Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 декабря 2013, источник: Известия

«Было бы здорово дать сольный концерт в Москве»

Певец Тынис Мяги — о советских песнях, музыке трубадуров и искусстве без границ

В рамках случившегося в Москве фестиваля «Легенды “Ретро-ФМ” с участием поп- и рок-звезды прошлых лет, случилась маленькая сенсация. Впервые за много лет на московской сцене выступил музыкант, в 1980-е слывший одной из самых громких советских поп-звезд. Эстонец Тынис Мяги с песнями Давида Тухманова, Владимира Шаинского и Виктора Резникова был желанным гостем “Голубых огоньков”. С ретро-гостем встретился корреспондент “Известий”.

— Это ваш первый визит в Россию за много лет?

— Не совсем так. Я в этом году дал сольный концерт в Петербурге, но это был совсем камерный концерт в зале при эстонской церкви. На большой сцене в России я не выступал очень давно, это точно.

— В свое время вы исчезли с советских радиостанций и телеэкранов буквально в одночасье.

— Я почти десять лет подряд был очень активно гастролирующим артистом. По два-три концерта в день. Испортил голос, своей жизни почти не было. Это очень надоело. И я хотел заниматься собственной музыкой, тем, что я сам пишу. И в 1988-м я сказал: все, хватит. И правильно сделал! Сегодня на 99% пою только свои песни. Делаю только то, что самому нравится. Поэтому я счастливый человек.

— А среди оставшегося процента есть песни на русском?

— Есть. Я давно знаю и очень люблю песню Алексея Романова “Снилось мне”. Однажды попробовал сыграть ее — просто так, для себя, такой немного блюзовый вариант, и получилось. В Эстонии я ее очень часто пою, и всегда принимают на ура. Очень люблю группу “Воскресение”, это была одна из лучших российских групп. Там играли фантастические музыканты, и тексты очень хорошие, настоящие стихи.

— Получается, что история развела нас на пару десятков лет, но связи творческие не рвутся.

— Конечно, нет. Музыка — это международный язык, понятный всем. Искусство вообще не имеет границ. Никакая политика ему не помеха.

— Но ведь ваша песня Koit (“Рассвет”) стала чуть ли не неофициальным гимном эстонской государственности.

— Для меня это было довольно неожиданно. Мне ее никто не заказывал, не просил написать — и вдруг стали петь на улицах. Но в ней было ощущение времени. Все носилось в воздухе. Просто я поймал.

— Если вернуться назад, с чего началась ваша страсть к музыке?

— Я очень любил записи Рэя Чарльза. Слушал с утра до вечера буквально. Для меня именно Чарльз стал основой всего на свете.

— Но на ретро-фестивале в “Олимпийском” вы все же спели старые советские хиты.

— Да, четыре песни — “Я не умею танцевать”, “Любимый мой дворик”, “Детектив” и “Остановите музыку”. Кстати, с этой песни Тухманова в 1976-м началась моя всесоюзная карьера. Утром 1 января еду в автобусе с друзьями, слышу шепот громкий сзади: “Это он, это он вчера песню в „Голубом огоньке“ пел!”. А что, песня очень хорошая, я и сейчас так думаю.

— Песню “Детектив”, я слышал, вы не очень любите, в отличие от “Дворика”.

— Да, так раньше было. Я же все-таки был рок-певец, и мне она казалась совсем какой-то безделушкой… Но сейчас мне даже нравится. Я пою ее теперь в стилистике “ска”, как Bad Manners — помните такой британский ансамбль? И симпатично получается. Автор “Дворика” Витя Резников был гениальным композитором и моим настоящим другом. Такая нелепая, такая ранняя смерть (композитор погиб в ДТП. Ему было 39 лет. — “Известия”)… Очень жаль.

— В советское время вы пели в Эстонии по-эстонски, а на гастролях — по-русски?

— Нет, конечно. Я и в Эстонии пел русские песни, и в России — эстонские. И пел Джеймса Брауна — It's A Man's World. Обязательно.

— А сейчас?

— Пишу музыку, выступаю, играю в театре — когда позовут. Играл, между прочим, Тузенбаха в “Трех сестрах”, заглавную роль в “Короле Убю” Альфреда Жарри. Последний альбом записал вместе с женой, певицей Карт Йохансон — он вышел в прошлом году. В этом году у меня были небольшие гастроли со знаменитым ансамблем старинной музыки Hortus Musicus — пел и свои песни, и старинные песни трубадуров XV-XVI веков. По-моему, получилось интересно. Хотелось бы эту программу записать, но ансамбль очень много гастролирует, их трудно застать дома.

— Есть ли перспективы вашего сольного концерта в Москве?

— Было бы здорово. Причем я бы предпочел такой же камерный вариант, как был в Петербурге: небольшой зал, только я и рояль. Если акустика будет хорошая, то можно обойтись и без микрофона.