Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
24 апреля 2013, источник: ТАСС, (новости источника)

Свобода театральной диктатуры

Театру на Таганке до полувекового юбилея остался один год

В 1964-м здесь был сыгран выпускной, по сути, спектакль курса студентов Щукинского училища «Добрый человек из Сезуана» по пьесе Бертольда Брехта. И хотя на самом деле название должно бы переводиться как «…из Сычуани», а герои самого Брехта носят китайские имена, в спектакле главным стал сам его дебютный характер. И для зрителей, обрётших новый театр, и для театра, ставшего по тем временам новым явлением в искусстве, и для артистов, многие из которых вошли в список легенд российской культуры.

И для его режиссёра Юрия Любимова. Точнее, для позиции, которую он, надо отдать должное, сохранял всю жизнь: главенствующая роль в театре принадлежит режиссёру. А исполнители должны выполнять его волю.

Он сам это подтверждал позднее, при первом расколе труппы в начале 1990-х годов, когда из театра ушло целое содружество актёров. Они создали тогда новый театр, во главе которого стал Николай Губенко – один из тех, кто играл в самом первом спектакле Любимова на Таганке.

Вот о конфликтах, собственно, и речь. Любимов действительно может быть назван авторитарным руководителем. Он действительно диктатор.

Эти слова обычно вызывают коннотации негативные. Демократия безусловно признаётся гораздо более ценным приобретением в истории человеческого общества. Но всегда ли это верно в искусстве?

История Театра на Таганке заставляет об этом сильно задуматься.

Он ведь начинался с успеха. Огромного, оглушительного. Массового. И кассового, в том числе. Это был успех, которому не всегда удавалось противостоять идеологам из соответствующего отдела ЦК КПСС. Кто уж там лично поддерживал «Таганку» – председатель КГБ Юрий Андропов, сам ли генсек Леонид Брежнев – определить сложно, да и не в том дело. Главное, что ЦК КПСС с театром справиться не мог. И вроде бы ничего откровенно конфронтационного! – но многие ощущали «воздух свободы» именно на спектаклях «Таганки».

Вопрос: а кто приоткрыл «форточку»? Не диктатор ли, хоть и театральный? Не он ли и мог сопротивляться давлению – в силу характера и убеждений, — как не способен устоять ни один демократически избранный комитет? Не потому, что не хотел бы. Потому, что сложен из разных воль, характеров, побуждений. Из разных гибкостей позвоночника, в том числе.

Что и показала дальнейшая история театра. Когда в 1982 году Любимов, находившийся в Лондоне, был лишён советского гражданства и оказался против воли в эмиграции, режиссёром «Таганки» стал Анатолий Эфрос. И это привело к громадному конфликту, из-за которого из театра ушли такие артисты как Леонид Филатов и Вениамин Смехов, так как суждение было вынесено однозначное: «Эфрос разрешил себе войти в чужой театральный “дом” без приглашения хозяина и вопреки его воле».

И вновь – характерна сама лексика!

Театр хотел вернуться к диктатору. И вернулся — в 1988-м, когда Любимову открыли дорогу назад, на Родину.

Но там театр поджидал другой конфликт. Закончившийся расколом на два коллектива. И что характерно: и «сепаратная» труппа во главе с капитальным Губенко играла «по-любимовски». При всём желании сказать новое слово – а получалось действительно талантливо, спора нет! – слово это звучало с прежним «произношением». Восстание против диктатора, хотя и успешное, носило его же знамёна…

Менее чем два года назад, на любимовской «Таганке» поднялось новое восстание. Оно закончилось уходом авторитарного 95-летнего режиссёра. Кто прав, кто виноват – судить, видимо, не посторонним. Но театр возглавил Валерий Золотухин – ещё один замечательный выходец из «гнезда любимовского».

А недавно он скончался. И кого блудные артисты попытались позвать в качестве главного режиссёра? Да все того же, авторитарного и диктаторствующего, по их же собственным прежним жалобам, Юрия Любимова.

Отчего так? – судить опять-таки не посторонним. Но говорит это в любом случае об очень простом и зримом факте: Театр на Таганке в поисках спасения смотрит в прошлое, а не в будущее. В сторону той самой, давшей так много гениев, театральной диктатуры. В сторону диктатуры, давшей так много творцов-повстанцев. В сторону диктатуры, которая давала простор воздуху свободы…

Хочется, чтобы через год полувековой юбилей «Таганки» отмечали как праздник ЖИВОЙ легенды отечественного и мирового театра.