Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 декабря 2013, источник: IrkutskMedia.ru

Поддержка необходима бизнесу, который привлекает деньги в Иркутске – Альмухамедов

Как стартаперам и инноваторам получить финансовый толчок от власти города рассказал РИА IrkutskMedia председатель комитета по экономике администрации Иркутска

Малый и средний бизнес эффективно развивается в странах, где в экономике реализуются меры, направленные на создание благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности, где произошла перемена приоритетов (диверсификация экономики). На практике должен найти подтверждение тезис о том, что предпринимателем быть почетно и в стране созданы базовые условия для открытия, ведения и развития бизнеса.

Предпринимательство играет важную роль для Иркутска, и,  выполняя функции некого демпфера, позволяет сгладить важную социальную проблему занятости населения. О новой программе развития предпринимательства в Иркутске, о возможностях для стартаперов и инноваторов, рассказал в интервью РИА IrkutskMedia председатель комитета по экономике администрации Иркутска Алексей Альмухамедов.

С точки зрения власти, предпринимательство – это очень важно для города, это 27% собственных налоговых поступлений в бюджете города, это серьезная занятость населения – порядка 25% экономически активного населения города работают в секторе малого бизнеса.  Доля выручки  предприятий малого бизнеса в общем объеме выручки по городу составляет более 30%, подчеркивает  Алексей Альмухамедов.  

— Какую роль в городской системе играет малое предпринимательство? Это своего рода небольшая страховка экономики?

— Предпринимательство в первую очередь — это занятость и самозанятость населения. Малый бизнес способствует созданию новых рабочих мест, обеспечивает занятость населения, в итоге уменьшается безработица. Относительно небольшой персонал предприятий малого бизнеса способствует большему сплочению трудового коллектива по сравнению с крупными предприятиями. Это еще более усиливает трудовую мотивацию и положительно сказывается на результатах труда компании. Необходимо отметить тот факт, что предприятия малого бизнеса обеспечивают трудоустройство социально нестабильных слоев населения, в частности, молодежи, женщин и т.д. Именно на этих предприятиях они набираются опыта, знаний, добиваются карьерного роста и самореализации.

Предприятия малого бизнеса более устойчивы к внешним изменениям. В период общего экономического кризиса в 2008 году, именно малый бизнес поддержал экономику и вовремя адаптировался под новые рыночные условия, демонстрируя свою гибкость, «живучесть». Поступление налоговых отчислений от малого бизнеса —   это серьезный источник доходной части бюджета Иркутска.

Малый бизнес участвует в формировании бюджетов всех уровней. Помимо непосредственных отчислений в бюджет от доходов компаний, предприятия малого бизнеса, создавая рабочие места и являясь источником доходов населения, помогает сбору налогов непосредственно с физических лиц. Малые предприятия чаще более исправно и своевременно платят налоги, чем  представители среднего и крупного бизнеса.

Однако, сохраняется проблема необеспеченности органов местного самоуправления необходимой финансовой базой, и как результат систематический дефицит муниципальных бюджетов. Предусмотренная законодательством финансовая база муниципальных органов, основу которой составляют налоги на доходы и имущество физических лиц, а также налог на землю, уже предполагает наличие бюджетного дефицита. Такой дисбаланс на практике приводит к тому, что развитие малого и среднего предпринимательства не входит в число приоритетов деятельности органов местного самоуправления.

Бюджетирование муниципальных образований должно основываться на перечислении в муниципальный бюджет средств, полученных от компаний, в большинстве своем малых и средних, работающих на данной территории (речь, прежде всего, идёт о специальных режимах налогообложения: единый налог на вмененный доход, упрощенная система налогообложения, УСН на основе патента).

В текущем году в бюджет города Иркутска поступает 50% отчислений от упрощенной системы налогообложения, ЕНВД и 34% НДФЛ. К сожалению, со следующего года у нас полностью забрали УСН, который будет поступать в областной бюджет, от этого Иркутск теряет порядка 800 млн по году, уменьшится с 34 до 26% НДФЛ.

Необходимо изменить схему распределения налоговых поступлений по отдельным налогам в пользу бюджетов муниципальных образований. В этом случае у муниципалитетов появится значимый стимул оказывать всестороннее содействие развитию малого и среднего бизнеса на конкретной территории.

— Сейчас в Иркутске действует новая программа развития предпринимательства. Чем новая отличается от старых? На какой бизнес вы делаете ставку?

— Да, в прошлом году закончилась четвертая программа, сейчас действует пятая. Когда мы начали формировать новую программу развития предпринимательства и начали выстраивать идеологию программы, мы пытались понять, какой бизнес нужно поддерживать.

Стимулирование малого бизнеса является одной из важнейших задач, которая стоит перед органами государственной и местной власти. В настоящее время экономическая активность населения в большинстве регионов нашей страны находится на достаточно низком уровне, поэтому поддержка именно  начинающих предпринимателей на стартовых этапах бизнеса является одним из основных направлений нашей программы. Прежде всего, многим людям не хватает знаний для того, что открыть собственный бизнес. Поэтому образовательные мероприятия программы ориентированы на начинающих предпринимателей, проведение тренингов и бизнес-школ, в которых можно получить необходимые знания для развития собственного дела.

Еще одной проблемой, с которой сталкиваются начинающие предприниматели, является поиск денежных средств для открытия собственного бизнеса. Найти подробную информацию о видах материальной помощи начинающему предпринимателю можно на сайте администрации города.

Понятно, что физически мы можем поддержать 10-20-100 предприятий. Но даже 100 предприятий на фоне порядка 10 тысяч предприятий – а именно столько предприятий сейчас действует в Иркутске, плюс 22 тысячи индивидуальных предпринимателей – на этом фоне это мало. Поэтому вопрос в том, какие точки нужно поддерживать, чтобы они хоть как-то могли влиять на ситуацию в городе.

— То есть те, кто может подтянуть за собой остальных?

— Да, подтянуть за собой предпринимательскую среду. Мы провели не одну стратсессию и попытались создать такую модель. Предположим, что город – это некая замкнутая система, в которой, условно говоря, вращается определенное количество денег. Мы в этой системе взяли и поддержали, допустим, парикмахерскую. Если денег в системе больше не стало, а это предприятие начало хорошо развиваться, это приведет к тому, что у кого-то доходы сократятся. С этой точки зрения мы попытались проанализировать, а какие виды деятельности позволяют увеличить количество денег в системе. И соответственно, нужно поддерживать те виды предпринимательства, которые это делают.

А в первую очередь, поддерживать нужно те предприятия, которые продают свои товары за пределами системы – в другом городе, регионе, стране, то есть это экспортно-ориентированный бизнес. И, во-вторых, конечно, инновационный бизнес. Третье направление – это поддержка бизнесов, которые привозят сюда потребителей с деньгами, то есть не товары вывозят, а покупателей поставляют.

— Вы говорите о туризме?

— Да, это развитие туризма. Четвертое направление – это поддержка бизнесов, которые способствуют тому, чтобы деньги не выводились за пределы системы. То есть это любая локализация производств. Если мы, допустим, покупаем кирпич для производства в Красноярске, деньги уходят из системы, а если мы сделали завод по производству кирпича в Иркутске, деньги остаются в Иркутске.

Пятое направление. Когда я сказал в начале про парикмахерскую, я немножко слукавил и вот почему. У нас появился какой-то вид бизнеса, который, предположим, раскрыл «кубышку» населения. То есть основные деньги вращаются не в бюджетной сфере, а у населения. Если появился какой-то интерес эти деньги потратить, то количество денег, обращающихся в системе, стало больше. Условно говоря, предприниматель открыл какое-то модное ателье, или начал делать какую-то новую прическу.

— То есть люди ранее не знали о такого рода услуге, но купили ее, потому что это  стало модно и актуально?

— Да. Поэтому это ведет к развитию потребительского рынка. Таким образом, получилось пять направлений, с учетом поддержки инновационного бизнеса. Именно на этом построена логика новой программы стимулирования экономической активности. В программе есть пять соответствующих подпрограмм: туризм, малый бизнес, инновации, потребительский рынок, инвестиции. Инвестиции – это то, что пронизывает всю систему. Год мы отработали уже по этой программе.

— А если говорить о конкретных мерах поддержки предпринимательства?

Если мы говорим о малом бизнесе, то в соответствии с федеральным законодательством предусмотрены меры финансовые, имущественные, консультационные, поддержка в области подготовки, переподготовки и обучения, поддержка в области инноваций и промышленного производства, поддержка предприятий, занимающихся внешнеэкономической деятельностью. Все эти формы поддержки прописаны в нашей программе. Консультационная и информационная поддержка являются актуальными  для предпринимателей всегда.  В этом году заключен договор с компанией «Форус», которая в рамках своей деятельности в течение года проводит порядка 10 тысяч  бесплатных консультаций. Для этих целей действует большой колл-центр, куда люди звонят и получают информацию. Почему заинтересована в этом компания? Потому что за бесплатной консультацией может последовать заказ на использование других услуг компании. Мы отслеживаем эту деятельность, делаем «тайные» звонки, чтобы убедиться, что люди получают квалифицированные консультации, что от них не отмахиваются. Эта работа ведется достаточно хорошо. Также активно мы ведем работу по обучению. Мы стараемся не формально проводить семинары, не для того, чтобы что-то кому-то почитать, а стараемся найти темы, которые сейчас волнуют многих предпринимателей – связанные с кризисом, с клиентоориентированностью в период кризиса.

— И сколько предпринимателей, прошли обучение, стали умнее и более подкованными?

— Если быть точным, то только в этом году 200 человек прошли переподготовку и повышение квалификации и более 600 человек участвовали в семинарах и тренингах. В 2013 году мы сделали еще одну уникальную вещь – провели бизнес-школу для молодых предпринимателей. Там была абсолютно ломающая мозги игра, которая позволила предпринимателям, во-первых, посмотреть на себя со стороны, во-вторых, научиться играть в разных ролях, попытаться смоделировать свое поведение в разных ситуациях и посмотреть свои слабые и сильные стороны. Участвовало порядка 60-70 человек, и это было «рубилово» с 8 утра до 12 ночи. Это Школа менеджмента Тарасова. Все забыли даже о своих гаджетах – никто в телефоне не игрался.

Вот такие новые формы взаимодействия мы пытаемся найти, чтобы это было интересно и давало результат. По результатам этой игры мы увидели не просто проекты, а управленческие команды, которые эти проекты могут реализовать. А дальше мы берем эти проекты и стараемся их поддерживать. Смотрим, что было на старте – там были, в основном, новые бизнесы, какая финансово-имущественная поддержка нужна, на всем жизненном цикле проекта стремимся проследить эти команды. Ну и соответственно, привлечь потенциальные команды под любые муниципальные проекты.

— А новая игра уже придумана?

— Да, сейчас мы ведем новую игру со студентами. В ней у нас участвуют 123 студента в формате кадрового резерва. Здесь мы вбросили уже наши муниципальные задачи, потенциально решаемые силами бизнеса. Игра направлена на формирование команд, которые позволят эти задачи решить. У нас студенты все очень умные, но слабо активные. Так вот, мы пытаемся выявить людей с активной жизненной позицией, которые не говорят, что все плохо, а берут какую-то проблему и пытаются ее решать, причем с коммерческим интересом, предлагая интересные варианты.

— А какова сама процедура получения поддержки предпринимателями? Не нужно ли ее упрощать, достаточно ли она удобна?

— Когда мы только этим занялись, одной из первых задач было, чтобы люди поверили в то, что можно прийти и получить субсидию. В 2009 году мы даже не все деньги смогли распределить, потому что люди просто не верили, что можно без сложных бумажных  процедур получить поддержку. Сейчас у нас есть реальный конкурс, которые позволяет нам поддерживать не абы кого, а выбирать лучшие проекты. В этом году мы основную сумму выбрали уже до июля. Поток заявок увеличился очень сильно, причем появились заявки от тех бизнесов, к которым мы стремимся – пошли обрабатывающие производства (44% заявок), социальное предпринимательство (порядка 20% заявок – в основном, это частные детские сады и группы по уходу и присмотру за детьми). Вопрос не в деньгах – сумму можно и увеличить. Вопрос в том, какие проекты поддерживать. К счастью, сейчас такие проекты есть.

Что касается самой процедуры, то с учетом существующих требований законодательства она максимально упрощена. Пишешь в достаточно простой форме заявление, прикладываешь бизнес-план, документы, фактически подтверждающие регистрацию  субъекта малого предпринимательства и в зависимости от вида поддержки документы, подтверждающие понесенные затраты. Мы любое вложение в предпринимательство рассматриваем как инвестицию. Инвестиция должна работать.  Инвестиция может дать либо финансовую отдачу в виде налогов, либо социальную – решить определенную проблему, которая также оценивается в деньгах. 

— А проект как-то защищается?

— Форма защиты также достаточно простая. Безусловно, процедуры есть куда упрощать. Но мы не хотим упростить настолько, чтобы сделать доступной абсолютно всем. Есть такая группа предпринимателей, которые занимаются тем, что подают везде заявки. Вот такие предприятия мы будем отсекать – те, которые получают деньги не ради того, чтобы сделать бизнес, а ради того, чтобы получить деньги. Да, возможно, мы требуем чуть больше, чем могли бы.

— Ну это уже вопрос к самому предпринимательскому сообществу?

— Да, но это не претензия к сообществу. Такие люди есть всегда и везде. Поэтому мы заложили механизм, который помогает это отсечь.

— Есть ли какая-то отдельная программа по поддержке инновационных предпринимателей? Там система подачи заявок такая же?

— Взятый государством курс на модернизацию экономики и развитие инноваций предполагает создание условий для развития малых инновационных компаний, встраивание их в производственную цепочку, осуществление комплексных мер по их поддержке

Общеизвестная практика развитых стран, которую нужно тиражировать и в России, – это постоянный поиск и максимальное использование резервов новых предприятий и предпринимателей в самых различных сферах, которые  ориентируются в научной и технической среде.

Малый бизнес выполняет важную функцию в развитии инновационной экономики государства, инвестируя средства в наукоемкие высокотехнологичные направления производства. К малому бизнесу России это относится в малой степени (около 6%). Однако есть малые предприятия, в том числе и в Иркутске, которые занимаются разработкой новых научно-технических изобретений. Считаю, что поддержка их со стороны государства нужна и необходима, в том числе в виде предоставления дополнительной финансовой помощи в форме субсидий. Поэтому одним из направлений деятельности администрации города в поддержке и развитии предпринимательства в  Иркутске является реализация подпрограммы «Развитие инновационной деятельности в г. Иркутске».

Перестройка малого бизнеса в инновационную направленность позволит подготовить базис для развития больших технических предприятий, которые поспособствуют подъему и развитию экономики города. При предоставлении субсидий инновационным компаниям действует несколько другая система, конкурсного отбора, которую можно и надо совершенствовать и возможно  упрощать, особенно по некоторым формам. Например, мы даем деньги на приобретение патентов – средства вроде бы небольшие, а документов нужно оформлять много. 

— Раз уж заговорили об инновациях, расскажите о проекте «Аллея инноваций». На какой он сейчас стадии, есть ли какие-то выдающиеся проекты?

— Сразу скажу, что «Аллея инноваций» — это не айфоны, айпады и все те гаджеты, которые привыкли считать инновациями. Это достаточно уникальный проект, который сейчас пробуют повторить в других регионах России. В чем проблема инноватора? Не в том, чтобы придумать какую-то нанодобавку в асфальт или новый светильник – это тоже, безусловно, важно. Но как потом это внедрить – вот главный вопрос. Приходит, допустим, ко мне инноватор и говорит: я придумал новую добавку, позволяющую снизить температуру плавления шихты при производстве алюминия. Классная добавка – она позволяет снизить потребление электроэнергии. В масштабах завода получается колоссальная экономия. Если он придет ко мне как к технологу завода, он, скорее всего, получит отказ. Так как в таком случае завод встанет колом. Потери несопоставимые с выгодой будут. В этом смысле инноватор – это антагонист технолога. И поэтому мы придумали такую систему, которая позволяет провести натурные испытания продукта в реальных условиях. Причем эти продукты не всегда видимы для обычного обывателя. Нанодобавку в асфальт физически не видно. Через год или два мы проводим измерения параметров испытуемого продукта, чтобы у нас не было основания не принять эту заявку для использования в муниципальных нуждах.  Если мы видим, что резиновое покрытие на перекрестках себя реально хорошо проявило – оно не крошится, не обмерзает, то мы рекомендуем этот продукт к внедрению в масштабах города. И сейчас уже принято решение о том, что все центральные перекрестки, где идет закладка рельсов, будет использоваться такое резиновое покрытие. Это инновация в масштабах города. Кроме того, мы сделали существенное снижение стоимости этого продукта, по сравнению с материалами, которые применяются в Москве или Улан-Удэ – это почти десятикратное снижение стоимости. 

— Есть ли к проекту для «Аллеи» требование, чтобы инновация была придумана в Иркутске?

— Нет, такого требования нет.

В проекте «Аллея инноваций» применяются новшества не только те, что придуманы в Иркутске, но и те, что привезены из других территорий.  Если какой-то продукт хочется применять или использовать в Иркутске, мы принимаем это в качестве заявки. В отличие от инвестиционных проектов – в них мы действительно требуем, чтобы инновация была придумана здесь, разработана здесь и реализована тоже здесь.

— Что получилось в «Аллее»? Сколько проектов было реализовано?

— В проекте было сделано порядка 20-ти проектов. Понятно, что не все они получились, — невозможно.  Из этого количества пять-шесть проектов мы рекомендовали для применения в городе. Кроме покрытия, это были новые светильники, заборы, которые сейчас ставятся вокруг детских садиков на сваях.

— Если говорить о финансовой поддержке инноваций, то количество средств в бюджете увеличивается?

— Конечно. Если в 2010 году на инновации было заложено порядка 1 млн рублей, то в этом году – порядка 20 млн. Мы меняем и формы взаимодействия. В прошлом году очень успешно прошла Венчурная ярмарка, на днях прошел финал Стартап-школы «Тайга», в рамках которой предприниматели готовят 50 стартапов, которые будут участвовать в нашей городской Венчурной ярмарке в следующем году. Вытащить 50 компаний, предлагающих действительно инновационные проекты с нуля, — крайне сложно. 

Как ранее сообщало РИА IrkutskMedia, премии «Золотой Прометей» вручили в Иркутске компаниям и людям, способствующих продвижению инновационных технологий. Награды вручили за информационную поддержку инновационной деятельности, лучшей компании-стартапу и лучшему бизнес-ангелу году. 

Напомним,  за год начали готовиться к проведению очередной Байкальской венчурной ярмарки-2014 (БВЯ) в Иркутске. Ярмарка стала знаковым событием в жизни региона. В рамках подготовки для повышения эффективности инновационной деятельности в сентябре стартовала стартап-кола «ТАЙГА». Всего в Иркутске прошло три венчурных ярмарки, где инвесторам были представлены 70 инновационных компаний.