Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 мая 2013, источник: Telegraf.by

Бобруйская крепость: испытание настоящим

В городе Бобруйске Могилевской области находится один из крупнейших памятников истории Беларуси ХІХ века – Бобруйская крепость. Построенная немногим более 200 лет назад, крепость довольно хорошо сохранилась, хотя и пережила не одну войну. Тем не менее, сегодня данный памятник истории и культуры Беларуси находится в весьма плачевном состоянии. Более того, о нем практически ничего не знают не то что туристы, но и жители самого Бобруйска.

Крепость начали возводить в 1810 году – через 17 лет после присоединения города к Российской империи. Для этого, правда, пришлось разрушить старый город, от которого сохранился лишь иезуитский костел, построенный в 1740-е годы. Авторами плана крепости выступили известный белорусский историк и инженер Теодор Нарбут и российский генерал Карл Опперман.

Бобруйская крепость должна была стать одной из самых мощных в Европе. Она состояла из семи полигонов и прибрежного форта, южная часть которого называлась восьмым полигоном. Общая протяженность всех фронтов основной крепости составляла около 3,8 километра. Кроме фортификационных сооружений, на территории крепости находились более 250 домов горожан, разбитых на 24 квартала.

В начале 1812 года крепость была уже почти завершена, и сюда начало прибывать вооружение. Во франко-российскую войну 1812 года она выдержала четырехмесячную осаду французских войск, некоторое время в ней отдыхали российские войска под руководством князя Петра Багратиона. В 1823 году расквартированные в крепости будущие декабристы планировали захватить здесь российского царя Александра I и потребовать от него Конституции. Позже крепость стала тюрьмой для многих декабристов, а также участников антироссийских восстаний 1830-1831 и 1863-1864 годов.

В начале 1840-х годов твердыня становится одной из лучших цитаделей в Европе. Однако развитие военной техники показало, что в новых условиях ведения войн крепости уже никого не спасут. В 1868 году Бобруйскую цитадель перевели из первого класса обороноспособности во второй, в 1886-м – преобразовали в крепость-склад, а в 1897-м – ликвидировали как стратегическую единицу.

В 1905-1907 годах в крепости  произошли революционные волнения среди солдат. А в 1918 году она стала центром антибольшевистского восстания польского корпуса под руководством Юзефа Довбор-Мусницкого. Во время оккупации Бобруйска войсками Польши в 1919-1920 годах на территории крепости находился лагерь для военнопленных красноармейцев. В 1941 году уже немцы создали здесь лагерь для советских военнопленных. Многие из них были убиты 7 ноября того же года. После войны здесь находилась военная часть, которая в связи с развалом СССР из крепости ушла.

Разрушения военных лет, реконструкции изменили первоначальный вид крепости, нарушили целостное единство комплекса. В результате сегодня она находится в довольно плачевном состоянии.

Бобруйский горисполком: денег на крепость не хватает

Заместитель председателя Бобруйского горисполкома Александр Маркачев отметил, что существует целый ряд моментов, не позволяющих изменить ситуацию с Бобруйской крепостью. «С одной стороны, отдавать строения не позволяет законодательство, с другой стороны, нет никаких преференций тем, кто хотел бы вложить свои средства», — заявил он.

По его словам, у властей города не хватает финансовых средств для реконструкции крепости, для чего требуется привлечение в том числе средств частных лиц. Предложения же ряда объектов конфессиям отклика с их стороны не нашли, сообщил Александр Маркачев.

Тем не менее, отметил он, власти города разработали проектно-сметную документацию реконструкции третьего полигона крепости, которая должна быть утверждена в конце мая — начале июня. Также на территории комплекса создаются объекты, цель которых привлечь к ней внимание людей, в том числе и инвестиции: создание комплекса «Бобруйск-Арена», памятника жертвам фашизма авторства Леонида Левина, воссоздание православного собора Александра Невского и так далее.

«Вообще, на территории Могилевской области находится 1080 памятников истории и культуры. Это чуть ли не самый большой показатель в стране. Мы их нашли, они стоят на учете, но это очень большой объем. Финансовых средств не хватает. Здесь решения должны приниматься в том числе и на уровне правительства», — подчеркнул замглавы Бобруйского горисполкома.

Между тем местным краеведам ситуация с крепостью видится немного иначе. Так, по словам члена Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Игоря Ткачева, крепость находится в запущенном состоянии. «Когда ее откапывали в 2008 году к открытию Ледового дворца, то были какие-то планы, что с ней делать, как ее застраивать, но сейчас она никому не нужна. Кроме нескольких зданий, которые отдали предпринимателям, остальные разрушаются. Было бы хорошо хотя б консервацию, даже не реставрацию сделать, чтобы крепость могла дождаться лучших времен», — отметил он.

Краеведы: власти избавляются от памятников

«Есть также непроверенная информация, но ее мне приходилось слышать, по крайне мере, из трех источников, что 15 строений собираются исключить из списка памятников истории и культуры. Астапович (руководитель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович – Телеграф) говорит, что это 100-процентная информация. К сожалению, пока неизвестно, что это за памятники. Известно лишь об одном объекте – Рогачевских воротах», — сообщил Игорь Ткачев.

По его словам, для истории Беларуси Бобруйская крепость не менее важна, чем Брестская. «Она простояла и войну 1812 года, сыграв очень важную роль в ней, удерживая большие силы наполеоновской армии. Она пережила и поляков в 1918-1920 годах, и вторую мировую войну. Однако наибольшему уничтожению она подверглась в мирное время в XXI веке. В советское время здесь была военная часть, здания досматривались, однако с того времени, как отсюда ушли военные, здания начали очень быстро разрушаться. В крепости живет и работает множество бездомных, которые ее просто по частям растягивают: и кирпичи тянут, и балки выламывают. Однако это никто даже пытается остановить. Это никому не нужно», — подчеркнул краевед.

Игорь Ткачев также прокомментировал заявления Александра Маркачева о том, что строительство в крепости «Бобруйск-Арены» и ряда других сооружений привлечет к крепости больше внимания. «Ну вот посмотрим. Построили “Бобруйск-Арену”. Буквально в 100 метрах от нее находятся укрепления Бобруйской крепости. И “Бобруйск-Арена” никак не повлияла на состояние крепости: как она разрушалась, так и разрушается дальше. Что касается православного монастыря, то да, он восстанавливает те здания, которые находятся на его территории. Но рядом находятся иезуитский костел, укрепления крепости, и монастырь на их сохранность никак не повлиял. При этом в крепость – в сохранившийся кусочек XIX века – никого не спрашивая, “вперли” НЛО из стекла и бетона (имеется в виду “Бобруйск-Арена” – Телеграф). Подходит он к XIX веку или нет?» – говорит он.

По словам Игоря Ткачева, при восстановлении Бобруйской крепости следует регламентировать, что тут должно находиться. «Это XIX век. Рекламные вывески, неоновые подсветки будут смотреться тут чудовищно. Тут можно проводить исторические реконструкции, исторические фестивали, съемки фильмов, чтобы сохранилась аутентичная часть тех времен. Почему бы сюда, например, не перенести Бобруйский краеведческий музей?» – задается вопросом он.

Игорь Ткачев также заявил, что бобруйская общественность почти не интересуется крепостью, «кажется иногда, даже не знает, что такая крепость есть». В свою очередь краевед Марина Молчанова сообщила, что «среди части бобруйской общественности и любителей истории существует амбивалентное мнение насчет ценности этой крепости».

«Существует такой конфликт ценностей. С одной стороны, здесь на самом деле было очень много исторических событий, крепость является значительным памятником фортификации и архитектуры, но с другой стороны, крепость воспринимается как памятник российской оккупации. Я сталкивалась с такими мнениями, что нам эта крепость не нужна, потому что при ее строительстве был уничтожен старый Бобруйск, что она — именно российский, а не белорусский памятник», — отметила она.

По ее словам, в крепости также почти не проводятся экскурсии. «В основном сюда водят местных школьников. А так, массовых туристических групп здесь не встретишь. Туризм у нас развивается только на бумаге. Составляются очень красивые рекламные проспекты, как мы будем возить туристов по всему Бобруйскому району. А на самом деле можно ни одной туристической группы не встретить», — заявила она.

В свою очередь Игорь Ткачев заявил, что «сюда едут только любители, которые непосредственно интересуются крепостью». «Нам говорят, что каждый турист, приезжая в Беларусь, оставляет здесь 100-200 долларов. Если восстановить крепость, пригласить сюда туристов, сделать здесь инфраструктуру, то эти деньги пойдут в Бобруйск, на пользу городу. Я считаю, что от этого будет большая польза», — добавил он.

Иезуитский костел: еще чуть-чуть и все?

Особую обеспокоенность у краеведов вызывает построенный в 1740-е годы, еще во времена Речи Посполитой, иезуитский костел. При Российской империи из костела, оказавшегося на территории крепости, сделали цейхгауз – склад для оружия и амуниции, а также уничтожили костельные башни, которые могли бы служить ориентиром для вражеской артиллерии. Во времена СССР в бывшем костеле разместили гауптвахту. Сейчас он пустует и, по словам Игоря Ткачева, «дошел до такого состояния, что дальше некуда».

«Иезуитский костел с такой стабильностью горит – раз в год или раз в два года, что я почти уверен, что загорится вновь», — заявил он.

По словам Марины Молчановой, последний пожар случился на чердаке костела. " Когда мы были там чуть более двух лет назад, так там мусора было полно. Матрасы какие-то лежали. Страх, что делалось", — отметила краевед.

При этом, как рассказал Игорь Ткачев, несмотря на многочисленные обращения граждан бобруйские власти даже после регулярных пожаров ничего не предпринимали, чтобы сохранить памятник истории и культуры.  "В феврале в костеле были и ворота раскрыты, и окна выбиты, и дверь еле держалась. После очередного обращения ворота заварили. Потом мы написали еще одно обращение, и ремонтники перелазили через заваренные ворота и закладывали кирпичами двери. Власти также написали ответ, что в 2013 году планируют отремонтировать дырявую крышу. Но если они перелазили через ворота, чтобы заложить двери, то, как они будут ремонтировать крышу? А с другой стороны костела и окна раскрыты, и подвалы, но там ничего не делается", — отметил он.

Игорь Ткачев также сообщил, что в отношении иезуитского костела обследовать его состояние и составить проект консервации стоит около 20 млн рублей. «В истории Бобруйска этот костел – это начало каменной архитектуры. Это, вообще, первое каменное здание в городе. И даже ради этого его надо сохранить. К тому же каждый костел неповторимый. Их нет одинаковых, как бывают одинаковыми православные церкви», — сказал он.

Краеведы также сообщили, что Католическая церковь в Беларуси не особо интересуется зданием бывшего костела. По словам Марины Молчановой, в 2006 году был восстановлен приход апостолов Петра и Павла, настоятелем которого был назначен ксендз Константин Карака. Однако вскоре священника перевели в соседний Глуск и о приходе забыли.

«Если реально оценивать, то сюда не будут ходить люди, если создать здесь приход. Чтобы создать тут приход, надо всю эту часть вернуть в структуру города (сейчас крепость и костел фактически отрезаны от города, здесь нет инфраструктуры, почти не ходит общественный транспорт – Телеграф). Иначе сюда не будут ходить люди, и создание прихода не будет иметь смысла», — отметила Марина Молчанова.

Вместе с тем Игорь Ткачев с таким мнением не согласен. «Кто бы мог подумать 30 лет назад, что будет восстановлен ныне действующий костел? Так и тут. Никто не знает, что тут будет через 30 лет. Костел – это костел, что с ним не делай, он все равно останется костелом. Поэтому я считаю, что лучший вариант – это отдать костел Католической церкви. Кто даст гарантию, что тут лет через 20 не будет город, что тут не будет обжитая территория, что тут не будут люди? Ведь то же исключение зданий из списка памятников для чего делается? Территория в центре города, и она, так или иначе, будет застраиваться. Православные не думают, что крепость за территорией города, и строят здесь и церковь, и монастырь», — заявил он.

При этом оба краеведа заявляют, что, по имеющейся у них информации, против восстановления в крепости костела и католического прихода выступает православное духовенство: здание костела соседствует с православным монастырем и восстанавливаемым собором Александра Невского времен Российской империи. Хотя, как отметил Игорь Ткачев, было бы лучше, если бы костел хотя бы под церковь забрали. «Лучше сохранить, чем уничтожить. Безусловно, этот костел нужен, в первую очередь, католикам», — сказал он.

В целом же, заявил краевед, в государстве наблюдается культурный дефолт. «Государство, например, не брало на себя обязанностей построить “Бобруйск-Арену”, но построило. Не брало обязательств проводить здесь “Венок дружбы”, но деньги нашлись. В то же время на каждом памятнике архитектуры висит табличка: “Находится под охраной государства. Причинение вреда карается по закону”. Но государство сейчас отказывается от взятых на себя обязательств. Как-то некрасиво получается», — констатировал он.

Максим Гацак, фото Надежды Гацак