Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 апреля 2012, источник: РИА Новости, (новости источника)

Два года исполняется со дня подписания РФ и США нового договора по СНВ

МОСКВА, 8 апр — РИА Новости, Елизавета Исакова. В воскресенье исполняется два года с момента подписания президентами РФ и США нового Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений — СНВ-3

Мир, дружба, СНВ

Договор СНВ-3 был подписан в Праге 8 апреля 2010 года и вступил в силу 5 февраля 2011 года. Срок его действия — десять лет с возможной пролонгацией по взаимной договоренности сторон на 5 лет. Документом предусмотрено сокращение ядерных боезарядов до 1,55 тысячи единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжёлых бомбардировщиков — до 700 единиц. Таким образом, договор позволяет установить число ядерных арсеналов Соединенных Штатов и России на самом низком уровне с 1950-х годов.

Москва и Вашингтон считают СНВ одним из наиболее значимых достижений политики «перезагрузки». В январе 2011 года глава российского МИД Сергей Лавров даже назвал документ «золотым стандартом достижения договоренностей в военно-политическом измерении международных отношений». В США чуть менее изобретательны в формулировках и делают упор в основном на тот факт, что новый СНВ снизит риски принятия решения, основанного на неверной оценке стратегического потенциала другой стороны.

Стоит отметить, что предыдущий Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений истек еще в декабре 2009 года. Тогда в течение нескольких месяцев весь мир, затаив дыхание, готовился если не к началу ядерной войны, то, как минимум, к жесткому противостоянию двух великих держав. Однако этого не случилось. Россия и США не только не передрались, отстаивая свои интересы, но и заключили новый договор фактически в беспрецедентно короткие, как указывали сами дипломаты, сроки.

Но полностью проблем избежать все же не удалось. Взять хотя бы зафиксированную в СНВ-3 увязку между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями, на которой настаивала Москва. Российские эксперты, которые в последние месяцы буквально жили в Женеве, где проходили переговорные раунды, до последнего отстаивали необходимость включения этой взаимосвязи в текст нового документа. США, наоборот, продолжали говорить о том, что наступательное и оборонительное вооружение — это две разные и лишь опосредованно связанные темы.

В результате в тексте СНВ-3 упомянута связь между наступательными и оборонительными вооружениями, однако эта формулировка не имеет обязательного характера. Именно поэтому, уже после подписания договора, Россия выступила с особым заявлением, в котором подчеркнула, что новое соглашение «может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки».

Более того, Москва дополнительно указала и на возможность своего выхода из СНВ-3 в случае, «если количественное и качественное наращивание потенциала стратегической противоракетной обороны США начнет оказывать существенное влияние на эффективность российских стратегических ядерных сил».

В Вашингтоне же подчеркнули, что взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями никак не ограничивает американскую программу противоракетной обороны (ПРО), а также отметили необходимость дальнейших ограничений и сокращений ядерных вооружений, в том числе, нестратегических.

Столь категоричные заявления, а также поступающие из ряда европейских, а теперь уже и ближневосточных стран сообщения о готовности разместить на своей территории элементы третьего позиционного района ПРО США привели к тому, что в ноябре 2011 года РФ заявила о возможности своего выхода из СНВ-3, если США и их союзники по НАТО не будут принимать в расчет позицию Москвы относительно ПРО. А для верности РФ разместит в Калининградской области, у европейских границ, ракетные комплексы «Искандер», которые обеспечат поражение системы ЕвроПРО в случае нападения.

В Вашингтоне без радости восприняли подобные новости, тем не менее подчеркнув, что не намерены менять свои планы стрительства противоракетной обороны и не будут вводить каких-либо ограничений на проекты развития ПРО.

Спасли мир?

Не секрет, что обмен ратификационными грамотами по новому СНВ-3 между главой российского МИД Сергеем Лавровым и госсекретарем США Хиллари Клинтон с большим успехом состоялся в начале февраля 2011 года, во время очередной Мюнхенской конференции по безопасности. В знаменитой гостинице Байериш Хоф, под овации зала, дипломаты продемонстрировали международному сообществу, как на самом деле могут договариваться профессионалы.

Но получили ли Россия и США хоть какую-то выгоду, кроме морального удовлетворения, за год действия договора? И действительно ли в результате подписания документа Москве и Вашингтону удалось спасти мир от ядерной угрозы, как об этом говорили некоторые эксперты?

В теории, договор СНВ-3, как и действовавший ранее советско-американский договор СНВ-1 от 1991 года, предписывает сторонам обмениваться и регулярно обновлять данные о своих стратегических силах и оповещать друг друга по определенным изменениям их состава, структуры и дислокации. Стороны должны сообщать друг другу обо всех передвижениях или изменениях состояния существующих стратегических ядерных вооружений и средств доставки.

На практике же за два года действия нового СНВ-3, по подсчетам госдепа США, стороны успели 1,8 тысячи раз уведомить друг друга о перемещении ядерных вооружений или единиц техники, способных их нести.

В соответствии с положениями договора, страны также предоставили друг другу данные о стратегических наступательных вооружениях, в том числе и географические координаты шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (с точностью до геофизической минуты).

Каждые шесть месяцев РФ и США обменивались полными данными о запасах ядерных вооружений, что дало возможность проверять их местоположение. Такие полугодовые обмены информацией, наравне с уведомлениями, позволили сторонам создать «живую базу данных» и в постоянном режиме отслеживать ядерные арсеналы друг друга.

Также, по данным минобороны РФ, в рамказ СНВ-3 проводились инспекции на базах межконтинентальных баллистических ракет, базах подводных лодок, авиационных базах и, кроме того — на базах складского хранения баллистических ракет, местах их погрузки, ремонта, испытательных полигонах.

Эксперты уверяют, что наибольшую выгоду от договора получила Россия, у которой развернутых ядерных боезарядов и средств их доставки меньше, чем предусмотрено пороговыми значениями СНВ-3. В итоге Москве еще надо будет нарастить их количество, тогда как от США соглашение потребовало сокращения своих запасов ядерного оружия.

«Кому он больше выгоден? Тут ответ простой, давайте себе вообразим ситуацию: вот мы установили рубежи по количеству носителей, по количеству боезарядов и стараемся достичь этих рубежей. Потому что у нас ракетный потенциал по срокам гарантийным, учитывая количество ракетных комплексов, нуждается в замене. Возможности промышленности по производству новых комплексов ограничены. Мы с определенными трудностями выходим на те потолки, которые предусмотрены. У американцев таких трудностей нет. Они могут иметь ядерного оружия столько, сколько им в голову взбредет, что называется. Тем не менее, они подписали с нами договор, который накладывает определенные ограничения… поэтому, кому он больше выгоден, по-моему, очевидно», — говорит Павел Золотарев, заместитель директора Института США и Канады.

Эксперт однако уверен, что СНВ-3 все же играет не последнюю роль в международной политике и «главное достижение и значение этого договора не в том, что он снижает какие-то риски между Россией и США — угрозы ядерной войны давным-давно между нами не существует».

«Самая главная проблема, которая и для Америки, и для России актуальна, как и для других государств, — это проблема противодействия распространению ядерного оружия, выполнения Договора о нераспространении ядерного оружия. И если Россия и США не будут двигаться по пути сокращения своих ядерных арсеналов, решить задачу, как удержать другие государства от стремления обладать этим видом оружия будет крайне сложно», — отмечает Золотарев.

По его словам, свою реальную значимость СНВ-3 имеет именно в сфере противодействия распространению ядерного оружия.

В свою очередь, его коллега Виктор Кременюк полагает, что новый договор выгоден как Москве, так и Вашингтону.

«Этот договор в наших интересах, он нам нужен, как и американцам нужен. Это один из немногочисленных вопросов, в которых у нас абсолютно одинаковые и интересы, и позиции», — сказал эксперт.

Он отметил, что в настоящий момент в отношениях РФ и США в действительности мало серьезных достижений. По словам Кременюка, переговоры по ПРО закончились ничем, «мы сотрудничаем по Афганистану, по Ирану сотрудничество не наладилось, по Ливии мы сотрудничали, по Сирии не сотрудничаем».

«Такая смешанная ситуация, которую успехом не назовешь, — говорит аналитик. Кроме того, страны слабо продвинулись в сфере передачи технологий, торговли, до сих пор не отменена поправка Джексона-Вэника, несмотря на то, что Россия планирует вступить во Всемирную торговую организацию к концу этого года. На этом фоне подписание и ратификация СНВ-3 выглядит реальным успехом, отмечает он.

“Нам СНВ-3 позволяет пока еще иметь ядерные вооружения, поскольку наши вооружения обычные слабы, армейская реформа тянется, и поэтому чтобы подкрепить какие-то наши предупреждения в адрес возможных противников, что мы применим силу, нам нужен пока еще ядерный фактор. Американцам, наоборот, нужен для того, чтобы попробовать начать осуществление обамовской концепции безъядерного мира”, — разъясняет Виктор Кременюк.

Так что же в остатке? В английском языке есть хитрое слово frenemу, который на русский можно перевести как “закадычный враг”. То, что нашим странам два года назад все же удалось заключить столь масштабный договор как СНВ-3, безусловно, останется успехом президентства Дмитрия Медведева и Барака Обамы. Отчасти, это позволило нашим странам сохранить дружественные отношения. Однако, тот факт, что даже ратифицировав документ, стороны так и не смогли достичь реального согласия, лишь указывает на то, что Россия и США пока еще остаются друг для друга “закадычными врагами”.