Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 апреля 2013, источник: РИА Новости, (новости источника)

Взрыв на СХК в 1993 г не нанес особого вреда, считают ученые

ТОМСК, 6 апр — РИА Новости, Сергей Леваненков. Ученые считают, что взрыв на одном из крупнейших предприятий атомной отрасли России — Сибирском химическом комбинате (СХК) — в 1993 году не нанес особого вреда здоровью людей и окружающей среде, так как тогда в воздух не попали сильные радионуклиды, а ветер унес выброс в малонаселенный район

Взрыв произошел на радиохимическом заводе СХК 6 апреля 1993 года. В результате ошибки рабочего взорвался аппарат первого цикла по экстракции урана. При взрыве значительная часть радиоактивных веществ была выброшена в атмосферу, образовался узкий радиоактивный след длиной до 35 километров в сторону от Томска. По данным из открытых источников, облучение разной степени получили около двух тысяч человек.

Капля в море

«Некоторый вред человеку и природной среде в результате аварии был оказан, но он минимален, который мог случиться. Помогла и роза ветров, и спектр — взрыв произошел в технологической цепочке, которая уже прошла стадию отсаживания радионуклида цезия-137», — считает профессор кафедры геоэкологии и геохимии Томского политехнического университета Леонид Рихванов.

Ученый сказал РИА Новости, что сразу после взрыва по просьбе властей изучал последствия аварии, и уже тогда не выявил серьезного вреда для населения и природы. По его словам, если люди и получили «определенную дозу», то этот уровень чуть выше установленных дозовых нагрузок.

«Но в целом население, которое живет в постоянной зоне влияния СХК, получило существенную дозовую нагрузку, но не из-за аварии 1993 года, а из-за других инцидентов до этого года. Эта авария внесла маленькую толику. Но она позволила впервые заняться воздействием СХК на окружающую среду и здоровье человека», — подчеркнул профессор.

По его словам, были другие аварии и выбросы, но авария 1993 года стала первой известной общественности, потому что «вышла за границу колючей проволоки», которой окружен закрытый город Северск, где и находится СХК.

«Мы доказали, что поселок Юкса был под радиационным загрязнением после этой аварии. Также в “след” (радиоактивного облака) тогда попала деревня Георгиевка, и не задело практически большой поселок Наумовка», — подытожил профессор.

Полезная доза?

В свою очередь, доктор медицинских наук, замдиректора Северского биофизического научного центра ФМБА Андрей Карпов считает, что для населения Северска никакого влияния этот радиационный инцидент не оказал, «фатальных экологических последствий также не было, потому что сразу были грамотно начаты мероприятия по дезактивации».

«Конечно, какие-то накопления радионуклидов имеются по следу выброса. Что касается населения, то в населенном пункте, который мог попасть в зону “следа”, всего 75 человек проживало в то время, поэтому делать выводы о том, чтобы мы могли иметь серьезную доказательную базу, нет. Разговоры о том, что дети больные, люди умирают от рака, ведутся на бытовом уровне», — сказал он РИА Новости.

По его словам, если говорить в целом о воздействии СХК, для населения могли быть значимыми газоаэрозольные выбросы, которые содержат радиоактивный нуклид йод-131. Этот элемент может вызывать заболеваемость раком щитовидной железы у детей.

«В Северске никакого всплеска заболевания раком щитовидной железы нет. Это считается крайне редко встречающейся патологией. Персонал облучается в дозах крайне низких, и никто не доказал, что низкий уровень вызывает значимое повышение заболеваемости раком. Те, у кого дозы выше, благополучно живут. Мы не можем сказать, что уровень онкологической патогенности в Северске выше, чем в Томске», — заявил он.

Он подчеркнул, что главным индикатором радиационного воздействия является заболеваемость лейкозом — раком крови. По его словам, специалисты провели исследование, которое охватывает период деятельности СХК с 1790 по 2005 годы, и выяснили, что уровень заболеваемости лейкозом среди персонала, который работает с радиоактивными материалами, и теми, кто с ними не работает, не отличается.

«Более того, она была несколько ниже фонового уровня по городу. На этот счет можно сделать вывод — мы предположили, что небольшие дозы облучения просто выступают в виде тренирующего костный мозг агента. Он начинает вырабатывать некоторую адаптацию к излучению. Это одна из гипотез, которые мы выдвинули, чтобы объяснить этот феномен. Но я не намекаю, что малые дозы полезны», — добавил ученый.

Все пройдет

Доктор биологических наук, эколог Сергей Кирпотин, отмечат, что в результате взрыва в воздух попал плутоний, который выпал на местность. Он напомнил, что это сильнейший яд с периодом полураспада 24 тысячи лет.

«Проблема в том, что информация об аварии пришла в администрацию Томской области с большим опозданием, из Москвы. И это привело к тому, что часть вещества попала в окружающую среду, и никто не знает, в каких масштабах все было. Когда объявили аварийную ситуацию, на местности собирали плутоний, проводили дезактивацию», — отметил он.

Профессор рассказал, что радиационное загрязнение могло привести к некоторым мутациям у растений и животных. В то же время, считает ученый, сейчас последствия вряд ли проявляются, поскольку природа «имеет огромную регенерационную способность».

«Но, тем не менее, аномалии могут прослеживаться в следующих поколениях. Я уверен, что есть мутации до сих пор у растений, это будет проявляться в виде уродств, наверняка могут быть аномалии у животных, и еще какое-то количество поколений будет выявляться, потом стабилизируется. А если говорить, есть ли угроза для населения — видимо, уже нет», — сказал ученый.

Бывший глава СХК Геннадий Хандорин, который руководил предприятием в те годы, сообщил РИА Новости, что «все было в пределах нормы».

«Две комиссии из Москвы, которые приезжали и расследовать эту аварию и ее последствия, не пришли к такому заключению, что надо ограничивать, допустим, землепользование, в направлении этого “следа”. Но народ, в частности, аграрии, опасались. Их можно было понять», — сказал он.