Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 декабря 2013, источник: РИА Новости

Роберт Стуруа в театре Et Cetera: путаница по-шекспировски

О постановке известной пьесы Шекспира «Комедия ошибок» в режиссуре Роберта Стуруа — в рецензии проекта Weekend.

Пьеса Шекспира «Комедия ошибок» — благодать для любого режиссера. Что уж говорить о Роберте Стуруа, который два года назад стал главным режиссером театра Александра Калягина Et Cetera.

Грузинского режиссера Роберта Стуруа московская публика называла «театральным Пиросмани», когда он привозил в столицу на гастроли свои спектакли Тбилисского театра имени Шота Руставели. После увольнения из театра в Тбилиси Стуруа стал «совсем нашим», приняв приглашение Александра Калягина занять пост главного режиссера его театра Et Cetera и поставив несколько спектаклей с местными артистами.

Очередную его премьеру – «Комедию ошибок» — уже сложно назвать постановкой в духе Пиросмани. Все куда проще, бесхитростнее, а местами и вовсе напоминает атмосферу театра-студии. Зато публика чувствует себя легко и свободно, абсурдные ситуации поневоле вызывают смех, карнавальный финал бодрит, а за отдельными актерами наблюдать – одно удовольствие.

Напомним, что сюжет пьесы основан на страшнейшей путанице из-за двух пар близнецов: у господ-близнецов по слуге-близнецу. В детстве обе пары братьев потерялись, но путешествие Антифола и его слуги Дромио в город Эфес (где, оказалось, преспокойно поживают потерянные братья обоих) привело к цепи безумных и смешных совпадений.

Как известно, у Шекспира мотив близнецов нередок, и частенько появляются персонажи, которых играет один и тот же артист. Великий британский автор тщательно следит, чтобы такие герои не встречались на сцене одновременно. Такая же задача стояла и перед Стуруа. Замечательный артист Владимир Скворцов играет попеременно то Антифола, то брата Антифола. Он исчезает со сцены на мгновение и появляется уже в новом обличье. Та же история со слугой Дромио.

Оказывается, у брата-близнеца Антифола здесь дом, жена, сестра жены, знакомый ювелир, любовница… Так и выходит, что ничего не подозревающий Антифол попадает в объятия к незнакомой блондинке (удивляясь, что она называет его супругом), соблазняет ее сестру (не зная, разумеется, кто в каких родственных связях находится), оказывается должен 500 дукатов ювелиру – словом, полная, необъяснимая чепуха.

— Дромио, кто я? – восклицает вконец измученный бредом Антифол.
— А кто я? – вторит ему слуга, сам одуревший от абсурда: его собственный господин каждые полчаса отдает ему разные приказания, а потом их даже не помнит. Дромио, кстати, до такого состояния дошел, что уже заговорил о времени, у которого, похоже, тоже есть двойник.

В итоге Антифолос со слугой решают бежать из этого безумного города, где с ними все здороваются, что-то ему сообщают, о чем-то спрашивают, чего-то требуют, время от времени дают деньги.

— К рассвету мы в Эфес пришли,
К обеду нас уже женили,
Чтобы к закату не казнили,
Уходим!

Ситуация, конечно, разрешится, и все выяснится. Поможет разобраться сам герцог и престарелая аббатиса.

В спектакле занято множество актеров, и все они работают иногда более удачно, иногда менее удачно — так, удивляют неоправданно надрывные интонации артистов. Смотреть приятно, а вот слушать почти невозможно – такой стоит крик. А излишняя суета на сцене создает комическое мельтешение. Впрочем, и то и другое работает на создание комического образа спектакля.

У троих из актеров – бесспорный успех. Первый – конечно, протагонист Владимир Скворцов, чья работа – на износ и на восторг публики. Он то одураченный муж (который на самом деле не одурачен), то наглый вор (который ничего не крал), то страстный любовник (который видит свою любовницу впервые в жизни). Дальше – великолепное исполнение роли куртизанки (Наталья Благих). Образ четкий, внятный, смешной, конкретный, с которым не хочется прощаться. Наконец, аббатиса Эмилия. Народная артистка России Людмила Дмитриева играет величественную монахиню, спокойную и уверенную.

Спектакль блестяще оснащен с технической и музыкальной сторон. Вечная, еще в 80-х годах сложившаяся триада – режиссер Роберт Стуруа, композитор Гия Канчели и художник Георгий Алексии-Месхишвили – как всегда, сильны своим единством.

Вера Копылова