Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 января 2014, источник: Газета Коммерсантъ

Президента Франции толкают в объятия актрисы

Французский президент Франсуа Олланд оказался в центре громкого любовного скандала: еженедельник Closer опубликовал документальные доказательства тайной связи главы государства с актрисой Жюли Гайе. Сам Олланд уже обвинил журналистов в нарушении права на неприкосновенность личной жизни. Однако не исключено, что в итоге скандал окажется на руку президенту, рейтинг которого к концу 2013 года достиг рекордно низких отметок. С подробностями — парижский корреспондент «Ъ» АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.

О связях президента Олланда с Жюли Гайе во Франции говорят давно: еще в марте прошлого года актриса подала в суд на блогеров, распространивших информацию о ее романе с главой государства. Когда судебным делом занялся знаменитый адвокат Венсан Толедано, новость заинтересовала СМИ. «Нет дыма без огня»,— решили журналисты.

После этого Жюли Гайе не раз приходилось отвечать на вопросы о своих отношениях с Франсуа Олландом. Однако актриса если и признавалась в любви к нему, то исключительно как к крупному государственному и политическому деятелю. И вот теперь доказательства, которые добыли репортеры Closer, позволили им выпустить специальный номер под заглавием «Секретная любовь президента».

Журналисты сделали фотографии у дверей дома, якобы используемого президентом и его подругой для тайных встреч. Сообщается, что порядок свиданий всегда был неизменен. Сначала приходила госпожа Гайе, потом подъезд проверял высокопоставленный офицер SPHP (аналог российской ФСО) по имени Мишель, а затем туда заходил человек в закрывающем лицо мотоциклетном шлеме, которого привозили к месту встречи на трехколесном мопеде. Сцена повторялась неоднократно. Журналисты уверяют, что даже Новый год «человек в железной каске» встречал со своей новой подругой, а верный охранник президента приносил им утренние круассаны.

Франсуа Олланд, которому в этом году исполнится 60, официально не женат. Вместе с тем с 2007 года он живет в гражданском браке с журналисткой Валери Триервелер. Все ждали, что после победы господина Олланда на выборах 2012 года они поженятся, однако президент оставил свою подругу в неопределенном статусе. По словам французов, госпожа Триервелер стала «первой герлфренд» страны.

Сенсационную публикацию в Closer многие во Франции стали объяснять в духе теории заговора. Вспомнили даже о том, что издательская группа Mondadori France, которая издает Closer, является филиалом итальянской группы Fininvest, непосредственно связанной с экс-премьером Сильвио Берлускони — политиком, который также неоднократно оказывался в центре любовных скандалов. Впрочем, как и в Италии, во Франции романтические истории первых лиц не считаются позором.

Франсуа Олланд уже заявил, что «глубоко сожалеет о нападках на неприкосновенность личной жизни, на которую он имеет право, как и любой гражданин». При этом он отметил, что «изучает последствия, в том числе и юридические, публикации» Closer. Журналисты же парировали, что у главы государства нет вообще ничего личного. Они задаются вопросом: «Кто позволял Олланду по личным делам использовать государственный мопед, а также нагружать работой шофера и телохранителя?» Кроме того, во время свиданий безопасность президента находилась под угрозой: на месте фотографа из Closer мог бы оказаться террорист или ревнивый муж.

В Париже уверены: вне зависимости от того, окажется ли версия Closer правдой или нет, разразившийся скандал улучшит образ Франсуа Олланда — президента, рейтинг которого, по данным французских социологических служб, не превышает 20%. Его новая потенциальная подруга французам, скорее всего, понравится: Жюли Гайе моложе, красивее и приятнее в общении, чем Триервелер, получившая от журналистов прозвище «ротвейлер».

Таким образом, обложка популярного сатирического еженедельника Charlie Hebdo, на которой женщина, похожая на госпожу Триервелер, заглядывает к президенту под одеяло и возмущенно восклицает «Никакого роста!», может оказаться неправа: рост все-таки есть — пусть и не совсем такой, на который страна рассчитывала.