Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 апреля 2013, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Оружие Аркадия Шипунова победило время

Военные конструкторы — это всегда засекреченный образ жизни. Их имена — тайна. Известными становятся лишь по-настоящему великие. Такой — великий — Аркадий Георгиевич Шипунов — ушел в лучший мир.

Его стрелковое оружие — пушки, ракетные системы — легендарно. Зенитно-ракетный комплекс «Панцирь» и противотанковые системы «Корнет» известны специалистам (и не только) на всей планете. Шипунов работал на Россию и нам завещал.

Даже звук имени — раскатистый — Аркадий Георгиевич. Не забалуешь. Шедевр, авиационная пушка, равной которой нет и не будет еще лет пятьдесят, — ГШ-23. Для штурмовиков, истребителей.

Если бы Шипунов вместе с Василием Грязевым сделали только ее, этого было бы достаточно, чтобы считаться оружейными гениями. А ему самому недостаточно.

«Если вы увидите где-то пушку, на БМП, на вертолете или самолете, не задавайте дурацкого вопроса, чья она. Она — разработки КБ приборостроения. Только!» — говорил Аркадий Шипунов, академик РАН, генеральный конструктор, директор Конструкторского бюро приборостроения.

В КБ приборостроения он пришел в начале 60-х. Дела были плохи. Деньги государство давало, а результата не получало. Шипунов не просто спас бюро, а сделал его очень знаменитым в очень узких кругах. А в 90-х спасать пришлось снова. От государства не было ни денег, ни заказов. Он добился права самостоятельно торговать с заграницей.

«В результате мы продали вооружения на три миллиарда долларов и обеспечили нормальную работу предприятия. Мы не допустили потери персонала. Более того, он у нас за время 90-х годов он возрос вдвое», — отмечал Шипунов.

Он — создатель ряда новых поколений оружия: управляемое, потом самонаводящееся, потом высокоточное. «Фагот», «Конкурс», «Метис», «Тунгузка» — ракетные комплексы, равных которым нет. Самолеты-невидимки, крылатые ракеты, танки — любые цели уничтожаются одним нажатием кнопки. В мире нет такой брони, которую не может пробить Шипунов.

«Если даже танк сделать цельнолитой, то все равно до центра мы достанем», — говорил Шипунов.

Настоящий ученый. Пятьсот научных работ и почти восемьсот изобретений. Он просчитывал, какое оружие будет актуально через пять лет, через двадцать, и всегда опережал военную угрозу.

«Американцы интенсивно работают и выделяют проблему создания нового вооружения для вертолетов нового поколения. Они выделяют на эту штуку скромно один миллиард долларов в год. И всего на эту программу будет израсходовано тринадцать с половиной миллиардов. Мы говорим: дайте 50 миллионов долларов — мы сделаем систему лучше американской, — уверял Аркадий Шипунов. — Не хочу я уступать никаким американцам, англичанам, французам. Есть такое явление, как у спортсмена».

Полигон, на котором испытывалось практически все оружие Шипунова, — место громкое. Окрестные жители, бывало, жаловались. А Шипунов вспоминал: «Когда я слышал выстрелы, лицо невольно расплывалось в идиотской улыбке».

Но понимаешь, что не само оружие любил Аркадий Георгиевич, когда слышишь, как он тихим голосом вспоминает: «Когда я во время войны лежал на земле, а над нами летали немцы и отстреливали любого по выбору, мне захотелось сделать так, чтобы они не летали».

Он сделал. И то, что до сих пор считается невозможным, комплекс «Панцирь». В радиусе 20 километров ни одна цель в небе и на земле не в состоянии его преодолеть. Он победил противника еще до того, как тот собрался нанести удар. А мы долго еще будем под его защитой.

Прощались с Аркадием Георгиевичем торжественно и вместе с тем по-семейному. Он ведь и жил так — без пафоса. На это не хватало времени — дел много. Несколько часов люди шли, несли цветы. Дмитрий Рогозин, заместитель председателя правительства, на панихиде говорил слова соболезнования родственникам Шипунова.

Похороны — 29 апреля в Москве, на Троекуровском кладбище. А в Туле КБ, где он проработал 50 лет, назовут именем великого оружейника — Аркадия Шипунова.