Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 сентября 2011, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Латвийский бизнес вкладывается в советскую ностальгию

Опасения по поводу новой волны кризиса заставляют бизнес в ряде стран искать новые маркетинговые ходы и рынки сбыта. Например, на полках латвийских магазинов появились продукты в знакомой еще с советских времен упаковке. А иностранцам, которые хотят купить недвижимость в стране, теперь не надо заботиться ни о визах, ни о транспорте.

Динамик содрогается: хорошо слышно должно быть всем обитателям коровника. Под куплеты российской группы «Градусы» латвийские буренки наращивают обороты продаж: музыка повышает надои. Молочный комбинат «Даугава» в 100 километрах от Риги.

Небольшой городок Серене, йогурт и сметана из которого пользуются большой популярностью. Свои луга, свои коровы – натуральный продукт, который латвийцы любят. Даже письма писали в поддержку предприятия, когда кредиторы в разгар кризиса просили разом вернуть многомиллионную ссуду. «Даугаве» удалось выплыть.

В маленьких магазинчиках они торгуют молоком и ностальгией: на полках – стеклянные бутылки с блестящими крышечками и бело-синие пакеты, где с обратной стороны надписи на латышском «piens», появилось русское – «молоко».

Стратегия развития «Даугавы» кажется несколько революционной в этот период времени, когда производители свою продукцию пытаются разместить в супермаркетах. Конечно, производитель должен быть очень смел и уверен в своем продукте, чтобы развивать свою сеть магазинов. Мы пытаемся подстроиться под то, что покупатель действительно хочет получить", — рассказывает представитель по развитию бизнеса DK Daugava Илзе Лапиня.

Разница, например, и в том, что надпись на упаковке и на русском, и на латышском языке, чтобы нравиться и русскоговорящим покупателям. Возможно, это в значительной мере ностальгия, и эти маленькие магазинчики – покупатели ищут личный подход!

За 20 лет независимости в Латвии почти не осталось своего производства. И сервис теперь – в основном из-за рубежа. Скандинавские банки, продукты, одежда – из сетевых магазинов с иностранным капиталом: норвежским, финским и даже литовским.

Когда созданного в советские годы производства не стало, а многим начинающим латвийским бизнесменам разрушил планы экономический кризис, оказалось, воспоминания – тоже беспроигрышный товар. Особенно если ностальгия помогает продавать не только упаковки с молоком, но и элитную недвижимость.

Вот терраса 145 метров – красивые хорошие насаждения, вид на парк. Здесь еще сосны, близко море, и название: Юрмала – бывшая всесоюзная здравница, которую знали и по которой скучали.

«Вы знаете, что Юрмала – это 33 километра белых пляжей, с белым песком, сосновым лесом, и ценность Юрмалы в том, что морские ионы, смешиваясь с сосновым хвойным запахом, образует очень полезные качества», — рассказывает президент компании Interhaus Александр Башарин.

Александр – глава строительной фирмы, специализируются на элитном жилье. Его слова – почти пересказ рекламного буклета, который, как и объявления о продаже, – всё чаще на русском языке: в остальной Европе Юрмалу почти не знают. Простым же латвийцам эти квартиры редко по карману: квадратный метр – от трех тысяч евро и выше.

— Отделка? Ну, отделка, какую захотите – кто-то хочет золотые унитазы, а кто-то более простую отделку: там Bosch, Villeroy&Boch…

Но золотые унитазы больше не в моде. Интерьеры в светлых тонах, пол из дубовой доски, кораблик с янтарем на полке и камин с уложенными рядом дровами – всё, чтобы чувствовать себя как дома, даже если хозяин появляется здесь всего на несколько недель в году. Покупка квартиры теперь дает право получить вид на жительство в Латвии, то есть в Евросоюзе, если сделка превысила 100 тысяч латов – примерно 200 тысяч долларов.

«Мы всегда сопровождаем, чтобы человек, купивший квартиру у нас, всегда комфортно себя чувствовал, не имел каких-то проблем, включая вид на жительство, — рассказывает Александр Башарин. — Также все передвижения – скажем, покупка автомашины, билеты, заказ билетов, его размещение в гостиницах и так далее».

Такая забота – теперь тоже часть бизнеса, потому что вклад в латвийскую экономику, который приносит распродажа недвижимости, огромен.

«В деньгах можно сказать, с июля 2010 года, когда были приняты поправки к иммиграционному закону, до середины этого года – общий объем инвестиций в недвижимость составил около 38 миллионов латов, это около 77-78 миллионов долларов! – приводит статистику член правления латвийской ассоциации недвижимости Lanida, председатель правления компании по недвижимости Langes Pils Андрей Валтерс. — Для такой небольшой страны, как Латвия, и принимая то, что эти инвестиции пошли, в первую очередь, в квартиры бизнес-класса в Риге и в Юрмале, это довольно большая сумма!»

При ВВП республики в 42 миллиарда долларов – цифра, действительно, большая. Учитывая, что в латвийской провинции квартиры, готовы отдать за бесценок, но спроса нет.

«В ряде регионов предложение значительно превышает спрос – рынок очень малоактивен, кол-во сделок очень невелико, поэтому я вполне допускаю такие варианты, когда и квартиры сдаются за коммунальные платежи – лишь бы только окупить содержание такой квартиры», — говорит Андрей Валтерс. Еще несколько лет назад строители были одни из самых высокооплачиваемых специалистов в Латвии. Цены на их услуги росли, как на аукционе, – кто больше даст.

— Началось. Какой-то такой праздник денег – не знаю, как это назвать! Приезжали какие-то люди, которые по определению не могли иметь таких денег, но они тратили колоссально!

Юрий сам руководит компанией и объекты объезжает сам. Клиентам приятно, и объектов теперь немного: крупные приостановлены. Его фирма занимается установкой вентиляционных систем: таких, как они, на рынке раньше было больше ста – осталось около тридцати. Остальные обанкротились. И не все случайно.

«Многие мои знакомые, как они начинали строительную деятельность, они покупали землю, покупали какие-то объекты недвижимости, набирали какие-то бригады каких-то там странных исполнителей, делали свои объекты, потому что был спрос, — вспоминает Юрий Добриян. — И в итоге, получив какой-то первоначальный опыт, они начинали развивать свой бизнес дальше. Во время кризиса фактически они массово выгоняли людей на улицу, зачастую они не отдавали кредиты банкам, которые набирали на покупку техники, потом искусственно банкротили бизнес и уходили в тину».

Сейчас многие пытаются начать всё сначала. Но не хватает ни денег, ни репутации.

«Есть даже такая проблема, что у людей есть деньги, и они боятся их потерять, — продолжает Юрий. — В связи с новыми тенденциями они стремятся вложить их в какие-то реальные объекты. Потому что все боятся, что произойдет какая-то реальная девальвация, и все их накопления обесценятся».

Трудности – даже с определением: как не прогадать в выборе «реального объекта». И пока латвийцы продолжают любить свои, но потреблять чаще – импортные товары. И строят у себя – пока на экспорт.