Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Я привык жить взаперти». Что известно о Чарльзе МэнсонеУтром 20 ноября в калифорнийской тюрьме умер Чарльз Мэнсон, один из самых известных преступников XX века, который создал секту, совершавшую убийства по его указанию
25 апреля 2013, источник: Газета.Ру, (новости источника)

Трансформеры на зарядке

В прокат выходит боевик «Кровью и потом: Анаболики» — автор «Трансформеров» Майкл Бэй красочно рассказывает о том, что происходит за закрытыми дверями фитнес-центров.

Завидев приближение штурмовой группы, качок Дэни Луго (Марк Уолберг) бросается наутек, эффектно вписывается в лобовое стекло полицейской машины и начинает рассказ о своем пути к реализации американской мечты. Меньше чем за год ему удалось пройти путь от бодибилдера с судимостью до успешного тренера и эффективного менеджера, который превратил заполненный пенсионерами бассейн в один из самых популярных фитнес-центров, где мускулистые парни и обладатели спорткаров соседствуют с лучшими стриптизершами Майами.

Энтузиаст силовых упражнений верил в то, что Америка — это страна возможностей, уважал Майкла Корлеоне и мечтал о доме с идеальной лужайкой.

Такой дом плюс ресторан и катер были у его чересчур хвастливого клиента (звезда сериала «Детектив Монк» Тони Шалуб).

Довольно дикая история преступления, совершенного работниками клуба Sun Gym в середине 1990-х, увлекла Майкла Бэя настолько, что он включил финансирование ее экранизации в условия сделки с боссами Paramount: он им третьих «Трансформеров», а они ему — 25 миллионов долларов на съемки независимой комедии.

Такими скромными бюджетами Бэй не оперировал со времен «Плохих парней».

Получив деньги и полную свободу, постановщик коммерчески успешных презираемых критиками блокбастеров позвал друзей, чтобы устроить вечеринку мечты с голыми девицами и горами кокаина. Дуэйн «Скала» Джонсон играет богобоязненную гору мускулов с интеллектом пятилетнего ребенка и в майке «Команда Иисуса». Крошечная собака грызет отстреленный палец. Бывшей Мисс Румынии (израильская модель Бар Пэли) объясняют, что теперь она секретный агент и работает на ЦРУ. Вдохновляющего главного героя на подвиги телемошенника (Кен Джонг) зовут Джон Ву, как режиссера «Пули в голове» и «Круто сваренных».

Первая реакция американской критики удивляет своей чопорностью.

Поскольку тон режиссера не оставляет сомнений в осознанном издевательстве над героями, Бэя в лучших традициях патриотического дискурса обвиняют в том, что он порочит американскую действительность, потакает низменным чувствам массового зрителя, поощряет извращенно восторженный взгляд публики на транслируемый с экрана образ страны. Мол, критик-то разглядит фигу в кармане, но простой американец с попкорном и колой увидит в бравых героях себя и не устыдится, а обрадуется, да еще и под радостный свист европейских первертов.

Какая-нибудь ассоциация бодибилдеров могла бы подать на создателей фильма в суд за один только девиз героя Уолберга: «Я верю в Америку и в фитнес».

Где-то через полтора часа после начала фильма поверх кадра с поджариваемыми на гриле человеческими руками появляется титр «Это все еще реальная история».

Образ и впрямь нелестный, в какой-то момент кажется даже, что это кавер-версия коэновского «После прочтения сжечь» и должен выйти Джон Малкович с программным монологом про представителей идиотизма. Вместо Малковича выходит Эд Харрис, а кретинизм оказывается пусть и вопиющим, но не всеобщим.

Кислотные цвета, блестящие на ярком солнце тела, силикон, тачки, хип-хоп, шуточки про евреев и негров, толстых тоже не обошли вниманием, но неясно, должны ли они все обидеться, или, напротив, будут польщены.

«Кровью и потом» — это какая-то «Полиция Майами» на стероидах, снятая не про циничных копов со вкусом к красивой жизни, а про клинически-тупых людей, которые на фоне «ламборгини» смотрятся куда убедительнее. В современном сленге для описания дичайшего кича есть слово «свэг», так вот, новый фильм Майкла Бэя задает золотой стандарт свэга. 

Автор: Владимир Лященко