Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 января 2013, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

И корабль не тонет

В галерее «Культпроект» проходит очередная выставка Сезона петербургского искусства в Москве, который курирует художник Петр Белый. На этот раз речь идет об одной из старейших галерей культурной столицы: выставку «Navicula Artis. Найдено в Петербурге» сделали сами галеристы — Глеб Ершов и Андрей Клюканов. Рассказывает АННА ТОЛСТОВА.

Выставка современное искусство

Как только Navicula Artis вселилась в «Культпроект», так сразу стало понятно, что есть галереи и галереи. «Культпроект», несмотря на такие экстравагантности, как просветительский Сезон петербургского искусства, которое якобы уж настолько «русское бедное», что им невозможно торговать, все же похож на нормальную галерею, выставляющую, продвигающую и поддерживающую современных художников с целью получения не одного только символического капитала.

А Navicula Artis, даже если бы Глеб Ершов и Андрей Клюканов постарались придать хоть какое-то подобие товарного вида пестрому и некоммерческому (не потому, что не покупают, а потому, что и не собирались продавать) ассортименту, накопленному за двадцать с лишним лет выставочной истории заведения, на «нормальную галерею» никак не похожа. И совершенно не беспокоится по этому поводу.

Вроде бы тут полно прекрасно известных Москве имен, от классиков круга Тимура Новикова до гиперактивной молодежи круга «Непокоренных» (ведь и ряд программных выставок тимуровской «Новой академии», и открытия кое-кого из «молодых талантов» были сделаны именно в Navicula).

Вот попавший в гельмановскую труппу «новый тупой» Владимир Козин с шутливым vanitas по мотивам перовской «Тройки», где игрушечные скелетики тащат на салазках безжалостный будильник.

Вот завсегдатай всяческих биеннале и больших музейных выставок Алексей Кострома со стерильно-белым «одним нано» яичной скорлупки под стеклом в энтомологической коробке.

Вот легендарный Боб Кошелохов с нью-вейверским чем-то — возможно, пейзажем. Вот Наталья Першина-Якиманская, она же Глюкля из «Фабрики найденных одежд», с костюмом-объектом. Есть имена Москве менее известные, но без них история современного искусства в Петербурге невозможна: Юрий Александров, Людмила Белова, Сергей Денисов, Петр Швецов, Андрей Рудьев, Ирина Васильева, Илья Орлов…

Однако эти матрикулы — штука совершенно никчемная: Navicula не коллекционирует имен — иначе тот факт, что в галерее выставлялось множество именитых москвичей, начиная Андреем Монастырским и заканчивая Евгением Антуфьевым, был бы отражен не только в буклете, но и в экспозиции. Navicula не борется за место в большой истории искусства — иначе бы нас проинформировали, что добрая половина сотрудничавших с галереей в 1990-е художников была с вожделенного Запада.

Navicula не жаждет славы — иначе нам бы как-нибудь напомнили про серию Григория Ющенко «Реклама наркотиков», из которой журналистам «Пятого канала» с помощью репортажа, украшенного истерикой певицы Ваенги на выставке и послужившего доносом в ФСКН, удалось-таки сделать сенсацию.

У Navicula нет никакой бизнес-стратегии: работы вполне музейные перемешаны с милыми студенческими проказами безо всякого маркетингового умысла. Здесь другая стратегия: жить в искусстве, получая незаинтересованное наслаждение в процессе. И другой капитал — чистый, высшей пробы энтузиазм.

Всех, кто сыграл важную роль в этом гедонистическом процессе, изображает Олег Хвостов, в прошлом «новый тупой», а теперь совершенно модный живописец, в парафразе самой известной рембрандтовской «анатомии»: это круг Ивана Чечота, университетского профессора, создателя ленинградского «Клуба искусствоведов» и галереи Navicula Artis, системообразующего персонажа петербургской культурной сцены, для которого академическая наука и кураторство всегда были равны искусству.

Запечатленные в «Анатомии доктора Чечота» соучредители Navicula Глеб Ершов, Андрей Клюканов, Филипп Федчин, равно как и другие Чечотовы друзья и единомышленники — Екатерина Андреева, Олеся Туркина, Аркадий Ипполитов, Андрей Хлобыстин и, конечно, сам Тимур Новиков (он в центре композиции),-- жизнедействовали в соответствии с этим принципом. Navicula Artis, «лодочка искусства», не была ни ковчегом спасения для художников, ни флагманом, ведущим за собой рыночную флотилию.

Бросив якорь в Николаевском дворце или на Пушкинской, 10, она все время норовила покинуть тихую гавань: с самого начала 1990-х навикульские выставки принимали обычно совершенно художественную форму прогулки, беседы, концерта или диспута, то есть хэппенинга, события, побега, в поисках чудесного, в поисках смысла. Надо ли объяснять, что большая и парадная хвостовская «Анатомия», служащая талисманом Navicula Artis, не продается.