Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 февраля 2013, источник: РИА Новости, (новости источника)

Ростовский театр «18+» представит спектакль о тотальном одиночестве

РОСТОВ-НА-ДОНУ, 1 фев — РИА Новости, Анна Банасюкевич. Премьеру спектакля «Как живые» по пьесе Марии Зелинской в постановке Ольги Калашниковой покажут в только что открывшемся театре «18+» в Ростове-на-Дону в пятницу.

Новый независимый театр «18+» в качестве одного из своих приоритетов называет ростовскую драматургию. В ближайшее время театр собирается заняться постановками пьес Сергея Медведева и Анны Донатовой, а первой премьерой по драматургии Ростова станет спектакль главного режиссера театра Ольги Калашниковой. Для своей очередной постановки она выбрала пьесу-победительницу прошлогодней Любимовки — «Как живые» вошла в шорт-лист фестиваля молодой драматургии и была прочитана в сентябре 2012 года в Москве в Театре.Doc.

«Эта история в меня попала с самого первого прочтения. Она о том, что внутренняя боль и внутренние переживания человека лечатся единственным способом — любовью, теплотой, вниманием. Для меня эта история звучит почти автобиографично, с одной стороны, а с другой стороны, я удивляюсь отстраненности, точности, мере правдивости и, в то же время, жесткости, с которой написана пьеса», — рассказала РИА Новости Калашникова.

Пьеса Зелинской рассказывает о девушке, только что потерявшей своего любимого человека, умершего от неизлечимой болезни. Не найдя в себе силы смириться с потерей, девушка пытается создать иллюзию присутствия любимого человека — просит отца, у которого давно другая семья, нарисовать портрет умершего возлюбленного. Ради этой целит она готова на все, но не достигнув желаемого, девушка погружается в прострацию. Романтическая по своему духу пьеса рассказывает о тотальном одиночестве человека, о том, что связи с мертвым оказываются крепче, чем связи с живым.

«На мой взгляд, это не история о героине, это история о равнодушии и тотальном одиночестве каждого. Для меня эта пьеса — диагноз “жестокое равнодушие”, который я бы поставила почти всем персонажам, вращающимся вокруг Насти», — рассказала Калашникова.

Свой спектакль режиссер выстраивала, соотносясь со стилистикой пьесы, — «Как живые» решены в условной манере, когда актеры не стремятся к полному перевоплощению, но сохраняют степень отстраненности по отношению к своим персонажам.

«Это похоже на 3D-фильм, смонтированный грубо, со швами. Актеры становятся персонажами, только когда “входят” в свою сцену. Сыграв, они отворачиваются и занимаются каждый своим делом, прямо на сцене. Есть еще один герой — это звуки, шумы, которые окружают нас в жизни. Я где-то читала, что многие одинокие люди не могут долго находиться в тишине, они, приходя домой, включают радио или телевизор, открывают окна или включают музыку. Для многих это иллюзия причастности к большому миру», — отметила собеседница.

Ольга Калашникова родилась на Дальнем Востоке, окончила Нижегородское театральное училище, после чего стала актрисой Ростовского ТЮЗа. В 2009 году стала арт-директором Культурного пространства «Миникульт», в котором сделала несколько социальных проектов, а в 2011-м — одним из инициаторов фестиваля современной драматургии «Ростовские чтения». Поставила пьесы «В моей сексуальности виновата кошка» и «Тадам-сюдам» Анны Донатовой, «Мама-смерть» Вадима Леванова, «Триединство» и «Как я попал в дом где лечат людей» Марии Зелинской. Участвовала в социальном драматургическом проекте «Арт Амнистия», проводит регулярные читки пьес германоязычных драматургов.