Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 января 2014, источник: Газета.Ру, (новости источника)

Семь потерянных заповедников

Минприроды России обещает реорганизовать не более семи заповедников. Скандальный закон, принятый в конце прошлого года, разрешает перевод заповедников в национальные парки, а значит, там можно будет строить горнолыжные курорты и туристические объекты. Экологи и эксперты не верят обещаниям чиновников.

Массового перевода заповедников в категорию национальных парков не будет, пообещал заместитель министра природы России Ринат Гизатулин. В его заявлении, размещенном на сайте ведомства, отмечается, что после принятия поправок к закону об особо охраняемых природных территориях, разрешающих понижение статуса заповедников, в министерство стали приходить вопросы.

Судя по всему, авторов обращений интересовало, сколько заповедников попадет под новое правило, ведь после перевода в статус нацпарка на территории можно будет строить дачи, горнолыжные комплексы, дороги, трубопроводы или гостиницы и другие объекты, которые можно назвать объектом туристической индустрии.

Гизатулин, в свою очередь, заявил, что из имеющихся в России 102 государственных природных заповедников, преобразование может коснуться лишь 6-7, причем среди них нет ни одного, отнесенного к объектам Всемирного наследия ЮНЕСКО. Их перевод в статус национальных парков объективно назрел много лет назад, добавляет замминистра.

Он подчеркнул, что в поправках ограничен период для преобразования заповедников в нацпарки — до конца 2015 года.

А процедура требует проведения государственной экологической экспертизы и общественных слушаний.

В министерстве из семи называют только четыре заповедника: Тебердинский, расположенный в Карачаево-Черкессии, красноярский заповедник «Столбы», Командорский заповедник на одноименных островах в Камчатском крае и Гыданский заповедник в Ямало-Ненецком автономном округе. Последний упоминается в письме от Минприроды в «Greenpeace России». «Каких-либо планов по расширению указанного перечня заповедников, преобразуемых в нацпарки, Минприроды России не имеет», — говорится в письме за подписью и.о. директора департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды Николая Нефедьева.

Эксперты и экологи не верят обещанию министерства. «Минприроды сообщает, что только семь заповедников будет переведено в национальные парки, при этом называет не все из них.

Зачем нужно было тогда делать этот закон, который распространяется на всех, если можно было сделать отдельный законопроект?», — заявила «Газете.Ru» доцент кафедры биографии МГУ, кандидат географических наук Людмила Емельянова.

Она подчеркнула, что, несмотря на заверения чиновников о том, что законопроект широко обсуждался, в действительности поправки были приняты в спешке и без обсуждения.

Законопроект, принятый в первом чтении, лежал в Госдуме с 2008 года, а поправка о понижении статуса была включена в него только 12 декабря 2013 года. Депутаты рассмотрели текст документа за один день, приняв его сразу во втором и третьем чтениях. 25 декабря законопроект одобрил Совет федерации. Директора заповедников говорили «Газете.Ru», что они были поражены такой стремительностью.

«Мы не питаем иллюзий, — комментирует заявление Минприроды представитель “Greenpeace России” Михаил Крейндлин. — Да, закон ограничивает срок изменения статуса заповедников двумя годами, но что мешает впоследствии изменить его? Включить так же тайно поправку в законопроект и принять его быстро и в тайне». По его словам, требование проведения госэкспертизы не затормозит процесс: такие экспертизы проводятся за 2-3 месяца.

По правилам для людей запрещен вход на территорию заповедника, однако в силу исторически сложившихся причин, в ряде заповедников идет туристическая и иная деятельность. Руководство ООПТ выделяет используемые территории в особые зоны, решая таким образом вопросы нарушения законодательства. Так сделано в красноярских «Столбах», которые прилегают к городу и пользуются большой популярностью у туристов. На территории Тебердинского заповедника расположен горный курорт Домбай — он был построен в 70-х годах прошлого века. В Командорский и Гыданский заповедники ходят местные жители — коренные малочисленные народы — собирать ягоды и грибы. «Кстати, вход в нацпарк будет теперь платный — такие поправки есть в законе и об исключениях для малочисленных народов там не сказано», — уточняет Крейндлин.

Экологи называют еще несколько заповедников, которые могут оказаться под угрозой.

Это территории рядом с озером Байкал, которыми управляет специальная единая дирекция. Там находятся Баргузинский и Байкало-Ленинский заповедники и нацпарки Забайкальский и Прибайкальский, а также заповедник «Кедровая падь» и нацпарк «Земля леопарда». Если этими ООПТ управляет одно учреждение, то это неспроста, отмечают в «Greenpeace России».

«Вполне предсказуемо преобразование в нацпарки Северо-Осетинского заповедника и Кабардино-Балкарского заповедника. Рядом с ними также расположены нацпарки, имеются планы строительства на территории этих заповедников крупных горнолыжных курортов. Не исключено, что есть желающие сделать нацпарком и Алтайский заповедник. Телецкое озеро на Алтае сейчас привлекает много туристов. Пока не озвучена, но обсуждается вероятность объединить заповедники Камчатки, куда также начинают приставать корабли с туристами. Там расположен, в частности, известный Кроноцкий заповедник, в котором находится Долина гейзеров», — перечисляет Крейндлин.

Понижение статуса заповедников и развитие туристической инфраструктуры нужно в первую очередь предпринимателям, говорят эксперты. «За этим, конечно, стоит группа людей, которые хотят, чтобы заповедники стали товаром, — объясняет Людмила Емельянова. — До тех пор пока заповедники не станут товаром, они будут выполнять функцию защитных экосистем.

Кто стоит за этим? Люди, которые хотят получать прибыль. Я даже некоторых, наверное, знаю.

И очень обидно, что раньше эти люди были прироодохранниками, а сейчас у них чешутся руки, чтобы забрать эти уникальные территории, продать их, использовать для охоты, туризма для вип-персон. Новые директора некоторых заповедников уже рассматривают какие-то места для создания вип-отелей. Уже это бродит. Но это не должно быть претворено в жизнь. Ибо это будет просто катастрофа».

Емельянова не исключает, что закон может быть принят ради смены статуса нескольких заповедников. «Эти поправки затрагивают всю систему. Но, может быть, кому-то интересны конкретные заповедники. Ведь еще до этого раздавались голоса: а не передать ли заповедники в частные руки? Вдумайтесь, какая это идея! Сегодня все заповедники и национальные парки — государственные. Сейчас такие телодвижения есть, и даже к нам на кафедру порой приходят такие предложения: разработать принципы использования заповедников для охоты, для добычи полезных ископаемых — проработать пункты, которые позволят это сделать. Пока что это скромно, ненавязчиво, в качестве просьбы. Но само то, что такие предложения раздаются, говорит о том, что кто-то очень не равнодушен к таким территориям».

В стране сейчас действует более 40 национальных парков, при этом территории для создания новых – достаточно, говорит Емельянова. Проблемы с отдельными заповедниками, в которых уже есть туристическая деятельность, можно было бы решить зонированием и переводом земли рядом с заповедником в статус нацпарка. «Не трогать территорию заповедника, а прирезать рядом национальный парк, сохраняя территорию заповедника. Но уж не так, как это предлагается поправками к закону», — объясняет доцент МГУ. 

Автор: Анастасия Берсенева