Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 апреля 2013, источник: Газета Коммерсантъ

Ужасы в области балета

Сегодня в прокат выходит «Очень страшное кино 5» (Scary MoVie) — начавшись 13 лет назад с пародирования ужастиков и слэшеров типа «Крика», одна из самых кассовых франшиз продолжает затягивать в свою орбиту и наиболее заметные голливудские фильмы других жанров. По сравнению с более удачными третьим и четвертым «ОСК», пятый представляет собой скорее шаг назад, но все же пару раз ЛИДИЯ МАСЛОВА заставила себя хихикнуть

На третьем и четвертом фильмах художественное руководство «ОСК» принял классик пародийного жанра Дэвид Цукер, автор таких шедевров, как «Голый пистолет» и «Аэроплан!», после чего дело пошло значительно веселее и дальше сугубо сортирно-генитального юмора, преобладавшего первое время, когда сценаристами и режиссерами выступали основоположники франшизы, три чернокожих брата Уэйанс. В работе над сценарием пятого фильма Дэвид Цукер тоже поучаствовал со своим постоянным соавтором Пэтом Профтом, а режиссером стал Малколм Д. Ли, такой же молодой веселый негр, как и братья Уэйанс, а также кузен Спайка Ли. Впрочем, в прессе появлялась информация, что при окончательном монтаже в фильм вошел в основном материал, доснятый все тем же Дэвидом Цукером уже по окончании основных съемок, и в общем «ОСК-5» производит впечатление разношерстного коллективного творчества еще более сильное, чем предыдущие четыре фильма.

Начинается пятая серия почти с документального кино: играющие самих себя Чарли Шин и Линдси Лохан у него в спальне, уставленной камерами видеонаблюдения, записывают эротическое home video под музыку из «Шоу Бенни Хилла». Все их разнообразные кувырки и шпагаты представляют собой скорее акробатически-физкультурный юмор, но в данном случае хореографическое начало удачно вписывается в балетную сюжетную линию, где объектом пародии становится «Черный лебедь» Даррена Аронофски. С балетной тематикой связано несколько запоминающихся моментов — например, когда на репетиции пожилая «черная лебедь» (пародистка из Saturday Night Live Молли Шеннон) исполняет свою партию на полусогнутых, с бокалом в одной руке и сигаретой в другой. Без вульгарных физиологических находок тоже, конечно, не обошлось: у беременной балерины воды отходят прямо на сцене, на поддерживающего ее снизу партнера. Но есть и остроты потоньше: когда в кадре мелькает постер балета «127 часов», напоминающий об одноименном фильме Дэнни Бойла, запечатлевшего страдания застрявшего в расщелине альпиниста,-- и действительно, интересно было бы представить, как мог выглядеть этот балет.

Главную героиню теперь вместо забеременевшей Анны Фарис играет Эшли Тисдейл, и она не любознательная журналистка, а балерина, вместе с мужем-ученым (Саймон Рекс) въезжающая в загородный дом с несколькими приемными детьми, где их подстерегают такие же проблемы, как в сверхъестественной франшизе «Паранормальное явление». Кроме того, их домашний быт во многом почерпнут из популярного хоррора «Мама» об удочеренных одичавших в лесной хижине девочках. Хижина, разумеется, отсылает к такому этапному для жанра хоррора фильму, как «Хижина в лесу», и естественная логическая цепочка выводит авторов к «Зловещим мертвецам», над которыми они успели поиздеваться уже по трейлеру, хотя ремейк «Мертвецов» вышел всего за неделю до «ОСК-5».

Как и в первых фильмах, где пародия на несерьезный «Крик» изначально выглядела «маслом масляным», издевательства над страшными фильмами удаются пародистам меньше, чем отсылки к фильмам других жанров, и чем напыщенней первоисточник, тем приятней над ним поизгаляться. Изобретательности и непредсказуемости, однако, пятому фильму в этом отношении не хватает. Нетрудно догадаться, что в случае с «Прислугой» внимание насмешников привлек эпизод с шоколадным пирогом, который мстительная негритянская кухарка испекла для ненавистной хозяйки по специальному рецепту, только в «ОСК» к нему присовокупляют еще и хот-дог и банан из того же «шоколада». Более продуктивно, почти так же, как «Матрица» в предыдущих сериях, мог быть использован и богатый материал, содержащийся в «Начале» Кристофера Нолана,-- в «ОСК» человек, похожий на Леонардо Ди Каприо, погружается вместе с героиней в ее сон, где у него сначала загорается ширинка, а потом у них обоих вырастают изрядные сиськи, но масштаб нолановского мошенничества заслуживал бы более изощренного и беспощадного разоблачения. Зато «Начало» становится поводом воткнуть шпильку в фильм, съемки которого даже еще не начались,-- «Пятьдесят оттенков серого» по эротическому бестселлеру англичанки Э. Л. Джеймс. В посвященном ему пародийном скетче демонический миллиардер Кристиан Грей (Джерри О'Коннел) во время любимого им BDSM-досуга говорит свой партнерше safeword — «глубже». Поскольку авторы «Очень страшного кино», видимо, некоей отпущенной им природой глубины уже достигли, при всей любви к этой франшизе, дурацкой, но за прошедшие годы несколько раз блеснувшей если не бриллиантами юмора, то очень похожими на них стразами, все-таки на этот раз испытываешь малодушное желание взмолиться о пощаде и сказать авторам зрительское стоп-слово: «не смешно».