Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 апреля 2013, источник: РИА "ФедералПресс", (новости источника)

Айнарс Рубикис: симфонические концерты задумывались как подготовка к опере «Питер Граймс» Бриттена

Оркестр Новосибирского академического театра оперы и балета завершил зимне-весеннюю серию симфонических концертов, в ходе которой музыкальный коллектив исполнял малоизвестные произведения композиторов XX и XXI века.

Как утверждает музыкальный руководитель и главный дирижер оркестра Новосибирского академического театра оперы и балета Айнарс Рубикис, серия замышлялась как своего рода акция, целью которой должно стать празднование 100-летия британского композитора Бенджамена Бриттена. 22 июня оркестр новосибирского театра планирует исполнить «Военный реквием» композитора, считающийся вершиной его творчества. О том, зачем музыкальному коллективу нужно было проделывать такой длинный путь, а также почему в театре решили повременить с постановкой оперы «Питер Граймс» Бриттена, «ФедералПресс.Сибирь» рассказал маэстро Айнарс Рубикис.

Как руководитель оркестра, что вы можете сказать, по какому пути надо идти музыкальному коллективу? Нужно знакомить слушателей с новыми произведениями или исполнять то, что им давно уже полюбилось и знакомо? Нужно ли вести слушателей за собой или стоит идти за ними?

Должно быть и то, и другое. Разве мы сегодня пользуемся старыми телевизорами? Конечно, может, такие люди существуют, но их уже стоит причислить к разряду собирателей антиквариата. То же самое в музыке. Мы живем, когда вокруг постоянно появляются новые гаджеты, но музыка и искусство тоже идут вперед. Вопрос состоит в том, как приучать слушателей к новой музыке, которая живет сегодня.

Я до сих пор помню, как год назад, 12 мая, публика была удивлена, что мы сыграли Альфреда Шнитке, вальс из кинофильма, стилизованный под Штрауса. Это произвело на некоторых людей сильное впечатление.

К сожалению, не всегда удается дать публике то, что она хочет. Мои руки связаны теми графиками выступлений, которые уже простираются до 2015 года. Например, в январе из-за переноса премьеры «Мессы» Леонарда Бернстайна у нас пропал запланированный концерт русской музыки.

Прошло уже полтора года с того момента, как оркестр театра начал регулярно давать симфонические концерты (первый концерт состоялся 18 октября 2011 года, – прим. «ФедералПресс.Сибирь»). Но я по-прежнему убежден, что дирижер не только обязан в какой-то степени воспитывать оркестр на известных произведениях, но и должен следить за тем, чтобы уровень его исполнительского искусства повышался.

Если первый концерт был просто попыткой притирки музыкантов и дирижера, то выступление, где были произведения Белы Бартока, стало экзаменом для концертмейстеров. Концерт, который прошел в марте, – это было испытание для деревянных духовых. «Credo» Петериса Васкса, написанное в 2010 году, также стало определенной проверкой. Я чувствовал это по музыкантам, которые после первой репетиции подходили, спрашивая, не музыка ли это к кинофильму. Последнее выступление с двумя фанфарами и концертом для кларнета Аарона Копленда должно было стать проверкой тех возможностей, которыми обладает группа медных духовых инструментов.

Как вы полагаете, ваши идеи были встречены публикой одобрительно?

В конце сезона мы будем проводить совещание, чтобы оценить эксперименты, начатые в этом году. Там же будет принято решение, продолжать ли симфонические концерты и концерты для детей. Надо оценить слушателя. Понимает ли он то, что мы хотим показать? Но я уверен, что в ближайшее время мы точно не будем играть Лучано Берио или Карлхайнца Штокхаузена, потому что я знаю, что сразу после первой минуты зал будет пустой. Я хотел бы показывать новую музыку легкой, чтобы слушателя не испугать.

Расскажите, произошла какая-то задержка с постановкой оперы Бриттена «Питер Граймс», премьера которой некоторое время назад вроде бы анонсировалась на июнь?

Знаете, это совсем больной для меня вопрос – связанный с постановкой «Питера Граймса», – но это вопрос не ко мне. Моя версия такая: по просьбе директора театра Бориса Мездрича я переставил эту постановку на июнь 2015 года, когда будет не только 70-летие Новосибирского театра оперы и балета, но и 70-летие первой постановки этой оперы.

У директора будет еще время подумать об этом произведении, потому что, как мне кажется, он еще не успел погрузиться в эту оперу и не совсем понимает возможности той команды постановщиков, которую я предлагаю привлечь. А среди них есть ребята, которые работали с Бритни Спирс. Они знают, как надо делать свет, но на этот раз предлагают по полной программе использовать имеющуюся у театра аппаратуру, чтобы интегрировать в оперу видеоконтент в формате 3D.

На последнем совещании, где было сказано о том, что со мной продлен контракт, директор ни словом не обмолвился о «Питере Граймсе». Театр не отвечал на наши имейлы по поводу Бриттена, начиная с января. О том, что проект не состоится, я узнал не от директора. Впрочем, для меня также стало недавно сюрпризом известие о том, что постановщиком нового «Бориса Годунова» в театре будет Игорь Селин.

Чем вы объясните то, что руководство театра отказалось от «Питера Граймса»? У оперы слишком мрачный сюжет?

Возможно, тут были такие же сомнения, как и с «Мессой» Бернстайна, сюжет которой можно трактовать как то, что священник Селебрант сходит с ума и считает, что он сам господь бог. Но вопрос состоит в том, где мы ставим акценты. Если опера Бриттена о том, как Питер Граймс загубил молодого парнишку, – то это одно. Но я знаю, что в Новосибирске уже ведутся разговоры о том, что опера будет о педофилии. Может быть, наше общество так испорчено, что мы хотим видеть только плохое в этом мрачном сюжете?

Но давайте съездим в тот поселок, про жизнь которого написана опера Бриттена. Там ничего не изменилось более чем за полвека, там нет такого XXI века, как у нас здесь. Но если посмотрим на этот сюжет по-другому, то мы можем понять, что это опера о прощении.

Вообще-то постановка оперы «Питер Граймс» была моей целью. Для этого проводились эти симфонические концерты, чтобы, начиная с января, подготовить слушателя к этому необычному лакомству. Я сознательно шел на этот риск. Но сейчас я понял, что с Бриттеном в России не очень… Хотя между ним и Дмитрием Шостаковичем ставят знак тождества и они были даже дружны. Но в любом случае в июне к 100-летию Бенджамина Бриттена будет исполнение «Военного реквиема», а кроме того, сюда приедет британский камерный оркестр «Северная симфония».

Вы уже работаете в Новосибирске полтора года. Скажите, вы интересовались достижениями композиторов Сибири. Например, вы слышали произведения Аскольда Мурова или «Таежную симфонию» Владимира Токи? Насколько интересна для вас такая музыка?

Честно скажу, что я не слышал ничего. Но необходимая информация у меня уже есть. Думаю, что к 2015 году на эту тему что-либо созреет. Во всяком случае, могу сказать, что в театре обсуждаются вопросы постановки новой современной оперы об адмирале Колчаке.