Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 сентября 2011, источник: Росбалт

Украина: между олигархией и «люмпеном»

Болезненная обеспокоенность западных демократий судом и «посадкой» бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко в СИЗО отодвинула внимание общественности от более важных для миллионов украинцев экономических проблем,  разрешение которых напрямую касается не только каждого из них, но и будущего страны.

По большому счету, речь идет об экономической независимости Украины, которая  фактически остается только на бумаге. О ситуации и тенденциях в этой сфере «Росбалту» рассказал бывший депутат Верховной рады, автор первого национального учебника по экономике кандидат наук Виталий Мельничук.

— Виталий Григорьевич, вы являетесь одним из ведущих экспертов в сфере экономики Украины, к вашим прогнозам и советам прислушиваются не только рядовые граждане, но и «зубры» на политическом поле страны. Кто сегодня, по вашему мнению, больше всего влияет на экономическую составляющую жизни страны?

— Украинская экономика находится сегодня между двух полюсов. Решающее влияние на организацию всей жизни в стране оказывают две диаметрально противоположные по своему статусу и численности части населения. С одной стороны, это олигархи, владеющие большими капиталами и поэтому имеющие «контрольные» финансовые и политические возможности. С другой стороны, граждане с низким уровнем доходов (а таких большинство в стране) с их электоральным влиянием на фоне патернализма и популизма государственно-политической машины. Исходя из этого, вся экономика находится под мощнейшим влиянием двух этих доминант.

— Со дня независимости Украины прошло 20 лет, прежняя, советская система экономических координат, в которой тотально господствовала общественная собственность, канула в Лету. Что вы можете сказать о современной  экономической модели Украины?

— Скорее всего, это похоже на «дикий» капитализм самых худших образцов, когда происходит первоначальное накопление и бесконечное перераспределение той самой общественной собственности в пользу небольшой группки людей, сумевшей в постсоветском хаосе «прихватизировать» самые лакомые куски народной собственности. Впрочем, подобное происходит на всем пространстве бывшего СССР. И, как свидетельствует опыт, новоявленные олигархи пока что не хотят (или не могут?) использовать свое влияние на экономическую политику так, чтобы она была направлена на создание современной национальной экономики, где все слои населения чувствовали бы себя уверенно. Я говорю о рыночной экономике, построенной на эффективном использовании отечественных ресурсов, труда, капитала и национальных конкурентных преимуществ в интересах достойной жизни каждого. Сделать нечто подобное бедные, ориентированные на выживание низы не в состоянии. В конечном итоге, речь идет о реформировании всей экономической системы и создании современной  модели экономики.

— Недавно в одной из статей вы писали, что, по данным журнала Forbes, украинская экономика занимает четвертую позицию снизу – перед такими странами, как Мадагаскар, где 77% населения живет за чертой бедности. Неужели все так безнадежно?

— Да, это, увы, так. Конечно, украинская экономика как-то работает. Например, по результатам 2010 года 100 самых лучших по уровням доходов отечественных компаний – сюда входят предприятия  ключевых отраслей экономики – нефтехимии, металлургии, транспорта, торговли, финансов, пищевой промышленности, сельского хозяйства —  увеличили чистый доход почти на 25%. Следует отметить, что за 20 лет бизнес на микроуровне из года в год становится все более организованным и современным.

Однако если взять в целом всю нашу экономическую модель (макроуровень), то здесь отмечается низкая производительность труда и капитала, очень высокая энергоемкость и затратность, низкий уровень общей эффективности и инвестиционной деятельности. К этому прибавляются монополизм и недобросовестная конкуренция, зарегулированность и непомерное влияние чиновников, дикие, извращенные рыночные отношения. Плюс коррупция, плохое госуправление, слабое правовое регулирование и избирательное право.

Несмотря на то что некоторые украинские компании  добиваются  результатов европейского и даже мирового уровня (например, «Метинвест» входит в десятку самых крупных металлургических компаний мира), в общем Украина занимет самые низкие места в европейских и мировых рейтингах инвестиционной привлекательности, конкурентоспособности, условий ведения бизнеса, простоты уплаты налогов и т.д. Хотя при разумных подходах к созданию эффективной во всех смыслах экономической модели  страна, имея такое географическое положение и наполнение (в том числе человеческими и природными ресурсами), могла бы стать одним из лидеров по экономическим показателям в Европе.

— Одной из главных проблем постсоветских экономик, как известно, является непомерная поляризация населения, то есть неравномерное распределение доходов и сверхконцентрация капитала, что мешает движению вперед. Как в этом смысле выглядит Украина?

— Если в европейских странах соотношение доходов самых бедных и самых богатых граждан составляет 1 к 6, то в Украине, по данным ООН, этот разрыв достиг 1 к 30. И это, судя по всему, еще не предел. Поляризация общества продолжает расти, извращая экономические отношения и социальную сферу.

Активы ста самых богатых украинцев, по оценкам аналитиков журнала «Корреспондент», в 2010 году возросли по сранению с предыдущим годом с $66,5 млрд до 83 млрд. Это сопоставимо с 61% ВВП. При этом больше половины ресурсов из этой «золотой» сотни — 44,3 млрд —  сосредоточены всего в четырех (четырех!) семьях, динамика доходов которых растет значительно более высокими темпами, чем общий рост экономики и доходов большей части бизнеса и населения.

Кстати, по данным ООН, в 2010 году реальные доходы украинцев упали в среднем на 10%. Причем, в отличие от западных экономик, где самыми высокими темпами растут капиталы собственников компаний, связанных с информационными технологиями и производством  высокотехнологичной продукции, в Украине рекорднымии темпами множатся прибыли сырьевых магнатов. Это и есть зеркало неэффективной украинской экономики.

— Как живут нувориши, по сути присвоившие народное достояние республики, известно. Там все, как говорится, напоказ — дворцы, машины, яхты, заводы, пароходы и даже, увы, журналисты и политики, многих из которых новоявленные магнаты покупают сегодня, как рогатый скот. А как выживает простой народ?

— По данным Госкомстата, каждый пятый гражданин Украины получает сегодня месячный доход меньше прожиточного минимума, который считается официальной чертой бедности, – 911 гривен. Число тех, кому не хватает денег даже на еду, по данным социологов, за последние полгода выросло с 13,7% до 17,5%. Украинская семья тратит на питание почти 52% своих месячных доходов. И это самый высокий показатель в Европе. Там обеспеченными считаются семьи, которые тратят на питание не больше 20% своего бюджета. Например, в Люксембурге население в среднем отдает на эти цели 8,1% доходов, в Великобритании – 8,5%, Германии – 9,8%. Если сравнить со странами бывшего СССР, то молдавская семья тратит на продукты 41% своего бюджета, белорусская – 39%,  российская – 29%.

Количество украинцев, которые могут позволить себе покупать некоторые дорогие вещи (телевизор, холодильник), составляет сегодня всего 4,9%. На отдых и образование мы тратим соответственно 1,8% и 1,3% — денег нет. К тому же, в отличие от большинества стран мира, даже наличие работы в Украине не является гарантией хотя бы минимального достатка. Отличительная черта существующей модели экономики Украины – бедность среди работающих. В 79% домохозяйств, которые относятся к бедным, есть и работающие граждане.

— А как же средний класс, на котором в любой западной экономике все и держится? Ставку на средний класс делали большинство стран, которые добились успеха.

— В Украине фактически его нет. Или — критически мало. Такие граждане составляют не более 10-15% населения, и с каждым годом уровень снижается. Это связано с тем, что в стране тормозится развитие малого и среднего бизнеса. В Евросоюзе 60% национального ВВП обеспечивается именно за его счет.

В обществе, где превалирует население с нищенским уровнем доходов, постепенно формируются заниженные требования и ожидания касательно уровня жизни. Это приводит к пассивному восприятию окружающего мира. Отсюда, видимо, и парадокс украинского общества: средний класс здесь не имеет поддержки не только от олигархов, но и от «люмпена». Власть не хочет допустить в свои кабинеты думающих людей, а «люмпен» не принимает средний класс за своих. Видимо, власти еще предстоит осмыслить роль среднего класса как основы любой процветающей экономики и общества.

— Известно, что преодоление бедности, рост доходов населения напрямую зависят от производительности производства, которая потом отражается в темпах роста ВВП. Что с этим происходит сейчас и каковы в этом смысле перспективы страны?

— Производительность производства определяется уровнем технологического развития экономики страны. Но сегодня в основе экономики Украины – отрасли так называемого третьего технологического уклада, который в индустриально развитых странах сформировался еще в 1880-1930 годах (металлургия, добыча угля, химия, тяжелое и электротехническое машиностроение). Такой технологический уклад дает рост ВВП не более 3% в год. В то время как четвертый технологический уклад (производство  двигателей внутреннего сгорания, продуктов нефтехимии, радиоэлектроники, средств автоматизации, атомных реакторов, синтетических материалов) может давать рост ВВП до 20% в год, а пятый технологический уклад (високие инновационные технологии) – до 50% и выше.

Вот и получается, что при существующем уровне технологического развития страны существенно поднять производительность, а значит, и темпы ВВП, невозможно. Для этого необходима масштабная модернизация отраслей, которые «тащат» экономику вперед. Нужно стимулирование новых  перспективних отраслей, потому что сегодняшние локомотивы экономики – металлургия, химическая промышленность, сельское хозяйство — в принципе сделать этого не могут.

Однако здесь есть еще одна важная сторона медали. Резкий переход промышленных гигантов на новейшие технологии непременно вызвал бы социальный шок. Ведь при этом большая часть работников оказалась бы невостребованной. Особенно остро эта проблема возникла бы в моноиндустриальных городах, где такие предприятия являются бюджетообразующими, а также — главным источником  рабочих мест. В этой ситуации власть оказалась заложником собственников предприятий и «люмпена». И вынуждена идти на уступки магнатам, снижая цены на энергоносители, перевозки и т.д.

— А какой же выход их этой патовой ситуации?

— В мире есть немало примеров, когда власть бралась и решала эти проблемы, закрывая целые убыточные отрасли, взамен обучая людей новым профессиям, давая преференции новейшим разработкам и внедрениям. Консервация существующей структуры промышленности и экономической модели в Украине общественно опасна. Ведь с каждым годом страна теряет шанс догнать развитые страны. Приоритетная ориентация на металлургическую и химическую промышленность усиливает зависимость экономики от стоимости импортных энергоносителей — с одной стороны — и от спроса на внешних рынках – с другой. Мировой кризис 2008-2009 годов показал, что снижение на 60% экспорта металлургической промышленности и на 80% — химической критически уменьшило вливание иностранной валюты  в Украину и привело к падению ВВП на 15%. За этим последовало и снижение уровня жизни граждан.

— Когда, с вашей точки зрения, в Украине произойдет «смычка» интересов большого бизнеса, в значительной стрепени воспроизводящего нравы «дикого» американского капитализма начала ХХ столетия, среднего и малого? Ведь только такое «купажирование» может привести к переменам к лучшему и в экономике, и в обществе вцелом. Другими словами, когда олигархи уже «наедятся» и подумают о стране и людях? Или это из сферы фантастики?

— Конечно, большой бизнес имеет свои большие интересы, которые должны заключаться в экономическом развитии страны и капитализации своих активов. Но пока существует все еще нераспределенный, но намеченный для этого общественный ресурс (земля, предприятия, значительные бюджетные фонды и т.д.), за которым выстраивается очередь к нынешней государственно-политической номенклатуре, для олигархического бизнеса остается выгодной существующая сегодня система коррупции и взяток. Но когда этот «ничейный» ресурс закончится, интересы большого бизнеса и номенклатуры разойдутся. Ему нужны будут другие союзники. И таким может реально стать средний класс. Если, конечно, к тому времени он не исчезнет окончательно.

В общем, вывод такой: при нынешней олигархично-"люмпенской" экономической модели  Украина не имеет будущего. И шансы страны попасть в число государств с развитой экономикой и  высоким уровнем жизни граждан зависят от смены этой модели. А смена модели – от политической воли власти.

Беседовала Алла Ярошинская