Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 января 2014, источник: Коммерсантъ-Online

Разъезд вместо развода

Президент Франсуа Олланд, пойманный две недели назад на свидании с актрисой Жюли Гайе, объяснился с нацией. Он заявил, что расстается со своей давней подругой Валери Триервейлер. Он уезжает в Турцию, она — в Индию, но напрасно французские политики надеются, что смешная история окончится без последствий, считает парижский корреспондент «Ъ» АЛЕКСЕЙ ТАРХАНОВ.

Вчера президент сообщил французам через агентство AFP, что расстается с Валери Триервейлер, с которой официально прожил последние восемь лет. В 2005 году он ушел к ней от своей прошлой подруги и товарища по партии Сеголен Руаяль, сказав, что теперь Валери — «женщина всей его жизни». Эта жизнь разрушилась за две недели, прошедшие после разоблачений журнала Closer, в течение которых господин Олланд оправдывался перед журналистами на пресс-конференциях, госпожа Триервейлер лечилась в больнице от нервного срыва, а пресса и юмористы над ними потешались.

В интервью AFP Франсуа Олланд подчеркнул, что делает свое заявление не как президент, а как частное лицо. Но так ему и поверили. Частные лица не объясняются со своими «бывшими» через агентства новостей. Пара расходится, Валери Триервейлер будет пока что жить в их квартире на улице Коши в 15-м округе, а президент будет вести холостяцкую жизнь в Елисейском дворце. В понедельник он направляется с официальным визитом в Турцию, а ей — в другую сторону: в качестве экс-подруги и экс-первой леди она отправляется с гуманитарной миссией в Индию. Визит планировался давно, но непонятно, будут ли ей там так же рады в ее изменившейся ситуации.

Валери Триервейлер пришлось тяжело. Мало того что ее не любили за ревнивый и тяжелый характер (который она проявила, выступив на региональных выборах с критикой бывшей подруги президента и матери четырех его детей Сеголен Руаяль) и открыто советовали президенту «не женится на ней», обстоятельства расставания оказались для нее крайне унизительными. Хотя говорят, что господин Олланд признался в измене накануне выхода номера Closer, все-таки о развлечениях президента ей рассказали журналисты. 48-летняя женщина, мать троих детей, сама известная журналистка Paris Match не выдержала удара и оказалась в больнице, что нелучшим образом сказалось на репутации президента.

Унизительными обстоятельства оказываются и для Франсуа Олланда, в который раз оказавшегося между властными женщинами. Его путешествия на скутере на соседнюю улицу — к лицу завклубом, а не президенту ядерной державы. Сейчас говорят о том, что разоблачения Closer могли быть выгодны политическим противникам президента Олланда из партии UMP. Это, конечно, так: его престиж изрядно пошатнулся — но дело не только во внутренней политике и борьбе партий.

Обстоятельства президентской измены унизительны для Франции. Хотя господин Олланд не раз и не два повторил, что его безопасность была обеспечена и даже заставил подтверждать это министра внутренних дел Манюэля Вальса, факт остается фактом — охрана проморгала обычного фотографа, охотившегося на президента в течение нескольких недель.

Сейчас политики хором выступают за то, чтобы эта неприятная история поскорее забылась, но осадок, несомненно, останется. Самая лестная из оценок («По крайней мере Олланд показал, что может принимать решения хотя бы в своей личной жизни»), прозвучавшая из уст первого зампреда UMP Тьерри Мариани, все равно звучит двусмысленно.

На пресс-конференции в Елисейском дворце, последовавшей сразу за разоблачениями, первый же вопрос от журналистов был задан в стиле «перед соседями неудобно». Президент пообещал разобраться со своей личной жизнью после визита в США 11 февраля — но в итоге решение было принято даже раньше. Так что теперь президент поедет в Вашингтон холостым, завидным женихом. Лишь бы только его не поселили в тот самый Sofitel, который испортил жизнь и карьеру его коллеге-социалисту Доминику Стросс-Кану.

Как глава Франции ушел от личного

Президент Франции Франсуа Олланд отказался комментировать свою личную жизнь на ежегодной пресс-конференции в середине января. «Я понимаю ваш вопрос, а вы поймите мой ответ,— заявил он.— В жизни каждого бывают испытания, и эти моменты мучительны. Но я придерживаюсь принципа, что личные дела решаются в частном порядке. И сейчас не время и не место это делать»,— заявил президент, пообещав ответить на все вопросы подробнее до визита в США в феврале.