Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 апреля 2013, источник: РИА Новости

ГМИИ готов поделиться зданием с Музеем нового западного искусства

МОСКВА, 25 апр — РИА Новости, Светлана Янкина. Директор Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина Ирина Антонова, чью идею о воссоздании ликвидированного в 1948 году Музея нового западного искусства поддержал в четверг президент РФ Владимир Путин, готова предоставить для него здание и передать часть коллекции

«Мы готовы отдать здание нашего комплекса, бывшую усадьбу Голицыных, под этот музей. Пусть он получит, если это кого-то больше всего волнует, самостоятельный статус, не зависимый от нас. Это может быть отдельный музей, со своим директором, который будет развиваться, пополнять свои коллекции и станет Меккой для всех, кто любит современное искусство. Это будет, уверена, один из лучших музеев мира по качеству коллекции», — рассказала Антонова РИА Новости.

Речь идет о повторном соединении в этом музее двух дореволюционных московских коллекций меценатов Сергея Щукина и Ивана Морозова, которые приобретали преимущественно современных им французских художников — Моне, Дега, Сезанна, Матисса, Ренуара и других не менее выдающихся мастеров, чем в то время в немалой степени способствовали развитию импрессионизма и пост-импрессионизма. После революции Щукин и Морозов были вынуждены покинуть Россию, а их национализированные собрания, побыв сначала Первым и Вторым музеями новой западной живописи, в 1923 году были объединены под общим названием Музей нового западного искусства, который ненадолго стал филиалом Музея изящных искусств (ныне ГМИИ).

По словам Антоновой, во время учебы в довоенное время она посещала этот музей, куда ее привел профессор Алпатов, поэтому состав коллекции известен ей давно. В 1948 году музей был расформирован по приказу Сталина на волне борьбы с буржуазным и формалистическим искусством. Картины, общая стоимость которых на международном арт-рынке составляет сейчас миллиарды долларов, предполагалось уничтожить, но в итоге они были поделены между двумя музеями — ГМИИ и Эрмитажем — и перемешены без соблюдения принадлежности картин тому или иному коллекционеру.

«Музей разрушили и изничтожили. Речь идет о нравственной проблеме — об исторической справедливости и восстановлении репрессированного музея. Это одна сторона. Потом речь идет о двух московских коллекциях, людях, которые за ними стоят. Были даже курьезы во время того раздела — взять, например, триптих Матисса: две картины оставили у нас, одну передали в Эрмитаж», — рассказала собеседница агентства.

В настоящее время переданную ГМИИ бывшую усадьбу Голицыных занимает Институт философии РАН, которому, по словам Антоновой, было подобрано взамен здание на Гончарной улице, но пока что оно не готово к размещению философов. Раньше Музей нового западного искусства размещался в бывшем особняке Морозова на Пречистенке, где сейчас расположена Галерея искусств Зураба Церетели — речь о том, чтобы музей воссоздавался на прежнем месте, не идет.

«Если то помещение на Гончарной улице быстро сделают, то они туда переезжают. И, как только они переедут, нужно будет сделать ремонт в этом здании и устраивать в нем тогда музей. Я просто предлагаю площадь, мы не претендуем ни на что», — сказала Антонова.

По словам директора ГМИИ, с ее инициативой восстановления исторической справедливости согласны далеко не все коллеги, даже сотрудники возглавляемого ей музея.

«Я просто не имела права молчать. Я уйду, и никто об этом и не вспомнит. И вообще, сейчас много равнодушия — если нужно что-то посмотреть, то я поеду в Эрмитаж, а что там судьба коллекции и люди, это нам все равно», — сказала Антонова.

Что касается позиции директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, то, по словам собеседницы агентства, его предварительное мнение заключается в том, чтобы воссоздаваемый музей стал филиалом Эрмитажа в Москве, на что директор ГМИИ «никогда не согласится».