Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 апреля 2012, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Елена Мизулина: ювенальная юстиция не избавит от детской преступности

Депутаты Госдумы готовят законопроект о снижении минимального возраста уголовного наказания – с 14 лет до 12. Споры вокруг этой инициативы все сильнее: одни говорят, что 12-летние подростки еще не ведают, что творят, другие – что нельзя оставлять жестокость безнаказанной, даже если ее проявляют дети.

Этот вопрос вновь привлек к себе внимание из-за происшествия в Калининградской области. Там две 14-летние жительницы города Гусева жестоко избили свою сверстницу и выложили видеозапись сцены насилия в Интернет. Жители города потребовали по всей строгости закона наказать школьниц.

Что делать с малолетними преступниками в ситуации, когда ювенальная юстиция в стране только начинает развиваться? Этот вопрос ведущие «Утра России» обсудили с главой комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Еленой Мизулиной.

По мнению депутата, ювенальная юстиция этих проблем не решит. «Я противник ювенальной юстиции в том виде, в котором у нас ее пытаются навязать, – заявила она. – Я сторонник того, что надо вкладывать деньги в семью с детьми, развивать для них благоприятную безопасную среду. Чтобы даже там, где ребенок оказывается вне родительского контроля, его ничего не подстерегало – ни насилие, ни втягивание его в какие-то неблагоприятные поступки».

«К сожалению, попытка ввести в России ювенальную юстицию привела к тому, что суд над детьми превратился в суд над родителями», – добавила депутат.

Елена Мизулина убеждена: общество должно понять, что какое бы жесткое преступление ни совершил ребенок, за этим все равно стоят взрослые. Малолетним преступникам, по ее мнению, нечего делать в тюрьме: для них есть специальные учебные учреждения закрытого типа. В них проблемные дети живут отдельно от родителей, там есть специальный режим, дисциплина.

Однако, по словам депутата, мировой опыт показывает, что малолетнего правонарушителя тяжело исправить, поместив его в условия, приближенные к тюремным. «Мне довелось видеть такие учреждения в Швеции, в США. Там нет колючей проволоки, сами подростки не ходят в робе. Точный срок пребывания там подростка не устанавливается судом. Как правило, сначала 6 месяцев, через 6 месяцев снова суд смотрит, насколько этот срок продлить», – рассказала она.

По словам Мизулиной, это совершенно другой подход, и чтобы перенять этот опыт, существующие в России детские исправительные учреждения нужно перестроить заново. Она уверена, что в нашей стране легче возродить институт брака и традиционной консервативной семьи.