Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 января 2014, источник: РИА Новости, (новости источника)

Ариэль Шарон — непонятый миротворец

ТЕЛЬ-АВИВ, 11 янв — РИА Новости. Для боготворивших его солдат он был «Ариком — царем Израиля», для ненавидящих арабов — «бейрутским мясником», свою автобиографию он назвал «Воин», но прочнее всего к израильскому генералу и экс-премьеру Ариэлю Шарону приросло прозвище «бульдозер»

Его он зарабатывал всю жизнь, игнорируя препятствия на войне и в политике, сминая оппозицию, съезжая с проторенных путей, разравнивая площадку для строительства будущего страны. Он оправдал его своей смертью, которой сопротивлялся больше восьми лет. Последний бой Шарона закончился в субботу в госпитальной палате под Тель-Авивом. У 85-летнего пациента, который 4 января 2006 года перенес инсульт и не смог выйти из комы, отказали основные функциональные системы организма.

Ветеран почти всех войн Израиля, чьи победы изучают в академиях и, порой, международных трибуналах, идеолог поселенческого освоения завоеванных территорий, инициатор «зачистки» Западного берега реки Иордан, обуздавший волну террора начала 2000-х, главный израильский «ястреб» под занавес карьеры превратился в миротворца, поставившего точку в 38-летней истории оккупации сектора Газа.

Многие верят, что похожий план сноса поселений и вывода войск Шарон готовил для второй части палестинских земель, Западного берега, и сумел бы его реализовать, если бы не инсульт за считанные месяцы до гарантированного переизбрания на пост главы правительства. В нынешнем истеблишменте, ориентированном на продолжение оккупации, шароновское «размежевание» считают ошибкой, которую нельзя повторить.

«Ариэль Шарон был героем войны, но, похоже, помнить его будут благодаря поразительной мировоззренческой трансформации того калибра, который до него пережил другой боевой генерал Шарль де Голль. Оба были сильными лидерами, пришедшими к власти на национальной, чтобы не сказать националистической, платформе, оба проделали разворот на 180 градусов, когда оказались на вершине, когда у них все получалось. Их наследие — наследие пробуждения», — написал о покойном политике публицист Бен-Дрор Йемени.

Воин

Ариэль Шарон, гебраизировавший свою исконную фамилию Шейнерман, родился в 1928 году в подмандатной британской Палестине в семье евреев-выходцев из Российской империи. В 14-летнем возрасте он вступил в военизированную подпольную организацию «Хагана», а во время первого арабо-израильского конфликта — Войны за независимость 1948-49 годов — командовал пехотным взводом и ротой, дравшимися с иорданскими и иракскими войсками. В тяжелых боях за деблокирование Иерусалима молодой офицер получил первые боевые ранения.

В 1953 году Шарон создал и возглавил диверсионный «отряд 101», из которого вырос нынешний элитный спецназ генерального штаба «Сайерет Маткаль». На вылазки арабских «федаинов» немногочисленные израильские «коммандос» отвечали рейдами в сопредельные страны. Целью одной из таких операций, предпринятой после убийства семьи израильтян, стала иорданская деревня Кибья. Шарон и его подчиненные уничтожили полсотни домов вместе с 69 их жителями, которые, как выяснилось позже, прятались внутри и погибли при взрывах.

В статус национального героя, спасителя отечества его возвели кампании 1967 и 1973 годов, когда Шарон в качестве командира бронетанковых дивизий окружал и громил египетские армии, нередко игнорируя приказы вышестоящего начальства. Его танки катились по Синайскому полуострову и форсировали Суэцкий канал с надписями «Арик — царь Израиля» на бортах, а сделанная в те времена фотография полноватого генерала с забинтованной головой сегодня известна каждому израильтянину.

Много лет спустя Шарон в качестве министра посетил с визитом Россию, где его пригласили на церемонию выпуска в танковое училище, вспоминает известный израильский журналист Бен Каспит. «После парада с участием сотни танков Шарона обступили курсанты и в деталях расспрашивали его о боях, которые он вел тридцатью годами ранее. Оказалось, что будущие русские офицеры изучали каждый приказ, каждый маневр Шарона времен синайских кампаний. Для него (эта встреча) была одним из величайших моментов жизни», — написал Каспит.

Уйдя из армии в большую политику, уже в должности министра обороны Шарон стоял за вторжением израильских войск в Ливан, который к началу 1980-х превратился в опорную базу группировок палестинского сопротивления, включая Организацию освобождения Палестины во главе с Ясиром Арафатом. В 1982 году израильтяне осадили ливанскую столицу Бейрут, заставив Арафата искать спасения в Тунисе. Темным пятном на биографию Шарона легла трагедия Сабры и Шатилы — лагерей палестинских беженцев, вырезанных ливанскими союзниками израильтян. Расследование признало министра обороны косвенно виновным и вынудило уйти в отставку.

Политик

Шарон — уникальный случай в израильской политике — стоял у истоков сразу двух партий, которые заметно отличались идеологически, но обе стали правящими. В начале 1970-х годов он участвовал в объединении правых в блок «Ликуд», который сейчас находится у власти, а в 2005-м создал левоцентристскую «Кадиму», которая победила на первых же своих выборах даже без заболевшего Шарона.

Прежде, чем взойти на высшую ступень в государственной иерархии и самому возглавить кабинет, Шарон с 1977 по 1999 годы руководил министерствами сельского хозяйства, обороны, торговли, промышленности, строительства, инфраструктуры, иностранных дел. Делать историю он умел даже на постах, которые считаются непрестижными и малозначительными. В бытность министром сельского хозяйства Шарон спланировал и дал старт строительству в секторе Газа, на Западному берегу и Голанских высотах десятков еврейских поселений, в которых ныне живут 350 тысяч человек. Присутствие на оккупированных территориях такого числа израильтян принято называть фундаментальным препятствием для урегулирования арабо-израильского конфликта.

«План, который разработал мой отец и представил на утверждение правительства, решал целый ряд проблем — отсутствия у Израиля стратегической глубины, уязвимости восточного фронта, незащищенности Иерусалима. Держа в руках большую карту, он изложил свое видение в сентябре 1977 года, спустя три месяца после назначения министром. Он показал линию поселений на высотах, доминирующих над Прибрежной равниной», — напишет об этом сын Шарона Гилад.

Встретив массовую иммиграцию евреев из распадавшегося Советского Союза на посту министра жилищного строительства, Шарон за два года построил для них 144 тысяч квартир. «То, что “большая алия” из СССР не жила в палатках, когда ее привезли в Израиль, — это большая заслуга Шарона. Пусть это были “караваны” (бытовки), где было тесно, но все-таки не на улице», — говорит биограф Шарона Давид Шехтер.

Миротворец

Израильское правительство Шарон возглавил в 2001 году и пять лет, до инсульта, не покидал премьерского кресла. Придя на смену своему идеологическому антиподу Эхуду Бараку, который долго и неудачно вел мирные переговоры с Арафатом, Шарон сразу же оказался перед необходимостью подавить «вторую интифаду» — массовое восстание палестинцев, сопровождавшееся волной терактов в израильских городах с сотнями убитых и раненых. Премьер ввел на территории войска, которые уничтожали боевиков и инфраструктуру радикальных группировок, взял в осаду резиденцию Арафата в Рамаллахе и построил бетонную стену вдоль границ Западного берега, опоясав ею же крупнейшие палестинские города.

В тот же период Шарон пережил идеологическую трансформацию, не понятую и не прощенную его соратниками по правому лагерю. «Держать три с половиной миллиона палестинцев в условиях оккупации — это ужасная вещь… Меняющаяся реальность в регионе и мире заставила меня пересмотреть стратегию и изменить свою позицию», — пытался он объяснить свою самую неожиданную инициативу — отказ от оккупации сектора Газа в одностороннем порядке, без каких-либо договоренностей с палестинцами.

Несмотря на протесты справа и недоверие слева, Шарон в августе-сентябре 2005 года снес 21 еврейское поселение Газы и четыре — в северной части Западного берега, эвакуировав восемь тысяч поселенцев и выведя оттуда войска. «Он построил поселения и почему-то он их снес. Почему, точно не знает никто, хотя есть много тому объяснений и теорий. Шарон пошел наперекор всему, во что верил и что делал всю жизнь», — говорит Шехтер.

Столкнувшись с фрондой в рядах «Ликуда», Шарон покинул партию, которую создавал и которой отдал 30 лет жизни. На досрочные выборы он шел во главе нового левоцентристского движения «Кадима», но обширный инсульт и кома оборвали карьеру премьера. Выборы выиграла «Кадима» во главе с Эхудом Ольмертом, который во главе правительства пробовал, но не смог повторить «размежевание» применительно к Западному берегу. В глазах израильтян шароновские методы оказались дискредитированы масштабными конфликтами в Ливане и секторе Газа — на территориях, откуда Израиль ушел в одностороннем порядке. «Кадима», последнее детище Шарона, сейчас влачит жалкое существование, имея всего два мандата в Кнессете, где доминируют партии правого толка.

Успешный на войне и в политике, Шарон в личной жизни пережил не одну трагедию. Его первая жена Маргалит, в которую боевой офицер влюбился с первого взгляда и которую покорил, читая стихи на иврите, английском и русском, разбилась на машине. Их сын Гур погиб от случайного выстрела из ружья, которым играл соседский мальчишка. Шарон во второй раз женился на младшей сестре Маргалит — Лили. У них родились сыновья Омри и Гилад. В 2002 году Лили умерла от рака. Ее похоронили на семейной ферме «Шикмим», где, вероятно, найдет последнее пристанище и Ариэль Шарон.