Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
25 декабря 2013, источник: m24.ru, (новости источника)

Кирилл Серебренников: «Россия — театральная страна»

Художественный руководитель Гоголь-центра Кирилл Серебренников рассказал о понятии «русский театр» и отношении к российскому искусству на западе. Подробности — в нашем интервью

Художественный руководитель Гоголь-центра Кирилл Серебренников в интервью телеканалу «Москва 24» рассказал о смысле понятия «русский театр», режиссерском одиночестве и отношении запада к российскому искусству.

 — Кирилл, как вы считаете, актуально ли говорить сегодня о наличии русского репертуарного театра? Есть ли он у нас?

— Театр на русском языке – это русский национальный театр. В прошлом году вышла интересная статья, в которой говорилось о том, что понятие «русский театр», который все обожествляют, не стоит делать таким сакральным.

- По каким еще признакам можно определить русский театр?

— Он разный, к счастью. Нет какого-то одного признака. Есть визуальный, психологический, духовный, традиционный театр. Россия – театральная страна.

 — Более театральная в сравнении с другими странами Европы?

— Есть несколько великих театральных держав: Германия, Франция и Россия. Причем там берется во внимание не только культура исполнения, но и культура «смотрения». Немцы, например, любят социальный театр. Русские предпочитают спектакли про любовь, человеческие переживания.

 — Для вас важен социальный элемент?

— Да, и я очень люблю немецкий театр. Он является для меня формообразующим.

- Театральные школы в разных странах влияют друг на друга?

— Раньше мне казалось, что этого нет. Но я ошибался. Есть международные европейские фестивали – в Авиньоне, Эдинбурге. Представляя панораму своего театра, они показывают все лучшее, что есть в европейском театре, а иногда и в мировом. Но нас нет в этом контексте. Россию не очень любят на западе.

Конечно, есть российские театры, которые давно заслужили признание. Это театр Васильева, Таганка. Традиционного интереса к русскому театру нет. На отторжение нашего искусства влияет политика.

- Но ведь политика существует отдельно от культуры.

— Не всегда. Есть отношение к стране в целом. Если мы знаем, что наш сосед дебоширит и бьет жену, то за солью к нему не пойдем.

 — Как интернационализируется российский театр?

— Трудно, потому что привязан к языку.

- Этот процесс протекает сложнее, чем в кино?

— Интернационализация в киноиндустрии также сложна. Не все наши фильмы идут в западном прокате.

Все фестивали помимо панорамы искусства и лоббирования интересов имеют свои аспекты, что коррелируется с внешнеполитическими задачами страны, которая этот фестиваль проводят. В этом отношении мы сами себя не понимаем. Русский театр привык к иллюзии, к тому, что на сцене нужно показать сладкий сон вместо тьмы низких истин. Люди говорят, что сложностей им хватает на работе и не хотят видеть их в театре. Немцы так никогда не скажут. Им интересно прожить этот опыт в театре.

- В какой мере театр отражает общие социальные настроения?

— Театр – это послание посвященных посвященным. Для того, чтобы смотреть спектакли, нужно принимать некие условности. Театр — точно не для рабов.

- Вы как-то говорили, что в России закончились люди. Что имели в виду?

— Я часто повторяю эту фразу. Недавно был такой случай — строили люди дом, а батареи забыли. Сейчас у нас нехватка людей подготовленных, быстро включающихся в работу. Это влияет и на театр, в котором идет депрофессионализация. Театр становится кружком по интересам. В принципе, артистом и режиссером может быть каждый. И каждый способен снимать кино. И эта доступность профессиональных средств играет дурную шутку с искусством.

 — Вы чувствуете себя одиночкой?

— Режиссер вообще профессия одинокая. И это нормально.