Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 апреля 2012, источник: РАПСИ, (новости источника)

Штраф за педофилию

Законодательное собрание Новосибирской области внесло на рассмотрение Госдумы законопроект об административных штрафах за пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Тем самым российские депутаты предприняли попытку приравнять публичное признание в нетрадиционной ориентации к педофилии.

Поскольку определения понятия «гомосексуальная пропаганда» в российских законах и правовой практике не существует, единственным практическим содержанием законопроекта является понижение ранга уголовного преследования педофилов. После его принятия наказание растлителя малолетних, при необходимости, вполне официально можно будет низвести к небольшому штрафу.

Проект спасения педофилов

Инициаторы законопроекта поясняют, что под пропагандой гомосексуализма подразумевается развращение молодежи. Меж тем, развратные действия без применения насилия в отношении несовершеннолетних регламентированы статьей 135 УК РФ. Действующая статья предусматривает возможность лишения свободы на срок до 3 лет. Вместо этого депутаты предлагают штрафовать частное лицо на 4-5 тысяч рублей.

Тем самым, серьезное уголовное преступление (педофилия) уравнивается с сексуальной ориентацией (гомосексуализм). Вряд ли этот странный жест можно объяснить простым невежеством авторов законопроекта. Результаты многочисленных научных исследований на эту тему слишком широко известны и не оставляют никакого пространства для альтернативных трактовок. 

Николас Грот и Джин Бирнбаум в 1978 году исследовали 175 педофилов. Выяснилось, что 47% из них имели «сексуальную зацикленность на детях независимо от их пола», 40% классифицировались как люди с «регрессивной гетеросексуальностью», 13 % — с «регрессивной бисексуальностью». Никто из испытуемых не имел исключительно гомосексуальную ориентацию.

Спустя 16 лет (в течение которых в США гомосексуализм был легализован, деятельность ЛГБТ-движений получила государственную поддержку, люди нетрадиционной ориентации получили доступ к формированию школьных программ), Карол Дженни в 1994 году обнаружила, что из 269 случаев растления малолетних только двое насильников являлись геем или лесбиянкой (менее 1 %).

Возможно, преступники просто успешно скрывали свою сексуальную ориентацию, не желая отягощать свою вину. Однако объективное научное исследование методом пенильной плетизмографии (измерения давления крови в половых органах), проведенное Фройндом в 1989 году, зафиксировало отсутствие значительной разницы между реакциями групп гомосексуальных и гетеросексуальных мужчин на демонстрацию им эротических и нейтральных фото и аудиоматериалов с участием детей.

Тем самым, несмотря на большую разницу во времени проведения экспериментов и выборе методов, результаты их практически идентичны. Никакой связи между гомосексуализмом и педофилией ученые не обнаружили.

Таким образом, увязать «пропаганду гомосексуализма» и педофилию в одном законе не представляется возможным. Одно понятие может служить только критерием (показывать масштаб проблемы) для другого: либо геев предлагается наказывать как педофилов, либо наоборот.

Поскольку ужесточать репрессии в отношении сексуальных меньшинств в России больше невозможно (сегодня у гомосексуалистов нет таких прав, которых их можно лишить после принятия законопроекта), единственным актуальным моментом в формулировке законопроекта о запрете гомопропаганды остается статус педофилов. Очевидно, что после принятия этой инициативы ничего не изменится, кроме того, что у статьи 135 УК РФ появится копия.

В этой связи надо отдавать себе отчет в одной простой вещи: дублирование законов фактически легализует избирательность их трактовки.

Геи – орудие коррупционеров

Впрочем, внимательное изучение текста законопроекта позволяет обнаружить в нем не только инструменты для избирательного правосудия, но и орудие, развязывающее руки правоохранительным органам.

Не секрет, что некоторые представители силовых органов у нас предпочитают исключительно творчески трактовать статьи Уголовного кодекса. Примером тому могут служить и произвольные аресты по «экономическим» статьям, с последующим требованием выкупа или отступных. А злополучная статья 282 УК РФ стала и вовсе настоящим экстремизмом для российской правовой культуры, подорвав в обществе доверие к законам и правоохранителям.

Однако у всех этих статей, с точки зрения коррупционеров, один существенный недостаток: Уголовным кодексом по ним предусмотрено слишком суровое наказание, что привлекает к делам внимание СМИ и общественности. В результате чего процесс вымогательства приобретает излишний резонанс. Иногда пострадавший и вовсе получает совершенно неожиданную поддержку масс. 

В этой ситуации введение штрафа за «пропаганду гомосексуализма» выглядит идеальным решением. Распространенность гомонегативистских настроений в обществе снимает угрозу симпатии к обвиненному, а также приплюсовывает к таксе официального штрафа неограниченные компенсации правоохранителям за неразглашение обвинения.

Напомним, аналогичная по содержанию 121-ая статья УК в СССР как раз служила запугиванием для несговорчивых (зачастую – диссидентов и других инакомыслящих). По прямому назначению она использовалась менее чем в 5% случаев.

Найти иную трактовку для инициативы борьбы с гомосексуальной пропагандой сложно. Ведь даже если принять всерьез тезисы об угрозе нравственности и детской психике, то сложно не заметить, что запрет на оную пропаганду уже успешно регулируется действующими законами (например, статья 242 УК РФ предусматривает до двух лет лишения свободы за распространение порнографии). Примером российским борцам с угрозой экспансии сексменьшинств здесь может послужить Китай, где гомосексуалистов долгое время судили по статье «хулиганство» (пока она не была отменена в 1997 году).

Если же вдруг наши законодатели возжелают воспользоваться современными правовыми практиками, то вполне подходящим к российским условиям (в т.ч. и требованиям о защите детской нравственности) выглядит японский опыт. Там нет запрета на «гомосексуальную пропаганду» — наоборот, права сексменьшинств защищены государством. Однако возраст согласия в гомосексуальных отношениях в Японии выше, чем в гетеросексуальных. Тем самым расширяются возможности обвинения сексменьшинств в педофилии, что сводит на нет потенциальный эффект от любой пропаганды.

Стоит обратить внимание, что все имеющиеся проекты российских депутатов заточены под максимальную огласку вопроса сексуальной ориентации правонарушителей, а не на решение сути проблемы. Т.е. избираются пути не наиболее эффективной борьбы с преступлениями (изнасилованиями, растлением) как таковыми, а стигматизации преступников. Не предотвращение преступления (как в Японии), не устранения преступника любыми подручными средствами (как в Китае), а его (преступника) публичное опозоривание, скандализация – т.е. наши законопроекты уже на стадии написания предусматривают создание всех условий для шантажа обвиняемого. 

Что изменилось?

Особого внимания заслуживает участие России в мировой динамике принятий и запретов антигомосексуальных законов.

Депутат Александр Чуев четырежды вносил на рассмотрение Государственной Думы законопроект о наказании за пропаганду гомосексуализма (15 сентября 2003 года, 20 мая 2004 года, 2 мая 2006 года, 8 мая 2009 года). Обвиняемым в «публичной демонстрации гомосексуального образа жизни и гомосексуальной ориентации» грозил запрет на работу в учебных заведениях, армии и колониях.

Все четыре раза Госдума отклоняла законопроект, сославшись на противоречие Конституции. Три года назад чуевское детище получило негативные отзывы от правительства и профильных комитетов. Теперь же его клон принят в Рязанской, Архангельской, Костромской областях, в Санкт-Петербурге и вызвал небывалый интерес в новой Госдуме.

Что могло измениться за такой короткий срок? Попробуем найти ответ на этот вопрос в исторических аналогиях.

В пятидесятые годы прошлого века председатель сенатской комиссии по расследованиям Джозеф Маккарти и его помощник Рой Кон развернули в США кампанию по устранению шпионов из государственных органов и общественных организаций. Подозрения в шпионаже пали на коммунистов и гомосексуалистов.

Американские СМИ писали тогда, что коммунисты пропагандируют «сексуальные извращения» среди молодежи США с целью ослабить и морально разложить страну. Сами же гомосексуалисты «вербуют» в свои ряды психологически слабых людей, а своей целью ставят свержение правительства". Некоторые исследователи считают, что численность преследуемых за гомосексуальность в те годы превышало количество обвиненных в причастности к коммунистам.

Через тридцать лет после «охоты на ведьм» выяснилось, что некоторые члены комиссии Маккарти были гомосексуалами, а Рой Кон в восьмидесятые годы открыто жил со своим партнером и скончался от СПИДа в 1986 году.

В следующий раз борьба с сексуальными меньшинствами была подана не как правительственная идея, а в качестве инициативы снизу, требования простых граждан (по факту, vox populi представлял собой баптистскую агитацию). В 1977 году в США была отменена поправка в законе округа Майами-Дейд штата Флорида о недопущении дискриминации на рабочих местах по признаку сексуальной ориентации.

Кампания проходила под лозунгом: «Спасите наших детей». Несмотря на отсутствие каких-либо доказательств угрозы, 69% жителей проголосовали на референдуме за отмену поправки.

Сразу после этого сенатор штата Калифорния Джон Бригс, намеревавшийся стать губернатором Калифорнии  в 1978 году, подготовил законопроект, который запрещал геям и лесбиянкам преподавать в государственных школах во всей Калифорнии. При этом журналисту Рэнди Шилтсу Бриггс признался, что ничего против геев не имеет: «Это – политика. Только политика». Спустя десять лет, после завершения политической карьеры бенефициантов проекта, действие поправок было возобновлено.

Похожая история повторилась спустя 30 лет в Британии, где была принята поправка Параграф 28 в законе о местном самоуправлении, который гласил, что ни один местный орган власти «не должен умышленно пропагандировать гомосексуальность или публиковать материалы с целью такой пропаганды». По этому закону так и не было возбуждено ни одного уголовного дела. В 2003 году он был полностью отменен.

После чего глава консервативной партии Франсис Мод, голосовавший за «Параграф 28», признался сайту Pinknews.co.uk, что принятие этого закона «было совершенно неправильным с моральной точки зрения».

Бандиты-патриоты

Естественно, американский закон также не имел никакой практической силы. Однако этот сиюминутный политический финт крайне негативно сказался на психическом состоянии общества. Число преступлений на почве ненависти за короткий срок существенно выросло в обеих этих странах.

Даже без принятия законопроекта (каждые 2-3 года всплывающего у нас в поле общественного внимания) схожий эффект можно обнаружить и в России. Сразу после объявления намерений новосибирских депутатов в Москве были арестованы двое бандитов, сознавшихся в серийных убийствах геев: четыре жертвы за неделю. Они признались, что совершали преступления на почве ненависти к меньшинствам.

Что характерно, Александр Босых (помощник зампредседателя правительства РФ) в своем блоге фактически предложил людям, поддерживающим антигомосексуальный законопроект следовать примеру арестованных бандитов. «И если бы они и дальше продолжили убивать п***сов — я был бы против их осуждения. Они мой город делают чище». Он предлагает ввести институт «общественного осуждения» подобный средневековому отлучению от церкви: «список людей, которых общество не будет поддерживать в беде».

Симптоматично, что предложение помощника высокопоставленного депутата относится к гомосексуалистам (любым, не «пропагандистам»), а не разжигателям ненависти.

Вполне вероятно инициированная депутатами шумиха в СМИ при поддержке таких вот «патриотов» институализируется в явление, подобное перестроечному (когда впервые в нашей стране права гомосексуалистов стали широко обсуждаться) «ремонту». Четверть века назад группы «ремонтников» также «защищали» традиционные ценности, нападая на всех подозрительных (странно одетых, с серьгой в ухе).

Эту волну хулиганской активности оседлали профи криминального мира, которые начали специализироваться на грабеже геев (благодаря чему зачастую обретали негласную поддержку даже со стороны милиции и следствия). Впоследствии они начали грабить обычных богатых людей, постфактум называя их геями.

Схожая тенденция сегодня просматривается в городах, официально заявивших о борьбе с «извращенцами». В Санкт-Петербурге, где запрет на «гомосексуальную пропаганду» уже действует, недавно была разгромлена выставка ЛГБТ-художников. Четверо неизвестных ударили девушку, придушили ее газовым баллончиком, а потом уничтожили все экспонаты. Вероятно, их действия будут расценены как пример правоприменения новой нормы закона.

Игра на опережение

Именно в этом, вероятно, и заключается главный смысл широкого обсуждения законопроекта о запрете «гомосексуальной пропаганды». Даже если он так и не будет принят на федеральном уровне, одну из главных своих задач его инициаторы уже выполнили: широкое обсуждение угрозы растления детей гомосексуалистами не оставило места в повестке дня для обсуждения закона о запрете пропаганды ненависти в отношении сексуальных меньшинств.

А вопрос этот в цивилизованном мире крайне актуален.

9 февраля 2012 года ЕСПЧ вынес первый вердикт по вопросу законности судебного преследования за пропаганду гомофобии. Дело касалось обжалования осуждения Верховным Судом Швеции четырех мужчин, распространявших листовки гомофобного содержания в одной из школ.
Символично, что их листовки носили заголовок «Гомопропаганда» (Homosexpropaganda). В частности, в них говорилось: «Организации гомосексуального лобби пытаются умалять педофилию и говорят, что это сексуальное отклонение должно быть легализовано».

ЕСПЧ постановил, что судебное преследование людей, распространяющих оскорбительные материалы в отношении сексменьшинств, является законным. Дискриминация по признаку сексуальной ориентации является столь же серьезной, как и дискриминация по признаку расы или этнической принадлежности (возможно, в том числе, и из-за поощряемой властями нетерпимости к гомосексуалистам у нас и процветает национализм?).

По российскому законодательству пропаганда ненависти к социальной группе является нарушением закона. Ответственность за это установлена ст. 136 и ст. 282 УК РФ. Однако о случаях наказания в России за разжигание ненависти к гомосексуалистам ничего не известно.

Проявляя снисхождение к пропаганде ненависти по отношению к одной социальной группе, мы тем самым легализуем ксенофобию как институт.

Справедливости ради, надо признать, что инициатива новосибирских депутатов не является совсем уж беспрецедентной в современном мире. Есть несколько стран, где запрет на «пропаганду гомосексуализма» вполне гармонично ложится в местную специфическую правовую практику. Все они сконцентрированы в Африке и Арабском мире.

Например, 21 мая 2010 гей-пара из Малави была приговорена к 14 годам лишения свободы и каторге по обвинению в том, что провела свадебную церемонию. По сообщению BBC, судья Ньяквава Усива-Усива сказал мужчинам: «Я выношу вам столь суровый приговор для того, чтобы защитить общество от таких людей как вы, чтобы никто не испытывал желания подражать вашему кошмарному примеру».