Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 декабря 2013, источник: IrkutskMedia.ru

Концепция движения городского общественного транспорта изменится – депутат Думы Иркутска

Свое видение решения проблемы с общественным транспортом рассказал председатель комиссии по ЖКХ и транспорту Думы Иркутска Алексей Савельев

Администрация Иркутска подготовила и представила на рассмотрение депутатов Думы города новую концепцию движения общественного транспорта в областном центре. Этот документ поможет в решении вечной проблемы с общественным транспортом, рассказал в интервью РИА IrkutskMedia председатель комиссии по ЖКХ и транспорту городского парламента Алексей Савельев. Основные параметры концепции депутатским корпусом одобрены. Кроме того, Алексей Савельев также рассказал об отлове бездомных животных на улицах города. 

— Как, на ваш взгляд, должна решиться проблема соотношения оплаты проезда в общественном транспорте и качества услуг? Получается, что транспортники не могут обосновать повышение стоимости, а жителям приходится терпеть плохие автобусы. Как разомкнуть этот круг?

Решение есть. Это изменение концепции движения общественного транспорта. На сегодняшний день наряду с муниципалитетом по уведомительной системе работают частные перевозчики. То есть, если у меня есть возможность, я купил автобус, уведомил администрацию, согласовал, что я поеду по такому-то маршруту, поставил автобус и поехал. Даже если я беру на себя обязательства работать с 7.00 до 22.00, по факту это никто не контролирует. Многие перевозчики утром и вечером в часы пик проехали и все. Концепция, которая на сегодняшний день предлагается на рассмотрение, в корне меняет эту систему, то есть наряду с развитием муниципального транспорта будет меняться подход к частникам.

Будут разработаны лоты для разыгрывания через аукционы. В один такой лот, допустим, войдет несколько маршрутов, как прибыльные, так и социальные. Перевозчик, выходя на тендер и предлагая свои услуги, будет знать, что он обязан обеспечить все маршруты своего лота. Будут прописаны обязательные требования: автобус должен быть определенной вместимости, например, не менее 40 пассажиров, также будет прописан интервал движения, время как начала, так и окончания работы. Каждый перевозчик должен понимать, что теперь эти обязательства, которые он подписывает, нужно выполнять. В противном случае, договор будет расторгнут.

Я думаю, что таким образом будет наведен порядок с качеством подвижного состава, с периодичностью движения транспорта, и у перевозчиков появится реальная возможность обосновать повышение оплаты за проезд. На сегодняшний день они уверяют, что им мало денег, а обосновать этого не могут, так как не ведется ни карта движения, ни километраж, ни четкий учет пассажиров.

Администрация Иркутска эту концепцию подготовила, дала на ознакомление депутатам, основные параметры депутатским корпусом одобрены. Есть, конечно, нюансы, которые мы совместно с мэрией доработаем, но это уже технические моменты. В целом, я думаю, подход правильный, надо в этом деле наводить порядок.

— Сдача четвертой очереди нового моста лежит не в компетенции мэрии и тем более Думы, однако эта проблема очень острая. Вопрос с транспортом по мосту «завис» по причине несданного моста.  Почему и когда сдадут мост и пустят общественный транспорт?

Не могу назвать срок, когда мост будет сдан, потому что, как вы правильно сказали, это не в компетенции Думы. Но администрация на сегодняшний день прорабатывает варианты маршрутов по новому мосту. Когда он будет сдан, сразу же маршруты общественного транспорта будут запущены. В рамках этой работы принято решение о том, что будут закупаться троллейбусы с возможностью проезда на электрическом ходу, то есть троллейбус доезжает до моста, опускает «рога», проезжает и снова подключается к сети. Какое-то время будем жить так, пока через мост не появится нормальная контактная сеть. 

— Сколько, на ваш взгляд, необходимо Иркутску средств на то, чтобы можно было привести дороги в городе в нормальный вид? 

Затрудняюсь ответить. Я не дорожный строитель и до конца не разбираюсь в тонкостях строительства дорог, поэтому выскажу свое личное мнение. Мне кажется, что технологии, по которым у нас укладываются дороги и готовится асфальт, не соответствуют требованиям. На сегодняшний день так называемый переход через ноль (когда вода тает, заливается в трещины, потом замерзает, и асфальт изнутри разворачивает) повторяется в межсезонье довольно часто. Соответственно, здесь необходимо использовать другие смеси.

Конкретный пример, возьмем улицу Лермонтова. Не так давно ее ремонтировали по новой технологии с укладкой армирующей сетки, а сегодня если по ней проедем, то уже будут заметны продольные трещины. Нельзя сказать, что у нас плохо поработали дорожники или плохо следят за проездом транспорта по улице, коренная причина, на мой взгляд,  заключается в ГОСТах, по которым готовится асфальтовое покрытие. Я думаю, что у нас в Сибири должны быть особые добавки, чтобы дороги делали с учетом наших климатических условий. Сейчас такие эксперименты проводятся, например, на спуске с Кайской горы, там положили буквально 100 метров так называемого наноасфальта. Если это увенчается успехом, то будем использовать такой асфальт. Пусть это дороже, но проблему нужно решать.

— Алексей Вячеславович, давайте перейдем от дорог к животным. Считаете ли Вы, что муниципалитетом должна быть разработана программа для решения проблемы безнадзорных животных? Должны ли быть общественные слушания?

Не считаю, что нужна какая-то отдельная программа, достаточно областного закона «Об отлове и содержании безнадзорных животных», который принят не так давно. Единственное, по моему личному мнению, этот закон спорный в плане такой нормы, как возвращение животного после содержания снова на улицу. Я считаю, что это несколько неправильно. На мой взгляд, частично это было сделано, чтобы не вызвать гнева среди зоозащитников, но при этом я полагаю, что некоторые защитники на этой теме просто пиарятся.

Если любой из них сам окажется в числе укушенных, то мнение его поменяется, и они гораздо больше будут защищать права жителей города, чем права животных. Ведь все мы знаем, что животное в течение шести месяцев содержания в клетке может и не показывать свою агрессивность, но когда оно попадает в свою естественную среду обитания, сбивается в стаи, начинает работать стадный инстинкт. Безобидная собачка также может наброситься на человека. Это мое личное мнение.

Если вернуться к программе, то я считаю, что первый шаг сделан, законопроект принят, деньги будут выделяться, и уже в рамках этих средств будем отлавливать и проводить все процедуры в соответствии с законопроектом.

— А где муниципалитет будет содержать этих животных? Будут ли строиться какие-либо помещения специально для этого?

Вовсе необязательно, что муниципалитет будет что-то строить. Есть же питомники, такие как К-9, приют для кошек и собак в Карлуке и другие. Муниципалитет может с ними просто заключить договор на содержание этих животных. Я не думаю, что необходимо тратить дополнительно средства на строительство спецпомещений.

У меня сомнения вызывают средства, которые будут выделяться. Мне кажется, что их несколько недостаточно. Напомню, что была проведена статистическая оценка числа безнадзорных собак и кошек, на основании которой рассчитано количество средств. Я считаю, что эта статистика не совсем соответствует реальности, и по факту больше животных живут на улице. Но начнем работать, там и посмотрим – хватает денег или нет. Если не хватит, то будем принимать меры и инициировать увеличение финансирования.

— Как Вы видите решение проблемы безнадзорных животных?

Закон этому способствует, но полностью этот вопрос не решить, потому что сознательность наших граждан достаточно низка. Зачастую многие «любители животных», заведя себе собаку или кошку, в скором времени выгоняют ее или потомство, которое народилось от этого животного, на улицу. Если бы в дополнении к этому закону был принят закон на федеральном уровне по поводу жестоко обращения с животными, где были бы прописаны некоторые аспекты… Например, все животные должны быть либо чипированы, либо паспортизированы. И если ты берешь животное, то несешь за него полную ответственность. В тоже время стоит проводить определенную проверку, выяснять, где каждое домашнее животное. А если собака или кошка отошла в мир иной, то ты должен его похоронить. К сожалению, мы все знаем, что на сегодняшний день это делается где попало, это влияет уже на экологическую обстановку. Если на федеральном уровне будет закон, которые урегулирует права и обязанности граждан в части содержания животных, то вкупе с нашим законом мы сможет контролировать в том числе и численность и бездомных животных.

— Как выяснилось, среди зоозащитников нет согласия – они не слышат друг друга. Как, на Ваш взгляд, это сказывается на решении или нерешении проблемы?

Причины несогласия между зоозащитниками — это факт. Часть из них действительно ратует за права животных, а некоторые просто пиарятся и поднимают свой личный рейтинг. Конечно же, это несогласие не в пользу решения проблемы. Если бы зоозащитники действительно болели за эту проблему, то бы собрались, выработали консолидированное мнение и инициировали его.

— Будет ли Дума инициировать рассмотрение вопроса с ливневой канализацией? Очистные сооружения в Иркутске, насколько заявляла Лариса Забродская, включены в ФЦП, а ливневая канализация?  Некоторые улицы в Иркутске превращаются в море каждый дождь, не то, что ливень.

Этой проблемой заниматься надо обязательно, особенно, если учесть тот факт, что сети ливневой канализации при строительстве Иркутска не закладывались. Она решаема в техническом плане, но затратна как по деньгам, так и по времени. С инженерной точки зрения можно частично перекрыть дорогу и заложить трубу. Вопрос в том, что трубу надо не просто заложить, но и предусмотреть уклоны дорожного полотна, которые на сегодняшний день сделаны по одним нормам, а если у нас будут сети ливневой канализации, то нужно будет делать уклон дорожного покрытия так, чтобы в эти канализации вода стекала. По большему счету даже при неограниченном финансировании (если представить это на минуту) реально это проблему можно решить лет за 15, не меньше.

А вот та цифра в 14 млрд рублей, которую озвучивали, она нереальна и занижена как минимум раза в два. Город возведен на местности со значительными перепадами высот. Это накладывает свой отпечаток  Понадобятся какие-то промежуточные напорные насосные станции, куда вода будет стекать, потом уже будет перекачиваться.

Еще один момент – куда эту воду потом девать. В Ангару её сливать недопустимо. Также нельзя чтобы это вода попадала в систему хоз-фекальной канализации, так как На очистных сооружениях применяется метод биохимической очистки сточных вод, т. е. с применением бактерий и микроорганизмов, а сливы с дорог с маслами и бензином эти бактерии погубят. Значит нужны отдельные очистные сооружения, что опять же за собой потянет и деньги, и время. Нужно будет выбирать места для строительства насосных станций, выбирать технологические коридоры для прохождения сетей ливневой канализации с учетом плотности застройки. Но, в принципе, технически все вопросы решаемы, но на сегодняшний день город со своим бюджетом не потянет такие затраты.

— Каким образом контролируется ИГТСК и Водоканал? Отчитываются ли они перед депутатами? Есть ли статистика и аналитика по отключениям?

Во-первых, они отчитываются перед депутатами, во-вторых, на штабах в администрации. Создана рабочая группа по контролю за исполнением инвестиционной программы МУП ВКХ. Периодически на заседании Думы города Иркутска заслушивается отчет о ходе исполнения инвестиционной программы. А на штабах отчитываются о текущей деятельности – как ведется подготовка к зиме, сколько километров или метров водопровода заменили и так далее. Также отслеживается, где какие аварии, какие меры приняты, сколько времени необходимо на ликвидацию аварийной ситуации и другое.

— Что, на ваш взгляд, необходимо сделать сейчас, чтобы не повторилась ситуация с горностаевой молью? 

Здесь ситуация не так проста, как кажется на первый взгляд. Есть несколько направлений со стороны городской администрации, которые депутаты поддерживают. Это обработка деревьев и их замена на те деревья, которые не подвержены этому вредителю. Но, к сожалению, есть такие моменты, на которые мы реагировать бессильны в рамках муниципалитета. Это распространение горностаевой моли не только в Иркутске, но и в пригородах. Занимаясь этой проблемой только в черте города, мы количество моли снизим, но не истребим ее полностью. Но если вокруг нас никто этой проблемой не занимается, то моль снова вернется. Поэтому в рамках Иркутска администрация принимает максимально возможные меры.  Но на 100% мы ее не победим, потому что в это дело должны подключиться хотя бы близлежащие районы, однако не каждый муниципалитет может позволить тратить средства на эти цели, потому что возможности бюджета у всех разные. Это уже специфика каждого района.

— Если говорить о вырубке деревьев в черте города, в администрации говорят о компенсационных посадках. Следят ли депутаты за количеством таких соглашений и их исполнением?

Компенсационные посадки – это абсолютно нормальная практика, потому что ситуации бывают разные. Вопрос стоит в том, как отследить, чтобы это было выполнено подрядными организациями. Однако нет такой практики, чтобы мэрия отчитывалась по этому вопросу перед депутатами. Я думаю, что в этом нет необходимости. Есть в администрации профильные комитет и департамент, которые выдают на это разрешение и за это дело отвечают. Здесь я не сомневаюсь в компетенции администрации.

— Какие районы города, на ваш взгляд наиболее проблемные в сфере ЖКХ?

Во-первых, по вопросам ЖКХ районы неоднородные. Есть районы более или менее новые, такие как Первомайский и Университетский. У них свои проблемы. Если в центре города («взрослый район») проблемы в сфере ЖКХ – это уличные туалеты и выгребные ямы, то в новых районах могут быть проблемы по подпорным стенкам и лестницам. Сказать, что здесь проблем меньше, а там больше, нельзя. Проблемы есть везде, просто у каждого района своя особенность.

Во-вторых, важно отношение жителей к озвученным проблемам. Если взять Свердловский округ, то там ТОСы активно участвуют в решении проблем района. В Иркутске-2 своя специфика. В этом районе традиционно складывалась ситуация, при которой дома были приписаны к заводу. Сегодня весь жилой фонд в Иркутске-2 передан в муниципалитет, но управляющая компания – это дочерняя компания ИАЗа. У жителей с этой сетевой компанией есть свои особенности взаимодействия.

— Какие микрорайоны выделяются по количеству ветхого жилья?

Этим отличается центр города, это в том числе историческая застройка, которая попадает в категорию памятников, которые сносить нельзя. Также панельные дома в Ново-Ленино: они строились из шлакозаливного бетона и сейчас они начинают крошиться. Есть районы, где много домов сталинской застройки. Вроде бы и крепкие, но там возникают проблемы с межэтажными перекрытиями. У каждого района есть такой вот фонд ветхого жилья.

Неспроста, наряду с обычной практикой муниципалитета по сносу ветхого и аварийного жилья, в рамках которой новые квартиры приобретаются за счет бюджета города, в городе принята программа по освоению застроенных территории. Выбрано порядка 40 площадок с ветхим жильем. Подрядчик сносит его, строит на этом месте многоэтажные дома. Расселение жителей в рамках реализации этих мероприятий финансово ложится на плечи застройщика. Таким образом будут появляться высотные микрорайоны со своей инфраструктурой – детским садиками, площадками и так далее. Этим надо заниматься.

— Есть ли в городе районы, которые больше других нуждаются в озеленении?

В озеленении нуждается весь город. Я не могу сказать, что у нас каменные джунгли, но, на мой взгляд, у нас недостаточно зеленых уголков, скверов и парков. Есть хорошие территории, где можно сделать хотя бы маленький сквер и поставить две скамеечки, чтобы там можно было просто посидеть. Этот небольшой зеленый островок будет очищать воздух в городе.

Если все же смотреть по районам, то в Первомайском и Университетском недостаточно зелени. Например, в Иркутске-2 вдоль каждой улицы есть зеленые насаждения, есть целый городской парк, но сказать, что в этом микрорайоне все хорошо и озеленять его больше не надо нельзя. Там, где зеленая зона есть, нужно это поддерживать и увеличивать, а там, где этого нет, искать возможности и создавать зеленые уголки. Работы непочатый край, будем привлекать Горзеленхоз, лесничество, школьников и студентов в рамках субботников, чтобы они приняли участие в процессе озеленения.