Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 мая 2013, источник: РИА Новости

Режиссер рассказал, как снимал откровенные сцены ленты «Жизнь Адель»

КАНН, 23 мая — РИА Новости. Французский режиссер тунисского происхождения Абделатиф Кешиш представил в четверг в основном конкурсе 66-го Каннского фестиваля свою новую картину «Жизнь Адель. Часть 1 и 2» (La Vie D'Adele с международным названием «Синий — самый теплый цвет») и рассказал, как снимал откровенные эротические сцены, пытался ли попасть в современный политический контекст и надеется ли на широкий прокат ленты в странах с цензурой.

Главная героиня фильма — 17-летняя Адель (Адель Экзаркопулос), которая очень любит детей и мечтает стать учительницей. Незадолго до своего 18-летия она встречает Эмму (Леа Сейду) — загадочную девушку с голубыми волосами — и влюбляется в нее. Фильм создан по мотивам комикса Жюли Маро.

«Это первая моя работа, когда я адаптировал для фильма историю из комикса. Меня очень интересовал женский характер, мне было интересно его развить. К тому же меня интересовала тема так называемой “несчастной первой любви”… Я не хотел донести что-то противникам гомосексуализма. Я не пытался определить его природу и расставить какие-то точки или говорить себе: “Да, это две женщины…” Я, скорее, почувствовал, что просто рассказываю историю пары. Я не видел причин показывать специфику гомосексуализма, какой-то особенности в отношениях, не хотел углубляться в дискуссию на эту тему… Это просто любовная история, которая включает в себя всю красоту отношений», — рассказал Кешиш.

Подробнее о каждом из конкурсных фильмов в фотоленте: «Гэтсби», «Зулу» и 20 претендентов на «Золотую пальмовую ветвь» >>

Совсем недавно во Франции приняли закон о легализации однополых браков, но политический контекст проблем однополой любви Кешиша тоже особо не волновал, хотя в фильме есть одна сцена, где главные героини идут в колонне ЛГБТ-движения на очередном митинге в поддержку однополых браков.

«Я решил рассказать эту историю вне политического контекста и реформ, которые произошли, и не собирался превращать фильм в послание “за нетрадиционную сексуальную ориентацию”, — отметил Кешиш.

Намного чаще политики в фильме встречаются сцены поглощения героями еды, как и в большинстве его предыдущих картин. По его собственному признанию, режиссер “обожает такие сцены, так как в них можно изобразить и культурный акцент и показать истинную красоту человека, и все его эмоции, и выражения лица”.

Но основную часть фильма занимают сцены эротические. Правдиво снять их, по словам двух молодых актрис и режиссера, позволило полное доверие на съемочной площадке. “Это была довольно сложная, тяжелая работа. Мы долго разговаривали, обсуждали роли, я пытался создать для девочек доверительную атмосферу. Когда мы снимали эти сцены, на площадке присутствовал только оператор, чтобы никто не смущал актрис”, — рассказал Кешиш.

Исполнительница роли Эммы актриса Леа Сейду призналась, что поначалу она действительно “жутко краснела” на съемочной площадке, а при работе над одной из сцен они со своей партнершей Адель Экзаркопулос даже рассмеялись. “Мы так долго снимались, периодически хохотали и действительно практически влюбились друг в друга”, — пошутила Сейду.

Сам режиссер понимает, что эротические сцены достаточно откровенны и далеко не во всех странах могут быть приняты однозначно: “Надеюсь, что все сцены войдут в ту версию фильма, которые покажут в мире. Но я понимаю, что есть разные кинотрадиции, есть цензура в разных странах. Где-то нельзя секс, где-то жестокие сцены насилия. Над какими-то из сцен фильма, наверное, будут дискутировать. Это все — вопрос к нашим дистрибьюторам. Я бы, конечно, не очень хотел, чтобы что-то из фильма вырезали. Но думаю, мы придем к компромиссу, если это потребуется”, — отметил режиссер.