Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 декабря 2013, источник: РИА Новости, (новости источника)

Судьба мигранта из Узбекистана: русский язык до Приморья доведет

Уроженец Ташкента рассказал о том, как прошел путь от кишлака до российского гражданства и преподавания и почему хочет, чтобы его дети в будущем покинули Россию.

ВЛАДИВОСТОК, 18 дек — РИА Новости, Илья Горбунов. Тяжелый путь от узбекского кишлака до российского гражданства и преподавания по интернету. Бывший мигрант, а в данный момент законный житель Российской Федерации Фархад Мурадов рассказал корреспонденту РИА Новости о том, как он учил русский, чтобы стать преподавателем в Москве, а нашел свои счастье и любовь в Приморье.

Международный день мигранта ежегодно отмечается 18 декабря, начиная с 2000 года. В этот день в 1990 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную конвенцию о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей.

Стремление в Россию

Фархад Мурадов родился в небольшом поселке Невич Ташкентской области. Впрочем, сам населенный пункт очень тяжело было назвать поселком. Скорее, обычным кишлаком, жители которого в основном занимались сельским хозяйством.

«Даже несмотря на то, что весь Узбекистан вполне себе процветал во времена СССР, у нас в поселке жили очень бедно. Заметьте, именно бедно, а не плохо. Мы были все очень дружны, и соседи для нас были такие же полноправные члены семьи, как и родные. Конечно, это не меняло того, что никаких излишеств мы себе позволить не могли, но, по крайней мере, пока я был ребенком, то задумывался об этом редко», — вспомнил он свою жизнь на родине.

Фархад был старшим сыном в семье, кроме него в ней росли еще трое детей, и ему часто приходилось помогать родителям. Мальчик с четырех лет делал домашнюю работу, помогая матери, а потом и отцу. В семь лет, уже учась в школе, работал в полях. Такая жизнь его полностью устраивала до тех пор, пока в 1981 году 13-летнего Фархада как отличника учебы и хорошего пионера не отправили на три недели на экскурсию в Москву.

«Я влюбился в этот город сразу. И поразила меня не только его архитектура и музеи, но и обычные люди, которые ходили по улицам. Они свободно разговаривали о литературе, музыке, науке, и им явно не приходилось работать в полях с утра до ночи. Это было как откровение. Я решил во что бы то ни стало приехать жить сюда», — рассказал Мурадов.

Сразу по приезду обратно на родину школьник стал усиленно изучать русский язык и литературу. В своих мечтах он видел себя преподавателем этого языка, живущим в Москве и работающим в большом институте.

«Родители вначале меня не понимали. У нас же все очень жестко. Отец сказал — сын подчинился. Я дополнительно учился ночью по тому небольшому числу книг и учебников, которые были в нашей школе, а работал так же, как и все. Но потом отец, видимо, заметил во мне какое-то стремление, и однажды, приехав из поездки в Ташкент, выложил на стол десятка три различных учебников. Сказал, что если я не стану профессором, то он меня не простит», — рассмеялся Фархад.

Крушение надежд

Свои 23 года Фархад встретил уже будучи студентом третьего курса Самаркандского государственного университета. За плечами остались и аттестат с отличием, и двухлетняя срочная служба в армии по призыву. Впереди только надежды на лучшее и переезд в Россию уже дипломированным преподавателем русского языка и литературы. Шел 1991 год.

Тем летом, 31 августа, в Ташкенте на внеочередной сессии Верховного Совета Узбекской ССР было принято заявление о независимости республики.

«Когда все студенты в университете радостно рассказывали друг другу об отделении Узбекистана, мне просто хотелось плакать. Я был достаточно образован, чтобы понимать простую истину — в России я теперь иностранец. И все мои мечты о работе в ней оказывались, мягко скажем, под угрозой», — рассказал Мурадов.

К тому же беда очень часто приходит не одна. Если в Союзе семья Фархада не была особо богатой, но на еду денег хватало, то после отделения Узбекистана они уже через год скатились в нищету.

Побег от бедности

Доучиться у Фархада все же получилось, но ни о каком преподавании речи даже и не шло. Надо было зарабатывать деньги, чтобы прокормить огромную семью в 16 человек, ведь в ней кроме родителей жили и дедушки с бабушками, и дяди с тетями. За несколько лет он смог примерить на себя фартук продавца в мясном магазине, робу грузчика и даже поварской колпак. Но, несмотря на то, что, кроме него в семье работало еще четверо мужчин — один из братьев и отец с дядями, выбраться из нищеты никак не получалось.

Жизнь без гражданства, или На что могут рассчитывать мигранты в России

«Сказать, что я был разочарован, — это ничего не сказать. Работал как вол, а на выходе получал гроши. Так было везде, и поэтому не приходилось жаловаться, ведь работа все же была. Но в душе для меня это был конец. Я не баба, и поэтому слезы в подушку не лил, но стал замкнутым и разочарованным. Отец все это видел. И наконец, как и тогда с учебниками, он снова уехал в Ташкент, к какому-то старому другу, с которым проходил службу в армии», — рассказывает Фархад.

Когда Мурадов-старший вернулся, с собой он привез не книжки, а документы для оформления рабочей визы в Россию.

«Не знаю, где он нашел деньги на это, но визу мне дали очень быстро. Впрочем, шел 1996 год, и при помощи денег такие вещи делались очень быстро. Те, кто были побогаче, уезжали в Россию постоянно. Но до этого момента я думал, что мы себе этого позволить не можем», — рассказал Фархад.

Отец объяснил, что отпускает сына в Москву не просто так. Заработанные в России деньги Фархад должен был почти полностью отправлять семье, зато жить мог в квартире у отцовского друга и поэтому серьезно экономил.

«Наставлений было тысячи. Говорили про полицию и бандитов, объясняли, что нельзя ходить по барам и ночным клубам. Чтобы держался подальше от казино и наркотиков. Короче, старались объяснить мне тогдашние российские реалии. Даже несмотря на то, что мальчиком я уже давно не был, все равно чувствовал себя как-то неуютно», — объяснил Мурадов.

Иллюзии и реальность

Несмотря на то, что Фархад приехал в Москву легально и с рабочей визой, работу, связанную с преподаванием, он там так и не нашел. Да и платили учителям столько, что разнорабочим быть было более выгодно.

«Я очень хорошо знал русский язык. Так что мне было гораздо легче, чем моим многим товарищам. Очень часто меня ставили начальником или переводчиком у строителей, поскольку я мог объяснить своим соотечественникам, что от них хотят. Деньги это приносило, но и только», — отметил Мурадов.

К тому же жизнь в Москве оказалась далеко не такой хорошей, как грезилось Фархаду: постоянные придирки полиции, дань, которую мигранты «отстегивали» бандитам… Да и отношение людей было в лучшем случае отчужденным.

«Меня не покидало ощущение, что люди вокруг считают нас за животных. Везде было презрение и насмешки. Даже наши собственные работодатели относились к нам не лучше. Пускай это могло не проявляться в прямой грубости, но всегда было так», — пожаловался мужчина.

В итоге, спустя два года проживания в постсоветской России, Фархад уже начал намекать отцу и братьям, что хочет вернуться. Но один из родственников предложил хорошую альтернативу.

Вперед на восток

«У меня к тому времени была вполне реальная перспектива получить российское гражданство. Вот мой родственник и предложил помочь с этим. В обмен на то, что я помогу ему наладить небольшой бизнес на Дальнем Востоке. А точнее, в Приморье», — рассказал Фархад.

Уговаривать пришлось долго. Последнее слово осталось, конечно же, не за вполне к тому моменту взрослым мужчиной, а, как принято в их семье, уже пожилым отцом.

«Он убедил меня тем, что в Узбекистане делать действительно нечего, если я только не хочу работать грузчиком до конца жизни. А вот в Приморье ждал пусть небольшой, но фактически готовый бизнес — маленькая шашлычная. Почему бы и не поехать, говорил отец мне. В итоге я согласился», — вспомнил Фархад.

Оформление документов заняло еще почти год. Как признается собеседник, было потрачено немало денег. Но под конец он все же стал относительно счастливым обладателям российского гражданства. Теперь надо было узнать, зачем.

«Когда я весной двухтысячного года сошел с поезда во Владивостоке, меня уже ничего не удивляло. И, если честно, все надоело. Тем более, было сыро и пасмурно. Зачем я приехал в этот город, я тогда не знал. Не знал и того, что здесь останусь навсегда», — усмехнулся Фархад.

Жизнь налаживается

Несмотря на столь мрачные мысли, Фархад уже через месяц бойко торговал шашлыками на Шаморе. Бизнес шел, денег, пересылаемых семье, становилось все больше. Но главное, тут он нашел женщину, которая смогла завоевать его сердце.

«Знаете, в Приморье к узбекам тогда относились совершенно иначе, чем сейчас. Люди были гораздо доброжелательней. Особенно когда ты кормишь их вкусным шашлыком. Ну а с женщинами я заигрывал, наверное, со всеми, что к нам приходили. И вот однажды ко мне подошла женщина лет 29-ти и сказала, что не против прогуляться со мной по пляжу. Ее звали Вера», — с удовольствием рассказывает Фархад.

Оказалось, Вера уже давно приметила в пляжном кафе стройного и веселого узбека, но вот подойти все не решалась. А тут выпила немного с подругами и «понеслось». То, что Фархад другой национальности, ее нисколько не смущало.

Через полгода Фархад и Вера стали мужем и женой. У Веры была дочка от предыдущего брака, но муж настоял, и теперь у них еще двое. При этом в семье мусульманин только сам Фархад.

«В отличие от моей родни я не настаивал, на том, чтобы жена приняла ислам. Дети вырастут — сами разберутся. Из-за этого было немало споров, но в итоге вся моя родня сдалась. Тем более, что Вера оказалась не только потрясающей женщиной, но и женой», — отметил Мурадов.

Уже к рождению второго ребенка у Фархада была своя немалая доля в семейном бизнесе, и он смог позволить себе делать, то, что хочет, не стараясь из последних сил зарабатывать деньги. Теперь наступило время осуществлять настоящие мечты.

Исполнение мечты

Помог в исполнении мечты о преподавании и работе с русским языком Фархаду интернет. Сначала на одном из сайтов нашлось объявление с просьбой о помощи в обучении русскому от соотечественника. Помог просто так, не беря деньги. Потом стал искать такие объявления специально.

«Оказалось, что очень много узбеков хотят выучить русский язык, но не могут оплатить обучение на родине. А приезжая в Россию, понимают, что лучше бы они не экономили. Я учу таких соотечественников удаленно уже давно. Если люди местные, то стараюсь помочь и здесь. Но это реже», — рассказал Мурадов.

Он отметил, что не сильно старается афишировать свои уроки, поскольку у него нет времени вступать в различные общественные организации или сотрудничать с УФМС. Тем более, что учит он людей бесплатно.

Зато через одного из учеников он нашел гораздо более прибыльное занятие, тоже связанное с его любовью к русскому языку.

«Я начал перепечатывать вечерами новости с Дальнего Востока для небольших информагентств Узбекистана. Корреспонденты в регионах России у них отсутствуют, а за большим соседом следить интересно, особенно, когда туда едут работать. Зато вроде как мировые новости. Да и в Южной Корее, например, наших соотечественников немало. Денег особенно не приносит, но и времени почти не отнимает. Сидишь вечером с чашкой чая и пишешь. Весело и приятно», — радостно сообщил «копирайтер».

«Мои дети отсюда уедут»

«До последних нескольких лет жизнь была гораздо легче. Я ведь не мигрант какой-то, а полноправный житель России, у которого полный набор не только обязанностей, но и прав. Однако в последнее время люди стали гораздо агрессивней. Я временами таксую по городу, чтобы себя делом занять, и вижу, как меняется к нам отношение. Сейчас оно уже не лучше того, от которого я сбежал в Москве», — жалуется Фархад.

Больше всего его удивляет, что он ведь уже больше десятилетия не мигрант, а полноценный гражданин, но в итоге все равно постоянно останавливается полицейскими для проверок. Некоторые еще и не верят паспорту.

«Мне обидно. Ведь я не приехал в страну нелегально. Я всю жизнь работал ради своего нынешнего положения. Но со мной обращаются как с чужаком. Это неправильно. Еще хуже то, что даже мои русские соседи, которые меня уже давно знают, последнее время начали вести себя пренебрежительно. Будто я отвечаю за всю нацию. Это ведь не так», — объяснил причину своего беспокойства собеседник.

По его словам, уже заметно подросшие дети тоже постоянно слышат от своих сверстников разные оскорбления.

«С дочерью в этом плане никаких проблем нет. А вот ребята мои даже дрались недавно из-за подобных высказываний. И как им жить? Нет, вырастут совсем, отправлю их учиться за границу. Хотя бы в Китай. Может, как и я, они со временем найдут счастье в другой стране», — заканчивает разговор Фархад.