Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 января 2014, источник: Аргументы и факты, (новости источника)

Михаил Галустян: «Понимаю, что подорвал у кинозрителя веру в меня»

Артист о Депардье, кино и Олимпиаде

«С кино у меня пока не задалось. Меня спрашивают: “Миш, почему ты во всякой фигне снимаешься?” А что мне ответить? Кино — это сложный организм!» — признаётся известный шоумен и актёр.

Ещё тот ловелас

Сергей Грачёв, «АиФ»:​ Михаил, скоро состоится премьера третьего сезона сериала «Зайцев+1», одна из главных фишек которого — участие Жерара Депардье. Он играет отца вашего героя. Отношение к Депардье в России за прошедший год сложилось неоднозначное…

Михаил Галустян: Это даже хорошо! Он создал образ такого открытого, по-хорошему нахального, местами фривольного мужика. Ну и отлично. Я сам отчасти такой. Депардье относится к тому типу мужчин, который может, не задумываясь, подойти к понравившейся девушке и сказать ей об этом, ухватить её за задницу. Я с ним на любовные приключения не ходил, но, насколько знаю, он ещё тот ловелас. Хотя мне кажется, что французам это свойственно. Если ему что-то не нравится, он, не стесняясь, может ударить кулаком по столу и сказать: «Мне это не нравится, я это делать не буду!» А если что-то совсем не так, может и в дыню дать. Нормально! В России таких любят. Это называется «свой в доску». С таким приятно выпить, на кухне поболтать.

— Весной выходит фильм с вашим участием под названием «Подарок», который позиционируют как кино для семейного просмотра. Я не понимаю: у вас сложилась отличная карьера на ТВ, зритель вас любит, но…

— Вы хотите спросить: какого хрена я попёрся в кино? (Смеётся.) Я и сам часто задаю себе этот вопрос. Но это надо скорее телеканал спрашивать.

— Они вас заставляют, что ли?

— Если бы более плотно был занят в телепроектах, возможно, в кино не пошёл бы.

— То есть в кино вы снимаетесь от нечего делать?

— Не совсем так. Просто хочется поддерживать свою популярность, быть вовлечённым в творческий процесс. Но с кино у меня действительно как-то не задалось. Я снялся во всём г…, в каком только было можно. После двух частей «Самого лучшего фильма», у которого, как ни странно, неплохие рейтинги при показе на ТВ, решил завязать с этой историей. Подумал, надо заканчивать с «самыми лучшими» фильмами и попробовать сняться просто в хорошем кино. Снимаюсь, а кино опять не получается. Меня спрашивают: «Миш, почему ты во всякой фигне снимаешься?» А что мне ответить? Я ведь не могу влиять на режиссёра, на корректировки в сценарии и прочее. Как актёр, мне кажется, я со своей задачей справляюсь. Сейчас создал собственную кинокомпанию, в которой являюсь креативным продюсером. Тут я могу полностью контролировать процесс. Кино — это истинная сфера моих интересов. Другое дело, что, когда я начал свою кинокарьеру, проекты были не всегда одно­значные. Знаете, ведь часто бывает так, что и актёры сыграли классно, и режиссёр потрясающий, но продвижение, реклама некачественные. Репутация фильмов ведь не только от меня зависит. Задачу, которая ставилась передо мной режиссёром и продюсерами, я выполняю на 99%. А потом видишь конечный результат и сам себя спрашиваешь: «Блин, и в этом я участ­вовал?!» Кино — это сложный организм. И если у тебя прекрасно работают почки и серд­це, но при этом отказывает печень, то организм всё равно больной.

Сейчас мы сняли фильм для всей семьи. Съёмки были сложными, поскольку мой герой всё время пребывает в 5-килограммовом ростовом костюме панды, и при этом ему приходится бегать, лазить по пожарным лестницам, гореть…

— Решили пойти ва-банк?

— Да. Исходя из того, какой получится картина, как её примут зрители, я пойму, стоит ли мне дальше пытаться что-то делать в кино. Потому что мне по-настоящему хочется сделать кино, за участие в котором не будет стыдно.

— Вы не боитесь, что, даже если картина получится удачной, зритель на неё просто не пойдёт — как раз из-за вашего участия в ней?

— Я понимаю, что декапитализировал себя в кино, подорвал веру зрителя, — это факт. Но не ошибается тот, кто ничего не делает. Это нормально, так бывает. Главное — уметь признавать свои ошибки, а не доказывать с пеной у рта, что все мои работы гениальны.

Эпопея с факелом

— Вы родом из Сочи, там до сих пор живут ваши родственники. Знаю, некоторые сочинцы с опаской ждут Олимпиады. Боятся, что им буквально запретят выходить из дома…

— Глупости всё это. Я знаю, что всех на период Олимпиады пересаживают на общественный транспорт — и это совершенно оправданно. Знаю, что всех, у кого нет постоянной прописки, депортируют из города. Ну а что в этом такого? Во время проведения Олимпиады-80 в Москве было то же самое. Когда родители собираются дома вместе с друзьями, чтобы отдохнуть, они говорят детям: «Идите погуляйте на улице». Странную аллегорию я привёл, но, надеюсь, вы меня поняли.

— А на открытие Игр вы по­едете?

— Поеду, и более того, 6 февраля, прямо накануне открытия, побегу с факелом. Знаю, сейчас все уже немного посмеиваются над этой эпопеей с факелом. Но я искренне буду рад принять в этом участие. Пройдёт лет десять, и я с гордостью буду рассказывать своим детям, как с факелом бегал. Это же здорово!

— Я прочитал, что у вас есть строительный бизнес в Сочи. Это правда?

— Про меня что только не пишут. Знаю, что некоторые сочинские таксисты рассказывают приезжим: «Обратите внимание налево — здесь находится гостиница Галустяна. Обратите внимание направо — здесь ресторан Галустяна». Ответственно могу заявить, что ни строительного, ни какого иного бизнеса у меня нет. Я абсолютно творческий человек.