Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 декабря 2012, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Чья же это улыбка?

Группа итальянских ученых намеревается собрать по кусочкам череп Лизы Герардини, которая позировала Леонардо да Винчи для его шедевра «Мона Лиза», чтобы определить, действительно ли знаменитая улыбка принадлежит ей. Некоторые исследователи полагают, что на самом деле на картине изображена улыбка ассистента Леонардо или даже его собственная улыбка. Можно ли по черепу человека определить, как человек улыбался?

Группа итальянских ученых намеревается собрать по кусочкам череп Лизы Герардини (Lisa Gherardini), которая позировала Леонардо да Винчи для его шедевра 16 века «Мона Лиза», чтобы определить, действительно ли знаменитая улыбка принадлежит ей. Некоторые исследователи полагают, что на самом деле на картине изображена улыбка ассистента Леонардо или даже его собственная улыбка. Можно ли по черепу человека определить, как человек улыбался?

Не совсем. Останки черепа могут дать лишь общее представление о форме рта человека. Уголки губ располагаются на уровне внешней границы клыков, таким образом, структура черепа может дать нам представление о ширине рта. Наклон и контактные пункты верхних и нижних зубов влияют на то, как смыкаются губы, а износ эмали зубов взрослого человека может свидетельствовать о толщине губ. Если эти особенности строения черепа Герардини не совпадут с чертами лица женщины на картине, ученые смогут сделать вывод о том, что Лиза Герардини вовсе не была музой Леонардо. (На этом портрете есть множество других уникальных черт, которые можно проверить по останкам скелета, таких как высокий лоб и вытянутый нос.) Однако доказать, что Герардини стала источником вдохновения для создания улыбки Моны Лизы, будет гораздо сложнее. Структура черепа не может сообщить нам практически ничего о том, как именно человек улыбался. Множество мышц, контролирующих улыбку, прикрепляются к мягким тканям, а не к костям черепа. Кроме того, есть достаточно убедительные доказательства того, что уникальная улыбка каждого человека – это скорее приобретенное поведение, чем результат строения костей.

За последние несколько десятилетий ученые добились значительных результатов в области судебной реконструкции лица. Теперь они могут воссоздавать общие черты лица того или иного человека – разрез глаз, форму носа, изгиб челюсти – с точностью до нескольких миллиметров. Проблема заключается в том, что люди зачастую узнают друг друга вовсе не на основании этих общих черт лица. Исследователи использовали технологии медицинского сканирования, чтобы воссоздавать трехмерное изображение черепа живых людей, но даже близкие члены семей этих людей не могли их узнать. Мы гораздо чаще узнаем друг друга по тем чертам, которые судебные антропологи пока не умеют восстанавливать: по цвету кожи, цвету глаз, волосам, морщинкам и характерным выражениям лица.

Именно поэтому, возможно, даже Леонардо не смог бы сразу узнать лицо Лизы Герардини по восстановленному изображению. В ходе своего исследования, проведенного в 2001 году, австралийские судебные антропологи использовали четыре технологии реконструкции, чтобы воссоздать 16 лиц по форме черепов их владельцев, а затем предложили неподготовленным людям найти среди 10 фотографий снимок обладателя того или иного лица. Эксперимент ученых провалился: его участники смогли найти фотографию только одного человека, чье лицо было воссоздано, с частотой, которая была существенно выше вероятностного шанса. Другие исследования показали, что друзья людей, чьи лица были реконструированы, узнают их не чаще, чем незнакомцы. За последнее десятилетие наука шагнула далеко вперед, однако экспертам судебной реконструкции до сих пор гораздо лучше удается создавать гипотетические образы предков человека, чем достоверно воссоздавать лица современных людей.

В процессе восстановления лица настоящей Моны Лизы ученые сталкиваются и с другими сложностями. Герардини было более 60 лет, когда она умерла. Между тем в распоряжении экспертов по восстановлению лица есть довольно ограниченный набор средств, позволяющих обратить процесс старения, таких как, к примеру, отведение назад надбровной дуги, которая с возрастом становится более выраженной. Кроме того, существует большая вероятность того, что у Герардини не было нескольких зубов. (Многие итальянцы эпохи Возрождения считали, что зубные боли были результатом зубных червей, и лекари часто прописывали кровопускание и воздержание в качестве средства от боли.) Если на момент смерти у Герардини не было зубов, это может стать серьезным препятствием для воссоздания очертаний ее рта.

Наконец, несмотря на то, что Леонардо да Винчи славится своими анатомически правильными произведениями искусства, «Мона Лиза» все же остается картиной. Мы не знаем, хотел ли Леонардо добиться фотографической точности или создать идеализированный портрет своей модели. Более того, Леонардо работал над этой картиной в течение многих лет, что серьезно затрудняет работу ученых, пытающих воссоздать достоверный портрет лица его музы.