Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 января 2014, источник: Вести.Ru

Русские танцовщики сдали сложный экзамен в Grand Opera

На сцене Парижской Grand Opera открыл гастроли балет Большого театра. Впервые за много лет привезли не проверенный десятилетиями репертуар, а новую постановку «Утраченные иллюзии».

Корреспондент «Вестей» не увидела во французской столице ни одной афиши. Их и не думали печатать — зачем, если билеты разошлись моментально.

В Париже открылись гастроли Большого театра. Нашему корреспонденту не удалось обнаружить во французской столице ни одной афиши. Их и не собирались печатать — зачем, если билеты разошлись моментально, едва успев появиться в кассах.

Нынешние гастроли обернулись, по сути, бенефисом Леонида Десятникова: балет «Утраченные иллюзии» по роману Оноре де Бальзака, музыку к которому написал композитор, и концерт из его произведений. Как сказал сам Десятников: «В Тулу — со своим самоваром». Но директор Grand Opera Брижит Лефевр не сомневается: парижанам, как и ей в 2011 году, в Москве, на премьере, эта хореографическая версия бальзаковского романа понравится.

Понравилась. Среди аплодирующих — легендарный хореограф Пьер Лаккот. «Точное попадание — в эпоху, в Бальзака, — говорит одна из зрительниц. — Удивительная музыка, невероятной красоты танцы — мы такую радость сегодня испытали!»

Волновались все страшно: то фуэте не крутится на репетиции, то занавес артачится, то оркестр киксует — не наш, местный. Потом французы, правда, превзошли себя — по словам дирижера, «никогда еще так не играли».

Он — Люсьен, талантливый, но продажный композитор. Она — Корали, влюбленная в него балерина. В жизни — Слава и Настя, муж и жена.

«Я черпаю вдохновение, глядя на супругу», — признается Вячеслав Лопатин.

«Физически Люсьену, конечно, досталось больше всех», — добавляет Анастасия Сташкевич.

Внезапный парижский дождь Леонида Десятникова врасплох не застал: зонт-трость, калоши цвета фуксии. Редкий композитор, написавший музыку по заказу Большого театра, балетом увлекся не так давно.

Без лекарств Сергею Филину пока не обойтись — пришлось даже принести в театр. Но о себе — коротко: «Все нормально, могу работать». И дальше — о спектакле, о хореографии, которая — «на выживаемость».

«Партия Люсьена очень тяжелая, — отмечает худрук балета Большого театра Сергей Филин. — Артисты, когда закрывается занавес, в конце спектакля, просто падают и долгое время приходят в себя».

Это «сложный экзамен для танцовщика», вторит Филину балерина Евгения Образцова. Она — тоже Корали, в одном из трех составов. «Еще неискушенная, совсем в юном возрасте, но подверженная этим самым искушениям, — говорит танцовщица о своей героине. — Люсьен — единственная ее любовь». Даже директор Большого театра не говорил «гоп» до начала гастролей. А публику Парижской Оперы по строгости и избалованности сравнил с той, что бывает в La Scala.

«Это когда публика приходит в театр с партитурами. Это город опасный — предсказать результат невозможно», — говорит гендиректор Большого театра Владимир Урин.

Корали номер один, звезда, гастроли по праву открывшая — Диана Вишнева. С Ратманским работает давно и часто — «непросто, но радостно». В этом балете ее приятно поразили партнеры — Владислав Лантратов, Артем Овчаренко.

«Какие они трогательные, — говорит Диана Вишнева. — Балету жить, процветать и развиваться!»

В зале — репетиции, в фойе — экскурсии. Словно час-пик на станции московского метро «Площадь революции». Так — каждый день, говорит директор Оперы Брижит Лефевр. Это ей и Анатолию Иксанову Москва — Париж обязаны перекрестными гастролями последних лет.

«Ратманский поставил на пуанты Бальзака — одного из самых почитаемых во Франции писателей, — отмечает директор Grand Opera Брижит Лефевр. — Его прочтение оказалось неожиданным — тонким и глубоким».

Балет — дагерротип, похожий на работы Гюстава Легре, который первым запечатлел Париж с помощью фотоаппарата. Его очень скоро покажут всему миру. В начале февраля «Утраченные иллюзии» будут транслироваться из Москвы в тысяче кинотеатров, три сотни из которых — во Франции – наверняка, будут заполнены до отказа. После безусловного успеха спектакля в Opera Garnier.