Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 декабря 2012, источник: Вести.Ru

В Михайловском театре показали «Ромео и Джульетту» в постановке Начо Дуато

Михайловский театр в Санкт-Петербурге показал премьеру балета «Ромео и Джульетта» в постановке испанского хореографа Начо Дуато. Это уже четвертая с 1976 года постановка спектакля на музыку Сергея Прокофьева.

«Джульетта — такая же безрассудная, как я, — скажет в перерыве Наташа Осипова. — Ради любви готовая на все».

«Эта партия — часть моей жизни. Обожаю. Начо Дуато хочет добиться настоящего итальянского духа. Никаких пуантов, не надо ничего приукрашивать — как в жизни», — говорит она.

Педагог Тони Фабр Джульеттой не нахвалится: очень приятно с ней работать: «Наталья Осипова — прекрасная балерина. У нее потрясающая техника, она отлично чувствует музыку. Она настоящий профессионал, очень сконцентрирована. Настоящая радость работать с ней. Я говорю только какие-то детали — и она сразу все понимает. Было бы здорово, если бы все танцовщики были такие же, как она!»

Ромео — два: Леонид Сарафанов и, конечно, Иван Васильев, с которым так неожиданно и громко ушла из Большого театра Наташа.

«Ромео и Джульетту» нынешний худрук Михайловского театра поставил для Национального балета Испании 14 лет назад. Но в Санкт-Петербурге — другие костюмы, более грандиозная сценография, в два раза больше артистов.

Этот балет — признание в любви музыке Сергея Прокофьева, которую хореограф называет «одной из лучших, когда-либо написанных для балета». Саму историю Дуато не любит, потому что это — еще одна история о паре, которая умирает от любви.

«Что интересно — история не столько о любви между Ромео и Джульеттой, сколько о том, что любовь может победить ненависть. Потому что через любовь этих двух молодых эгоистов семьи, которые много лет враждовали, помирились», — говорит сам хореограф Михайловского театра.

«Моя Джульетта — более приземленная и более человечная, чем все привыкли думать — добавляет автор балетной версии. — И, думаю, будет интересно увидеть “русских звезд” в этом совершенно неклассическом балете Прокофьева с удивительной сценографией, где очень подвижные структуры».

Эти невзрачные на первый взгляд декорации Джаффара Чалаби трансформируются во время спектакля то в городскую площадь, то в интимную почивальню, то в храм. По словам танцовщиков, им очень удобно в этом пространстве.

Чалаби — из профессорской семьи. Родился в Ираке, пересмотрел всего Эйзенштейна, всего Тарковского. Учился в Вене, где теперь имеет свое архитектурное бюро.

«Прокофьев, которым я просто восхищен, а тут — возможность поработать с его музыкой в России. Я 12 лет назад начал работать с Начо Дуато — это был Бах. Потом — Прокофьев, Стравинский. Очень люблю балет. Конечно, это рискованное занятие, не гарантирующее успеха или дохода. Но вы же знаете — кто не рискует, тот не пьет шампанское», — говорит архитектор.