Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 января 2014, источник: АиФ Иркутск

Последняя инстанция. Иркутские хирурги ставят пациентов на ноги бесплатно

Рассказать об отделении гнойной хирургии Иркутской областной клинической больницы нас попросил один из его пациентов. «Помыкавшись» со своей сложной болезнью по разным зарубежным клиникам (в том же Израиле, с его хвалёной медициной), он в итоге убеди

Вообще слухами об этом отделении (в хорошем смысле), как говорится, земля полнится: за медицинской помощью сюда обращаются не только жители Иркутской области. Едут и наши ближайшие соседи из Бурятии, Якутии, Красноярского края, и те, кто живёт подальше: с Камчатки, из Хабаровска, Амурского края. Причём едут как организованно — по направлениям из своих медучреждений, так и по собственной инициативе: находят информацию в Интернете, самостоятельно связываются с клиникой и целенаправленно сюда госпитализируются.

Работа без проблем

— Можно сказать, что в сибирском регионе мы — практически последняя инстанция в лечении тяжёлых пациентов с различными нагноительными заболеваниями мягких тканей, лёгких и плевры, брюшной полости, — говорит заведующий отделением Вячеслав Капорский. И делает особый акцент на том, что все пациенты — независимо от места проживания — лечатся здесь бесплатно:

— У нас платных услуг вообще нет, нет ни одной «коммерческой» койки: помощь все получают только за счёт средств ОМС.

Самый «старейший» и заслуженный из них — хирург высшей категории Пётр Зверев, всю свою жизнь посвятивший именно гнойной хирургии. Уже двадцать лет работает в отделении старший ординатор Сергей Гельфанд, около 15 лет — Максим Садах, который начинал здесь ещё будучи студентом с «должности» медбрата. После окончания ординатуры была принята на работу и кандидат медицинских наук Наталья Аюшинова. Более 30 лет отдала отделению старшая медсестра оперблока Галина Лобанова. Конечно, приходит на практику и молодёжь.

— Надо отметить, что в последние годы наметилась положительная тенденция к тому, что будущие медики стали любознательнее, более интересующиеся и вникающие в проблемы больных, — говорит Вячеслав Капорский. — Был период провала, когда их мало что волновало, но последние 2-3 года мы отмечаем, что появилась достойная смена нам. Присматриваем себе будущих хирургов: выбрать есть из кого.

Но больше всего радует доктора то, что его отделение на 100% укомплектовано и средним и даже младшим медперсоналом. А ведь ещё совсем недавно было время, когда медсёстры и особенно санитары были страшным дефицитом. То, что люди пошли на эту трудную работу, по мнению Вячеслава Иннокентьевича, связано в первую очередь с повышением заработной платы, которую за последнее время несколько раз увеличивали не только врачам, но и медсёстрам и санитаркам.

Коек — мало

Рассказывая о своих сотрудниках, Вячеслав Капорский делает акцент на том, что всех его коллег — от ведущих хирургов до нянечек — отличает обычное человеческое сострадание и милосердие к пациентам, которые, как правило, болеют долго и устали от своего недуга:

— У нас нет такого, чтобы на пациентов или их родственников кто-то повысил голос, или не ответил на вопросы. Всё объясняем и рассказываем, ничего не скрываем, чтобы и пациент и его близкие были в курсе проблемы и как мы её решаем. Считаю, что эта открытость очень много значит в лечении, потому что когда человек знает, что его ожидает, он настраивается, мобилизует свои силы.

Честно сказать, я впервые за несколько лет не услышала от врача жалоб на трудности медицинского бытия. О чём ни спрошу у Вячеслава Капорского, всё у него хорошо.

— Какая-то уж больно благостная картина получается, — говорю ему. — Неужели совсем никаких проблем нет?

Выяснилось — есть. Дефицит коек (всего их в отделении 50 — 25 в областной клинике и 25 в научном центре реконструктивной и восстановительной медицины СО РАМН).

— Нам очень часто не хватает коечного фонда и приходится размещать дополнительные места в коридоре. И порой, к огромному моему сожалению, бывает так, что люди по нескольку дней лежат в коридоре, — говорит завотделением. — Но есть хорошие перспективы: сейчас второй блок клинической больницы закрыт на капитальную реконструкцию, после которой наша реанимация на 4 койки расширится до 12. А вот об их увеличении в стационаре пока речь не идёт, хотя отделение востребовано и отсутствия больных мы, к сожалению, не испытываем: в год у нас пролечиваются 800 человек.