития китайской экономики и перспективами рецессии в ЕС, прибегнут к радикальным шагам. Они, например, могут ограничить доступ Китая к европейским рынкам или начнут решительно требовать сделать курс юаня (сейчас сильно недооцененного) реальным, что нанесло бы сильный удар по китайскому экспорту. Для этого Китай использует нечто вроде предупреждающего маневра. История бурных отношений России с ЕС и так называемого «газового оружия», научила их, что больше всего можно добиться, предлагая выгодные сделки отдельным странам. Они знают, что в такой ситуации перспектива локальных выгод перевесит так называемую европейскую солидарность, в которую и так никто уже не верит.

В недавно опубликованном отчете Европейского совета по международным отношениям Франсуа Годман (François Godement) и Йонас Парелло-Плезнер (Jonas Parello-Plesner) предостерегают: «Опасность заключается в том, что прокитайское лобби в небольших государствах-членах ЕС будет становиться все сильнее». Иначе говоря, китайская экспансия будет способствовать усилению расхождений внутри Евросоюза.

Значит ли это, что уже вскоре нас ждет апокалипсический сценарий, когда китайцы будут по кусочкам прибирать к рукам Европу? Пока наверняка нет. В этом убеждает хотя бы история злополучной компании COVEC, которая должна была построить в Польше участок автострады. Неудача китайцев у нас никого не удивила, потому что вполне соответствовала польскому опыту в строительстве дорог. И мало кто обратил в Польше внимание, что когда COVEC получил контракт, многие европейские страны обуял страх: крупные игроки строительной отрасли решили, что их дни сочтены.

Школа экспансии

Но они забыли, с какими большими трудностями сталкиваются китайцы, пытаясь приспособиться к европейским реалиям. Так было, например, в истории с компанией Thomson — производителем телевизоров. В 2004 году ее купил китайский концерн TCL, но спустя пять лет и после смены шести директоров (которых отправили обратно в Пекин), компанию закрыли. Что привело к неудаче?

Китайцы были уверены, что, как и у них, законы существуют в основном на бумаге, а их интерпретацией занимается исключительно местный бонза. Они предлагали европейцам слишком низкие ставки, и почти никто не хотел с ними работать. У китайских менеджеров, в свою очередь, совсем не было международного опыта, а их стиль работы расходился с местным: они были деспотичны и хотели сами принимать обо всем решения. Они удивлялись, что работники возмущаются, когда их заставляют работать в выходные или участвовать в неурочном воскресном собрании. В Китае подобное предложение воспринималось бы как награда.

Короче говоря, осуществить экспансию в Европу китайцам пока мешает в основном их собственная неумелость. Сложно, однако, рассчитывать на то, что так будет всегда. Ведь известно, что китайцы быстро учатся.