Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 мая 2013, источник: ИА Татар-информ

В Камаловском театре в последний раз сыграют спектакль «Черная бурка»

Этот спектакль немеркнущей славы впервые был представлен зрителям 7 ноября 2002 года.

(Казань, 6 мая, «Татар-информ»). Сегодня в Татарском государственном академическом театре им.Г.Камала в последний раз сыграют спектакль «Черная бурка» по пьесе Геора Хугаева, сообщили в пресс-службе театра.

Этот спектакль немеркнущей славы впервые был представлен зрителям 7 ноября 2002 года. Всякий театр-дом богат и славен мифами и легендами, воспоминаниями и традициями. Не исключение и флагман татарского сценического искусства – театр им.Камала. Именно премьерой «Черной бурки» повелось отмечать день рождение безвременно ушедшего мастера, главного режиссера, народного артиста СССР Марселя Салимжанова, почти 40 лет возглавлявшего коллектив. Эту традицию ввел его преемник и последователь, постановщик спектакля «Черная бурка» Фарид Бикчантаев.

Первым, кто обратил внимание на пьесу Геора Хугаева, был сам Марсель Салимжанов. Он взял ее в репертуар и должен был приступить к репетициям сразу после выпуска «Баскетболиста». Но не случилось, в марте 2002 года режиссера не стало…

Работая над формой будущей постановки, Фарид Бикчантаев почти сразу остановил свой выбор на жанре музыкальной драмы, смысл которой раскрылся бы в сочетании игрового начала спектакля и притчевой природы пьесы. В содружестве с композитором Масгудой Шамсутдиновой и аранжировщиком Юрием Чаплиным была создана музыкальная партитура. Балетмейстер Олег Николаев придумал танцы и пластическое решение отдельных сцен. Художественный мир спектакля – остроугольные конструкции в холодных тонах и под стать им иллюзорные горы на заднем плане – изобрел Сергей Скоморохов. Костюмы – Людмила Волкова. Одними из главных достоинств будущего спектакля стали блестящий перевод пьесы, выполненный Юнусом Сафиуллиным, и тексты песен, написанные Ильтузаром Мухаметгалиевым.

Однако главным фактором, определяющим успех той или иной постановки, был и остается выстраиваемый режиссером в процессе репетиций актерский ансамбль. Говоря о звездном составе «Черной бурки» не стоит упускать из виду, что десять лет назад такие актеры, как Л.Хамитова, Р.Бариев, И.Хайруллин, Л.Рахимова еще не имели сегодняшнего статуса. Ляйсан Рахимова делала первые шаги в профессии. Дуэт Хамитова-Хайруллин (сложившийся на спектакле «Рыжий насмешник» до обидного мало продержавшемся в репертуаре) еще должен был пройти испытание временем.

Необыкновенно мощно раскрылся здесь актерский талант Радика Бариева в роли Пастуха. Несколько лет назад органично влился в спектакль в роли барашка Беша молодой актер Алмаз Гараев. Даже нынешний директор театра Ильфир Якупов за свой недолгий актерский век успел поучаствовать в массовке этого спектакля. Впрочем, какая же это массовка, если многие глубинные смыслы спектакля и его художественная форма располагаются на этаже массовых хореографических номеров, задающих темп и ритм, динамику действия и порождающих его атмосферу. А потому, без риска ошибиться, можно назвать «Черню бурку» поворотной вехой в творческой биографии актеров. Благодаря чему многие участники получили общероссийскую известность, а такие корифеи сцены, как Тазетдинов, Шарафиев, Гайнуллина после некоторого творческого спада, обрели второе дыхание и упрочили свои лидерские позиции в труппе.

В творческой биографии режиссера «Черная бурка» занимает особое место. Это водораздел. Первый спектакль в статусе главного режиссера. Эпитафия учителю. И выдержанный с блеском экзамен на творческую зрелость. Поставив «Черную бурку» сорокалетний Бикчантаев расстался с режиссерской молодостью. Десять лет спустя это не вызывает сомнений.

Опыт «Черной бурки» пригодился при постановке «Казанского полотенца» и «Go!Баламишкин», «Гульджамал» и «Диляфруз-remake», лег в основу «Молодых сердец» и «Голубой шали», но главное утвердил право театра на новую эстетику – уход от бытового реализма и возвращение к истокам народной театральности, синтез игрового и психологического начал, верность традициям и поиск нового театрального языка.

Вокруг «Черной бурки» сформировалось зрительское ядро, способное на серьезный диалог с театром. Тот театр Камала, каким мы его теперь знаем, невозможно представить не только без спектакля «Черная бурка», но и без его влияния на смену эстетического курса. Это знаковая работа. Это уже достояние истории.