Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
6 мая 2013, источник: Ежедневник.by, (новости источника)

Искусственным цветам говорят «нет» и священники, и экологи

Распространившаяся среди белорусов мода украшать могилы искусственными цветами символизирует фальшь современных обрядов поминания усопших и оборачивается горами пластика на свалках, считают специалисты.

14 мая, на Радуницу, многие белорусы отправятся к местам упокоения своих родных – помянуть и навести порядок на могилах. В этот день могилы украшаются новыми искусственными цветами, а старые цветы выбрасываются.
Так каждый год образуются кучи пластикового мусора. В городских кладбищах отслужившие свой недолгий век искусственные украшения вместе с другим мусором собираются коммунальными службами и отвозятся на свалку. Деревенские жители зачастую искусственные цветы с кладбища относят в близлежащий лес, украшая таким образом лесные ландшафты кучами нетленного пластика.

Испокон веков белорусы на места упокоения своих предков приносили живые цветы. Теперь же в дни перед Радуницей городские рынки и улицы завалены разноцветной пластиковой мишурой. В цене она не всегда уступает настоящим цветам – маленькие невзрачные пластиковые изделия можно найти тысяч за 15. Большинство же произведений рук человека (вернее, китайских фабричных станков) обойдутся тысяч в 20-30. А есть и по 50, и по 70.

Экологи обеспокоены торжеством пластика накануне Радуницы.

Директор Центра экологических решений Евгений Лобанов рекомендует белорусам не использовать искусственные цветы для украшения могил. «Мы их покупаем, приносим на кладбище, и уже через некоторое время этот предмет становится мусором», — отметил в беседе с «Ежедневником» эколог. – От них и радости никому никакой, и вред окружающей среде наносится значительный".
Специалист также обратил внимание, что на производство искусственных цветов тратится большое количество ресурсов, в том числе нефтепродуктов.
Этот пластик не собирается для переработки, и Евгений Лобанов подчеркивает, что проще не создавать проблему, чем искать пути ее решения. На могилах можно сажать живые цветы.

Многие люди, руководствуясь представлениями, что цветы с могил нехорошо отправлять на мусорные свалки, сжигают их. Это особенно активно практикуется в сельской местности. Экологи же настаивают, что мусор вообще нельзя сжигать. Во-первых, в составе мусора могут быть какие-то вторичные ресурсы, которые можно отправить на переработку, обращает внимание Евгений Лобанов. А во-вторых, в состав украшений из пластика могут входить красители, пластификаторы и другие вещества, которые при сжигании попадут в воздух. «Кроме того в условиях открытого горения, где температура сравнительно небольшая – 200 градусов максимум, могут образовываться новые опасные химические соединения, — сказал эколог. – В первую очередь дышать этим будет тот, кто непосредственно сжигает мусор. А в конечном итоге, это вносит свой вклад в состояние окружающей среды».

Люди объясняют свою любовь к полипропилену его долговечностью – такие цветы весь год простоят, до следующей Радуницы. По словам отдельных посетителей городского кладбища, делать выбор в пользу пластиковых цветов подталкивает и расхожее убеждение: «Мертвым живые цветы не надо ставить».
Имеют ли такие предрассудки под собой основание в православной традиции, «Ежедневник» выяснил в беседе с Павлом Сердюком, настоятелем Прихода храма святителя Николая Японского.

«Какое отношение православная церковь может иметь к пластмассовым китайским цветам? – недоумевает отец Павел. — Это чистой воды бизнес, люди зарабатывают на этом. Есть спрос – есть предложение. Сегодня в целом есть спрос в нашей жизни на бутафорию, на фальшивку, значит, будет и предложение».

Вся эта пластмассовая бижутерия – это подмена, уверен священник. «Что мы несем на могилы? – любовь и скорбь утраты, либо мы несем пустоту, которую закрываем какими-то побрякушками».

Настоятель советует людям приносить живые цветы, а лучше – высаживать живые, которые как раз весной начнут прорастать. «Это такой символ, напоминающий о воскресении, о вечной жизни. Смерть, хотя она и омрачает жизнь утративших любимого человека, не будет властвовать всегда».
«Но это актуально для людей верующих. А неверующие люди склонны поступать в рамках некоего общего потока, мэйнстрима, укоренившихся привычек», — сказал Павел Сердюк.

Священник не одобряет распространившихся в широких массах традиций в отношении некрополисов. «Не нужно есть на могилах, разводить этих пиров с обильными возлияниями алкоголя. Кладбище в этот день превращается в семейные разборки – кто кого обидел, кто больше скорбел…»

При таком внешнем посещении кладбищ мы не можем сказать, что мы чтим память своих предков, подчеркнул настоятель. «Находясь в этом месте, мы ведем себя совершенно неблагоговейно по отношению к памяти».

Пытаясь объяснить, откуда берутся такие традиции, Павел Сердюк обратил внимание, что человек по сути своей религиозен. «А смерть, все, что связано с умиранием, местами упокоения всегда вызывает желание выполнять некие действия, — сказал священник. – Часто, если нет осознанной, сформулированной веры в Бога, в воскресение мертвых, в вечное воздаяние, то это выливается в такие квазирелигиозные формы».