Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 мая 2013, источник: Новости Перми

«Географ глобус пропил» теперь уже в Театре-Театре

16 мая состоялась премьера одного из самых ожидаемых спектаклей этого сезона — «Географ глобус пропил» по роману Алексея Иванова, инсценировку которого сделала пермский писатель и драматург Ксения Гашева.

Режиссерскую версию создала Елена Невежина, ученица Петра Фоменко, Сергея Женовача, Евгения Каменьковича. Три соавтора, родившиеся в конце 1960-х, создали текст о своем поколении и, конечно же, «герое своего времени». Каким бы он ни был – пьяницей-разгильдяем или «современным святым», не желающим оказаться ничьим «гарантом счастья», – он свой. И этим все сказано. В своем болоте, как говорится, и лягушка поет. 

Не случайно в спектакле так много музыки. К примеру, разве можно сегодня просто сказать о мечте, не припомнив строчки из песни группы «Чиж и Ко»: давай «принесем домой и оставим с собой до весны, а потом с балкона отпустим ее — пусть летит»? Далее, во второй части спектакля, «разожжем костер и согреем хоть одну звезду». Естественно, в походе, глядя на небо, как это делают девятиклассники, подопечные главного героя Виктора Служкина (его убедительно играет Сергей Детков). Они сплавляются по пермским рекам и знакомятся с историческим прошлым этих мест – далеким и близким. Правда, на их безудержное веселье, рожденное якобы обретенной свободой, бросает тень безудержное пьянство учителя, который уже не верит в то, что чувства добрые без «литры» можно пробудить. 

Победить (как на то указывает его имя) у него не получается ни на одном из фронтов – ни на личном (жена уходит к другу), ни на школьном («игра в поддавки» не улучшает дисциплину). Смиренно принимая все невзгоды, кажется, он сохраняет верность только «братству» одноклассников, их друзей и подруг, чьи жизни крепко «настояны» на бытовухе и желании уехать. По Каме, Волге, Каспию… к острову Мадагаскар, карта которого бесполезно висит в кабинете, где ведет уроки Служкин. Вырваться из судозаводского микрорайона не удается никому, хотя попытки и предпринимаются.

Кстати, пространство для встреч героев оборудовано узнаваемо (текст романа, конечно, еще более изобилует конкретными реалиями). В левой передней части сцены размещена конструкция, напоминающая детскую горку, но имеющая подвальное окошечко и переходящая в подвал. Кто не знает, как подростков, да и взрослых тянет выпить на детской площадке или где-нибудь в «подземелье» (между прочим, оттуда вначале появляется «новый русский», а позже пара асоциальных элементов)! На заднем плане возвышается нечто похожее на пожарную лестницу многоэтажек, по которой грех не подняться, испытывая силу воли. Также в глубине сцены «из земли» вырастает труба парового отопления в терморубашке, а перед ней стоит пятиярусная стадионная трибуна, на которой сидят 13 манекенов в школьной форме для мальчиков и девочек (с ними будут танцевать вальс на выпускном). 

На уровне верхнего яруса трибуны находится площадка для музыкантов и вокалиста, своего рода школьного вокально-инструментального ансамбля. В центре сцены – школьный класс из шести парт, по ходу спектакля трансформирующийся в квартиры действующих лиц. Справа – детская карусель и раскиданные сетки от кроватей (в начале 1990-х это было обычным явлением, так как народ не утруждал себя прогулкой до мусорки, а отправлял ненужное во двор). На них в спектакле прыгали взрослые, вспоминая годы юности.

Ученики Служкина выпускаются из школы – и звучит песня Егора Летова «Про дурочка»: «А сегодня я воздушных шариков купил, полечу на них над расчудесной страной», «всегда живой». Шарик улетает и не возвращается, потому что нет надежды (неспроста жену Служкина зовут Надеждой, которая не любит его и жить с ним не хочет). И утешения тоже нет. Есть только память о детстве – в виде фотографий, где ты еще «такой хороший!», встроенных в периодическую систему химических элементов серой, будничной жизни.

К сведению тех, кто ориентируется в карте театральной жизни России — спектакль по роману Алексея Иванова впервые поставил Омский государственный драматический «Пятый Театр» в конце октября 2010 года (режиссер — Максим Кальсин) в рамках Лаборатории современной драматургии.