Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 апреля 2012, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД, (новости источника)

Рашид Нургалиев вновь увернулся от отставки

Глава МВД подтвердил репутацию «непотопляемого». Он отчитался в Госдуме о первых итогах реформы ведомства и выслушал жесткие упреки из уст ораторов всех фракций. Но постановлений о своей отставке он удачно избежал. При этом визит министра в Госдуму сопровождался такими же мерами безопасности, как и появление там Владимира Путина двумя днями ранее.

Приезд Нургалиева в Госдуму в пятницу сопровождался небывалым оцеплением здания на Охотном ряду. Добраться от станции метро «Театральная» до «Охотного ряда» утром в пятницу можно было только под землей. Мимо нижней палаты пропускали лишь сотрудников Госдумы и аккредитованных журналистов. Прохожие, как и в среду, увидев столько полиции, спрашивали, не приехал ли сюда вновь Владимир Путин.

Повышенные меры безопасности вызвали позднее возмущение даже у депутатов, о чем они не преминули заявить в зале. Впрочем, на самом деле большинство из них не испытали никаких неудобств, ведь подъезжали к зданию на автомобилях. Через дополнительные кордоны вынуждены были проходить в основном рядовые аппаратчики. Однако один из первых вопросов, заданных Нургалиеву, касался именно полицейского кольца. Его задал лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. Впрочем, с таким же упреком выступил и представитель «Единой России», бывший адвокат Андрей Макаров.

«Сегодня была сложная оперативная ситуация, и когда мне сообщили о кордонах, то было принято решение о том, чтобы его снять. Хотя это не связано с моим приходом. Была сложная оперативная ситуация. И я прошу вас нас за это извинить», – с таких оправданий был вынужден начать свой отчет министр. Действительно, вскоре после этого полицейское кольцо вокруг исчезло.

Стены ОВД станут прозрачными

Отчет продлился час. Оратор подробно рассказал о росте зарплат в правоохранительных органах и решении жилищных проблем. Большинство жестких вопросов министр попытался парировать еще до того, как те прозвучали. Наиболее болезненный касался ситуации в Казани. Депутаты сразу нескольких фракций заранее обещали поднять эту тему.

«В Татарстане еще до трагедии на трех из четырех членов преступной группы были даны отрицательные рекомендации. Но членам аттестационной комиссии показались более убедительны характеристики их руководителей. Чтобы не допустить повторения подобных инцидентов, УВД и автозаки сейчас оснащаются камерами видеонаблюдения. Заменяются глухие перегородки стеклянными и прозрачными», – сразу заявил министр в рамках отчета.

Нургалиев признал, что переаттестация полностью не вычистила нерадивых сотрудников. «В рамках реформы из органов было уволено 5,6 тысячи сотрудников и еще 44 тысячи приняли решение об увольнении до ее начала, но полностью очистить ряды МВД в рамках реформы невозможно», – сказал он.

В то же время, подчеркнул оратор, гибель подследственных от рук сотрудников МВД – это не чисто российская проблема. По его словам, в США, к примеру, от рук полицейских ежегодно гибнут 140 мирных граждан.

«Уважаемые депутаты, поймите правильно, это не оправдание, а стремление к установлению истины и причин, поиски эффективных форм противодействия даже незначительным проявлениям полицейского произвола. У нас же превалирует чрезмерное информационное давление. Несмотря на официальные комментарии, ведется активный поиск новых, не всегда соответствующих действительности фактов, их вольная, зачастую неграмотная с правовой точки зрения интерпретация и использование слухов», – жаловался Нургалиев.

«Наихудшие стороны жизни»

На поведение сотрудников МВД, уверен министр, негативное влияние оказывают не только нерадивые СМИ, но и «длительное многолетнее пребывание сотрудника в рабочем пространстве, основную часть которого составляет уголовная среда и другие наихудшие стороны жизни».

Сергей Иванов (ЛДПР) поинтересовался, почему МВД, если по-настоящему стремится к очищению своих кадров, не реагирует на заявления своих же сотрудников о фактах коррупции внутри системы и даже заводит уголовные дела на них, как это было, например, в истории с экс-майором милиции Алексеем Дымовским. Нургалиев ответил, что по всем фактам ведется проверка, и если информация подтвердится, ведомство будет добиваться восстановления уволенного сотрудника на службе. «Поверьте мне, это не погоня за ведьмами, это не 37-й год. В каждом конкретном случае мы будем не только разбираться, но и принимать соответствующие меры», – туманно пообещал он.

Зато уйти от вопроса о закупке министерством партии швейцарских наручных часов марки Candino общей стоимостью около 4 млн рублей Нургалиеву все же не удалось. Такой заказ появился недавно на сайте госзакупок. Депутат-единоросс Владимир Долгих открыто спросил министра, контролирует ли он траты своих подчиненных. «Это обыкновенные часы с символикой МВД России. Это наш фонд, который мы используем как наградной, при встречах на международных уровнях, вручаем часы наиболее отличившимся сотрудникам», – ответил министр. Он заверил, что средняя стоимость часов составляет от 8 тыс. рублей до 35–36 тыс. рублей, при этом сами браслеты сделаны без позолоты и драгоценных камней.

«Спасибо, Александр Евсеевич!»

Самые жесткие вопросы, как и ожидалось, задал министру его главный оппонент – депутат-единоросс Александр Хинштейн. Напомним, что в последнее время депутат не только резко критиковал министра, но даже подал на него в суд. Хинштейн привел статистику сокращения сотрудников, непосредственно патрулирующих улицы города в целом ряде регионов. В результате чего, по данным депутата, в ряде областей начался рост уличной преступности. «Осознаете ли вы ответственность за ухудшение правоохранительной обстановки?» – спросил он министра.

Нургалиев явно не ожидал такого вопроса. «Спасибо, Александр Евсеевич!» – со вздохом протянул он и развел руками. В зале раздались смешки. После небольшой паузы министр все же собрался и выступил с кратким рассказом о том, что на смену участковым приходят высокие технологии.

«Вы умалчиваете  другую тему, что к нам пришли информационные технологии, такие,  как “Безопасный город”, которая просчитана научно. Вы ее можете  в Москве увидеть. Сделан только первый шаг, и дальнейшая корректировка  необходима», – заметил оратор.

Ответить министру Хинштейну уже не дали. Но было видно, что таким ответом он остался недоволен. «У нас только несколько крупных городов оснащены этой системой видеонаблюдения. В большинстве же регионов таких камер несколько десятков, а то и вообще одна – на здании МВД. Мне показалось, что министр до сих пор живет в каком-то мультипликационном мире. Он не понимает и не знает, что происходит вокруг него», – заявил Хинштейн газете ВЗГЛЯД позднее в кулуарах.

Впрочем, ни Хинштейн, ни его коллеги не стали поддерживать призывы об отставке Нургалиева. Еще в четверг его фракция пыталась оформить свое требование в виде постановления Госдумы, но оно не было поддержано думским большинством,  о чем писала газета ВЗГЛЯД.

Так, лидер ЛДПР Владимир Жириновский, выступая уже после министра с трибуны, сказал, что «у нас само общество, наверно, очень жестокое», поэтому одно МВД винить во всех проблемах нельзя, а бывший первый замглавы МВД, единоросс Владимир Васильев предложил коллегам взять и на себя ответственность за реформу МВД, в том числе путем парламентского контроля и депутатских запросов. И только справедросс Геннадий Гудков с трибуны призвал уволить министра.

«Швабра, жезл или бутылка»

«Мы считаем, что на вас, Рашид Гумарович, лежит ответственность за полный провал реформы, которая подрывает доверие к МВД и власти в целом. В результате огромных полномочий МВД любого человека можно хватать без дела. И крыша ваших сотрудников едет от этой безнаказанности. И ваши подчиненные уже не знают, что и изобрести – швабру или жезл, или бутылку из-под шампанского. В результате из-за отсутствия внешнего контроля произошли Казань, Кемерово и так далее. Поэтому, уважаемый Рашид Гумарович, мы вынуждены обращаться и к Путину и к Медведеву и требовать вашей отставки», – под аплодисменты зала призвал Гудков.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, утром в пятницу стало известно о смещении шефа полиции Кемеровской области, где ранее так же, как и в Татарии, были разоблачены полицейские, применявшие пытки.

Нургалиев с максимальным хладнокровием ответил, что реформа МВД еще не завершена и о ее итогах говорить рано. «Я человек, который никогда эмоций не высказывает. Я только говорю фактами и доказательствами. А вы, к сожалению, только говорите в этом вопросе через призму ваших эмоций. Вы такой человек. Но ладно, это останется между нами», – сказал министр Гудкову.

«Геннадий Владимирович опять передергивает, что реформа завершена. О чем вы говорите? Вы даже сами не представляете, о чем вы говорите, вы даже не понимаете, о чем вы говорите. Мы только сделали первый шаг, приняли три закона, и теперь самая основная кропотливая работа», – отбивался от упреков министр.

Как посетовал позднее Гудков в интервью газете ВЗГЛЯД, работой МВД на самом деле были недовольны представители всех фракций, никто из них не решился присоединиться к требованиям «Справедливой России».

«Значит, их все на самом деле устраивает. Многие депутаты дрались лишь за свои коммерческие интересы – и все, – с обидой в голосе признал депутат. – Мы же считаем, что хотя Нургалиев – хороший и честный человек, в правительстве нет такой должности, как “хороший парень”. И от его работы в МВД не стало меньше коррупционеров, а на улицах – преступности».