Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 января 2013, источник: dostup1.ru

Челябинский сирота из-за закона «Димы Яковлева» может так и не узнать, что такое семья

Из-за противоречивого документа, принятого в России в конце 2012 года, 14-летний воспитанник школы-интерната № 13 Челябинска лишился права уехать в Америку к приемным родителям, которые уже стали мальчику почти родными. Южноуральские власти готовы по мере сил помочь подростку переехать за океан.

Воспитанник школы-интерната № 13 Челябинска Максим Каргапольцев мечтает встретить Рождество в 2013 году в Вудстоке (США) в доме вместе с близкими ему людьми – однако закон о запрете на усыновление российских детей гражданами США оставляет семилетние теплые отношения между четой Уоллен и больным ребенком заочными. Когда документы на усыновление были уже почти готовы, Россия запретила Максиму назвать Мила и Диану законными родителями. Ситуация глазами педагогов, властей, общественников и детей – в материале Агентства новостей «Доступ».

Максим Каргапольцев, которому сейчас идет 15-й год, семь лет общается с семьей из США – Мил и Диана Уоллены, приезжая в детдом по программе обмена опытом, так прикипели к смышленому мальчику, что решили назвать его своим сыном. В марте 2012 года, прилетев к ребенку на день рождения, супруги сообщили ему: начинают оформлять документы на усыновление. Американцы по незнанию с аккредитованным Агентством по усыновлению связываться не стали и подали документы самостоятельно. Бюрократический маховик был запущен: южноуральские органы опеки запросили у Америки целую кипу сведений об Уолленах.

«Процесс усыновления был запущен – мы запросили очень много сведений, поскольку после случая с Иваном Скоробогатовым нужно было перестраховаться, к тому же, американского усыновления на Южном Урале не было», – рассказала вице-губернатор Челябинской области Ирина Гехт.

Максим тем временем уже мечтал встретить Рождество если не 2012, то 2013 года в Америке, в Вудстоке, вместе с родителями – об этом парень написал в микроблоге.

Однако когда бумаги были почти готовы, стало известно, что усыновление возможно только через агентство (вступило в силу российско-американское соглашение) – документы начали готовить заново.

«Со стороны Минсоца проволочек не было, однако до конца 2012 года документы оформить не успели – вступил в силу закон “Димы Яковлева”. Теперь судьбу мальчика определит время – мы будет ходатайствовать о его усыновлении. Надеемся, что примут смягчающие поправки к закону. Но, увы, вероятнее всего, ответ будет отрицательным. За ребенка очень больно», – продолжает Ирина Гехт.

В частности, речь идет о запросах на продолжение процесса усыновления в тех случаях, где документы поданы до принятия «запретного» закона.

«Зачем мечтать, если мечты не сбываются?» – резюмирует Максим в соцсети. Парень впал в депрессию – он, как и любой ребенок в такой ситуации, перестал верить в чудо. «Жаль, что родителей не выбирают… Жаль, что тебя не спрашивают: хочешь ли ты родиться?» – говорит обреченно мальчик.

К ситуации с Максимом Каргапольцевым подключилась детский омбудсмен региона Маргарита Павлова. Она выступает полностью на стороне ребенка. «Нельзя разрывать какими-то законами связь, которая сложилась между ребенком и этими людьми. Семья хорошая, они действительно подружились с мальчиком. Будем думать, что можно сделать в этой ситуации», – прокомментировала уполномоченный по правам ребенка.

Директор школы-интерната № 13 Денис Мацко тоже находится на стороне своего воспитанника, хотя он сообщил, что никаких писем президенту Максим не писал. Семью Уолленов характеризует, как очень приветливых, воспитанных людей, которые действительно искренне любят детей. Сам закон чиновник считает правильным, но жестким. «Я считают его верным в том плане, что в России должны создаваться условия для усыновления российских детей гражданами России», – резюмировал Денис Мацко.

Пока же ни о каких условиях для нормальной социализации больных детей в стране нет. Это понимает и Ирина Гехт, трезво глядя на ситуацию. «Судьба каждого ребенка индивидуальна. Максим страдает заболеванием, воздействие которого на организм при должном уровне медицины и уходе со стороны близких можно свести к минимуму. В США у мальчика появляется реальный шанс. У нас, в России, конечно, такого шанса у него нет. Кроме того, для ребенка невозможность обрести семью, членом которой он уже себя считал, будет огромной раной – след может остаться на всю жизнь. Человек может просто сломаться», – рассказала вице-губернатор, надеясь, что даже если ответ по усыновлению будет отрицательным, Максим продолжит общение с Уолленами.

Несмотря на все неурядицы Максим старается верить в хорошее, общается со своими иностранными мамой и папой. Вот что он пишет им в соцсети: «Dear Mil and Dianna! I have stadey in shcool, but I remember you every day! I miss you very, very much!!!» (орфография автора сохранена. – Прим. АН "Доступ"). Ребенок скучает – это видно невооруженным глазом.

Захотят ли федеральные власти подарить подростку мечту – вопрос пока риторический. Агентство новостей «Доступ» следит за развитием событий.

Марина Козловская