Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 января 2013, источник: ТАСС, (новости источника)

Королевство индийских грез

Индийское кино готовится к своему празднику — 100-летнему юбилею

Индийское кино готовится к своему празднику — 100-летнему юбилею. 21 апреля 1913 года состоялась премьера первого индийского полнометражного фильма «Раджа Харишчандра», основанного на индуистских легендах из эпоса «Махабхарата». Сегодня кинематограф страны чудес дарит своим поклонникам более тысячи картин в год. В 2011 году было снято 1255 картин, чуть больше годом ранее — 1274 ленты. По ассоциации с главной американской «фабрикой грёз» центр индийского кинематографа в Мумбаи теперь привычно называют Болливудом.

Этот вековой юбилей идёт сразу за празднованием 65-летия установления дипломатических отношений между нашими странами. Упоминаю об этом не случайно: индийское кино занимает особенное место в признательных сердцах моих соотечественников. Фильм «Бродяга» 1951 года с Раджем Капуром и Наргис в главных ролях в СССР посмотрели 63,7 миллиона человек: среди всех зарубежных фильмов эта лента стоит на третьем месте по посещаемости за всю историю советского проката, уступая только «Есении» и «Великолепной семёрке».

Огромной популярностью пользовались и другие ленты: «Бобби», снятая опять же Раджем Капуром, «Танцор диско» с Митхуном Чакраборти в главной роли и «Зита и Гита», рассказывающая трогательную историю воссоединения разделённых в детстве близняшек. Безусловно, ветераны Болливуда хорошо помнят то время и часто говорят о нём в своих интервью.

Так, Митхун Чакраборти был в России пять раз, мечтает вернуться туда снова и пожить в течение некоторого времени. «Мне кажется, что в прошлой жизни я родился в России. Иначе как объяснить, что у меня там столько поклонников, — рассказал он мне. — В этой жизни я, правда, живу в Индии, однако эта связь с Россией остаётся очень сильной. Очень хочу там пожить какое-то время. Совершить путешествие по её городам, посмотреть достопримечательности».

Однако у современной российской молодёжи от этой любви не осталось, похоже, и следа. Точнее сказать, этот след едва заметен. Два десятка тысяч человек в социальных сетях и зрители телеканала «Индия ТВ», по которому крутят ленты Болливуда, являются лишь отголосками былой славы. Значительно преувеличена любовь к индийскому кино и в других странах. Традиционно они достигают кассовых рекордов только там, где есть значительная индийская диаспора: в США, Объединённых Арабских Эмиратах, Великобритании и Австралии. Часть сборов приходится и на тех, кто просто идёт в кино на первый попавшийся фильм, выбирая его по сюжету и жанру. И всё же Болливуд действительно смог добиться того, чтобы индийские фильмы крутили в зарубежных кинотеатрах. А это уже немалый успех.

Представители Болливуда неоднократно заявляли о том, что хотят завоевать любовь на Западе, однако на деле продюсерам вполне достаточно зрителей в Индии, население которой составляет 1,2 миллиарда человек. Причём с каждым годом растёт число людей, зарабатывающих достаточно для нескольких походов в кино в месяц.

Митхун Чакраборти считает, что Болливуду надо искать свою нишу в зрительской аудитории дружественной страны: «Чтобы добиться известности в России, надо снимать простые фильмы про жизнь обычных людей. Всё остальное сделает Голливуд».

Режиссёр Умеш Шукла, в свою очередь, полагает, что индийское кино просто должно вырасти в интеллектуальном плане. «Для меня Россия ассоциируется с Андреем Тарковским. Это, безусловно, интеллектуальное кино, — отметил он. — На мой взгляд, век танцующего и поющего Болливуда прошёл. Индийские фильмы должны стать умнее. И тогда у нас есть все шансы вернуть себе былую популярность, какой когда-то в СССР пользовались Радж Капур и Митхун Чакраборти. При этом танцы и песни могут остаться, потому что они стали нашей неотъемлемой традицией, но вопросы, которые мы затрагиваем в фильмах, должны выйти за пределы Индии. Надо рассказывать о том, что трогает сердца зрителей всего мира».

Следует, впрочем, отметить, что Болливуду, сосредоточившемуся на изготовлении коммерческого продукта, нет особой нужды двигаться в Россию. Дело в том, что потенциал кинорынка Индии ещё настолько не реализован, а желания индийских продюсеров настолько скромны в сравнении, например, с двумя миллиардами долларов, собранных «Аватаром» Джеймса Кэмерона, что пока многим из них вполне достаточно и местного проката. Если в США на миллион человек приходится 120 экранов в кинотеатрах, то в Индии — только 10.

Планкой для индийских фильмов, после достижения которой они могут называться блокбастерами или хитами, является собранная в кинотеатрах сумма в миллиард рупий, то есть 20 миллионов долларов. На сегодняшний день именно этот показатель является ключевым в оценке успешности картин. Впервые отметку в миллиард рупий перешагнул в 2008 году фильм «Гаджини», в котором сыграли Аамир Кхан и Асин. В 2009 году она также покорилась только одной картине — «Три идиота», снова с Аамиром Кханом в главной роли. Более того, лента стала и остаётся до сих пор абсолютным рекордсменом по сборам, заработав два миллиарда рупий. Её показатели, впрочем, всё ещё являются исключением из правил: на то, чтобы планка в два миллиарда начала покоряться Болливуду регулярно, должно уйти ещё года два-три.

В 2010 году фильмов-миллиардеров было два — «Бесстрашный» с Салманом Кханом и «Весёлые мошенники 3» с Аджаем Девганом, в 2011-м — пять, в 2012-м — шесть. Одной из главных причин тому аналитики называют значительное увеличение количества многозальных кинотеатров, или мультиплексов, где одновременно демонстрируются несколько фильмов, утверждает аналитик Адарш. Второй фактор — рост цен на билет. Именно на мультиплексы, по данным портала Boxoffice.com, приходится до 65 процентов сборов. На сегодняшний день в Индии есть уже 900 таких киноцентров, и, как ожидается, их количество к апрелю вырастет до 1350 по сравнению с 350 многозальными кинотеатрами в 2005 году.

Что касается мечты Болливуда покорить Запад, то мода на США и вообще дальнее зарубежье в Индии присутствовала всегда: с каждым годом индийские ленты всё больше и больше стремятся быть похожими на американские. В 2011 году здесь вышел первый фантастический боевик в формате 3D «Случайный доступ». В 2012 году жители Индии смогли лицезреть уже первые мультфильм и хоррор в трёхмерном формате: «Кришна и Канс» и «Дом-призрак» соответственно.

Вручение последней премии Filmfare, в некотором роде болливудского «Оскара», продемонстрировало новую тенденцию, которая, кажется, всё прочнее закрепляется в индийском кинематографе. Среди традиционных, привычных для знатоков здешних картин имён появились иностранные, например Карлос Каталан и Джейсон Уэст, с успехом выступившие в 2011 году в качестве операторов таких блокбастеров, как «Жизнь не может быть скучной!» и «Дон. Главарь мафии 2».

Испанца Карлоса Каталана стоит представить. Он был оператором трогательного фильма «Третья звезда», в котором рассказывалась история о трёх молодых людях, отправляющихся в путешествие со своим умирающим от рака другом. Лента покорила сердца сотен тысяч зрителей во всём мире.

Через несколько лет, считают индийские критики, присутствием зарубежных мастеров уже никого не удивишь. В кинематографе, сферах информационных технологий и розничной торговли из года в год на работу принимается всё большее число специалистов из-за рубежа, утверждает газета «Экономик таймс». Многие из них, особенно те, кто связан с кино, прошли специализацию в индийских учебных заведениях, что как для одной, так и для другой стороны является абсолютно беспроигрышным вариантом.

Дело в том, что разнообразие индийского кино и возможности, которые открываются здесь перед кинематографистами, не могут не быть привлекательными, а Болливуду, который очень часто просто подгоняет западные сценарии под индийскую реальность, уж точно не помешает свежий взгляд. А с учётом стабильного роста сборов с проката фильма и увеличения количества экранов, на которые он выходит, продюсеры больше могут не экономить и тем более не отказывать себе в таких маленьких зарубежных радостях, как кинематографисты из-за океана или хотя бы из Старого Света, где точно умеют снимать оригинальное кино. «После того как вы сняли фильм в Индии, вы можете снимать где угодно», — считает Джейсон Уэст, который здесь уже успел поработать, в частности, над картиной «Прогулка по Дели». Её сборы в кинотеатрах более чем в 10 раз превысили затраты на съёмки.

По словам режиссёра Субхаша Гхая, который основал здесь популярный кинематографический институт Whistling Woods International, до 20 процентов студентов, то есть около 200 человек, в его учебном заведении — иностранцы. «У нас учатся студенты из Испании, Великобритании, Франции, Германии и США», — объясняет он. Эту же тенденцию отмечает профессор Азиатской академии кино и телевидения Джиоти Шарма-Модак.

Присутствие Запада не ограничивается привлечением оттуда талантов. В последние годы для дорогостоящих проектов стало чем-то вроде хорошего тона снимать эпизоды картины в другой стране. Так, «Случайный доступ» с Шахрукхом Кханом и Кариной Капур в главных ролях снимался в Лондоне и Мумбаи, а «Рок-звезда» с Ранбиром Капуром и Наргис Факхри в том числе в Праге и Вене. Правда, эта тенденция не так уж нова. Ещё в 1995 году Яш Чопра сделал в Швейцарии вместе со своим сыном Адитьей фильм «Непохищенная невеста». Картина разлетелась здесь на цитаты, став абсолютной классикой сладкого мелодраматичного Болливуда, а сам Чопра продолжил снимать кино в Швейцарии и в итоге за свою кинематографическую верность альпийским пейзажам даже получил почётное гражданство этой страны.

Кроме успешного проката коммерческих фильмов республика подарила миру несколько имён, которые уже попали в историю кинематографа. Так, знаменитая лента «Песнь дороги», посвящённая жизни бедняков в бенгальской деревушке, принесла её режиссёру Сатьяджиту Рею премию в номинации «Лучший фильм о людях» на Каннском кинофестивале 1956 года, картина «Бодрствуйте!» Амиты Митры и Сомбху Митры получила главную премию киносмотра в Карловых Варах в 1957-м.