Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 мая 2013, источник: Газета Коммерсантъ

За самоотверженный блуд

В прокат выходит «Черри» (About Cherry), кинорежиссерский дебют преуспевающего литератора из Сан-Франциско Стивена Эллиотта. В работе над сценарием о юной девушке, делающей первые шаги на порнографическом поприще, участвовала порноактриса Лорелея Ли, которая, видимо, относится к своей работе с щемящей нежностью. Легкое удивление от того, что фильм не кончается свадьбой, испытала ЛИДИЯ МАСЛОВА

Калифорнийского Стивена Эллиотта не стоит путать с австралийцем Стефаном Эллиоттом, создателем «Присциллы, королевы пустыни», да и в общем-то по режиссерскому почерку перепутать их затруднительно. Но даже большей проблемой, чем осторожная режиссура, является тут драматургическое бессилие, которое не может победить даже приличный кастинг: например, маму героини, на алкогольной почве часто обнимающуюся с унитазом, играет Лили Тейлор, а платонического лучшего друга-индийца — Дев Патель (главный герой в «Миллионере из трущоб»).

Второстепенный актерский состав по мере сил пытается оттенять и как-то оживлять задумчивую героиню Эшли Хиншоу, принадлежащую к драгоценной (особенно для порнографии) породе девушек, которым что скажут, то они и делают. Когда бойфренд (Джонни Уэстон) предлагает ей заработать сотню-другую, снявшись голой для интернета, она только сначала немного обижается, а потом так входит во вкус, что уже бойфренд начинает хмуриться. Поздно: героиня бросает работу в прачечной и в компании лучшего друга устремляется в крупный культурный центр Сан-Франциско, испытывая по дороге мимолетные и незначительные сомнения: «Как ты думаешь, на что похож Сан-Франциско? — Там все будет по-другому».

В Сан-Франциско на инфантильную блондинку кладет глаз порнорежиссерша — играющая ее Хизер Грэм, чудесным образом законсервировавшись, выглядит почти так же, как в 1997-м, и служит своего рода приветом от «Ночей в стиле буги» Пола Томаса Андерсона, где она играла порнозвезду, никогда не снимавшую роликовые коньки. Теперь с ее участием Стивен Эллиотт развенчивает стереотип (если он у кого-то был), что режиссер-порнограф — это плешивый старикашка с масляными глазками, пускающий за камерой похотливые слюни. В «Черри» порнуху режиссирует чистейшей прелести чистейший образец, белокурый ангел, как бы не имеющий не только возраста, но и пола,-- несмотря на абсолютную женственность героини Хизер Грэм, она не любит мужчин, а предпочитает девушек, особенно таких же ангелоподобных, как она сама (настоящее имя заглавной героини — Анджелина, а Черри — творческий псевдоним).

Поначалу, правда, Черри пытается по привычке продолжать личную жизнь с мужчинами и знакомится в стриптиз-клубе с богатым юристом (Джеймс Франко), который обволакивает ее изысканной атмосферой, водит на вернисажи, угощает кокаином с руки и под далекие отзвуки классической музыки заводит интересный разговор про изобразительное искусство. Несмотря на все эти утонченные атрибуты, бледный и условный персонаж Джеймса Франко, кажется, нужен в фильме единственно для того, чтобы в нужный момент огласить буржуазное общественное мнение: «У тебя отвратительная работа. То, что ты делаешь,-- отвратительно. Ты вызываешь у меня отвращение».

Черри, вообще не понимающая, что общего у порноактрисы с проституткой, решает, что ее друг просто обнюхался, и на голубом глазу отвечает: «Так это ж моя работа!» Этот аргумент звучит в фильме неоднократно из разных уст, и допотопный морализаторский пафос — мол, как же так, за деньги с незнакомыми мужчинами — в третьем тысячелетии заменяется невозмутимой интонацией «А чего такого-то?».

Вместе с морально-этическими колебаниями исчезает и элемент порочного возбуждения, сопутствующий порнографии как чему-то не вполне социально одобряемому, зато возникает привкус рутины — служба такая, понимаете ли. Если в тех же «Ночах в стиле буги» между порноактерами возникала явная сексуальная химия, то в гигиеничной «Черри» даже откровенные сцены оставляют впечатление детского утренника. Когда добросовестно отжаренная перед камерой героиня с видом благовоспитанной девочки говорит партнеру спасибо и становится под душ в конце тяжелого трудового дня, можно попробовать представить, что с ее натруженного тела, как с шахтера после забоя, будет стекать какая-то метафорическая грязюка: но ничуть не бывало — прозрачный порнографический пот смывается с нее легко и бесследно, как с гуся вода.