Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 января 2013, источник: Фонтанка

Художник Максим Кантор заявил, что у него отбирают мастерскую в центре Москвы

Московский художник и писатель Максим Кантор, сын известного философа Карла Кантора, картины которого находятся в 24 музеях мира, включая Третьяковскую галерею, заявил на своей странице в социальной сети, что его «выгоняют из московской мастерской — тем самым выселяют из России».

Мастерская эта находится в центре Москвы и он пользуется ей уже 34 года. До смерти отца они использовали мастерскую вместе. По словам Кантора, хотя последние полтора года он находится большую часть времени в Европе, все его картины написаны в этой мастерской.

Тем не менее, в его отсутствие собралась комиссия Союза Художников и решила его из мастерской выселить, так как он якобы сдает мастерскую жильцам.

Кантор опроверг это и обвинил комиссию в подтасовке — ему якобы позвонили, а он якобы ответил, что мастерская ему не нужна, хотя на самом деле звонка никакого не было.

Художник отмечает, что его пребывание на Западе связано сейчас с его выставочной деятельностью — он готовит выставки в Берлине, Венеции, Нью-Йорке.

«Прерывать работу, чтобы порадовать тех, кто хочет меня лишить мастерской — я не стану. Более того: считаю неприличным доказывать в свои 55 лет, после тысяч написанных картин, что я художник и мастерская в России мне нужна», — заявляет художник, напоминая, что он представлял Россию на Венецианском Биенналле, в настоящий момент проходит его выставка в Тертьяковской галерее, а пять месяцев назад — в Русском музее Петербурга.

«Если МОСХ (и Россия в лице данной организации) решил продать мою мастерскую, а меня выселить, значит, так и будет — и это значит, что возвращаться мне в Россию не придется. Иного места в Москве и в России у меня нет», — заключает Кантор.

Он также обратился к тем, «кто ломает дверь»: «В моей мастерской (помимо рисунков) редкая философская библиотека, рукописи отца, магнитофонные пленки Н. Коржавина и А. Галича, записанные у нас дома, рукописи А. Зиновьева и ценный фотоархив. Было бы досадно, если бы все это пропало».