Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 января 2014, источник: m24.ru, (новости источника)

Страшная сказка Алексея Германа: в прокат выходит «Трудно быть богом»

27 февраля в прокат выходит долгожданный фильм Алексея Германа «Трудно быть быть богом». За долгие годы съемок картина успела стать кинематографическим мифом. Корреспондент М24.ru посмотрел фильм и составил свое мнение о последней работе великого режиссера

4 февраля в Гоголь-Центре состоится официальная премьера картины Алексея Германа «Трудно быть богом». За долгие годы съемок фильм успел стать своеобразным кинематографическим мифом, распалив до предела зрительский интерес. Способна ли последняя работа великого режиссера оправдать ожидания публики, читайте в рецензии «М24.ru».

«Фильм Германа – это почти документалистика, он имеет высшую марку качества», — признался Леонид Ярмольник не пресс-конференции, посвященной фильму. Прав или нет актер, сыгравший здесь главную роль, решать зрителям, но одно можно сказать точно: это кинополотно потрясает и, так или иначе, не оставит равнодушным тех, кто решится его посмотреть.

Режиссер Алексей Герман снял свою последнюю работу по мотивам одноименного романа Аркадия и Бориса Стругацких, но, в отличие от братьев-фантастов, многие темы он довел до предела. И без того неприятное средневековье романа стало на редкость одиозным, а внутренняя борьба Руматы едва не перешла границы сумасшествия.

Это крайне реалистичное, можно сказать — физиологичное кино: если кровь, то бодро пульсирующая из горла покойника, если улицы, то в грязи и лужах, как и было принято в средневековых городах, если слуги, то обязательно рабы, да еще и изуродованные. Однако Герман не ограничился просто безобразными кадрами. Вместе с операторами он создал эффект любительской съемки, обеспечив публике ощущение присутствия. Помните, что на лбу у Руматы постоянно находилась камера? Вы задыхаетесь от недостатка воздуха, почти чувствуете ветер и дождь, непрерывно идущий в фильме (есть в этом что-то от романов Маркеса), и полностью погружаетесь в мир средневекового Арканара.

Добавляют реализма и многочисленные сцены испражнений, плевков и прочей гадости, а также трупы животных и человеческая требуха. Но в картине есть и детали, которые разбивают этот внушительный пласт мерзости: на землю несчастного, тонущего в крови и помоях, города, в перерывах между «липкими» дождями падает снег, белые птичьи перья или… белые розы. Так уж решил Герман — розы на длинной ножке, которых в средние века и в помине не было. Герои, кажется, цветов не замечают.

О значении роз зрителям придется догадываться самостоятельно, символ – штука многозначная. Одна параллель напрашивается сразу: белый — символ чистоты. К этой истории больше подойдет слово «очищение» (снег, перья, розы, белые платки и одежда Руматы): Возрождения в Арканаре пока не случилось, земляне ошиблись, но это не значит, что его время еще не пришло.

Еще один момент на который стоит обратить внимание: в начале фильма Румата музицирует на вымышленном инструменте, похожем на саксофон. Возможно, так он пытается вспомнить Землю и свой дом. В этом эпизоде рабы затыкают уши, чтобы не слышать музыки своего дона. Мир Арканара лишен гармонии, и ее появление кажется чем-то ужасным. Но в последних кадрах герой играет уже на дудке, сделанной руками местного мастера, а окружающие его внимательно слушают. В этом весь парадокс фильма, где красота появляется среди грязи, а новая жизнь — из гниения старой.

Несмотря на все ужасы изображаемого средневековья, киноистория Германа все-таки о любви. О любви к человечеству: рабы для Руматы тоже люди, а еще лучше – дети, которых надо учить; о любви к другу: барон Пампа ничем не отличается от героя Стругацких, такой же добрый и отзывчивый здоровяк, за которым Румата пойдет в самое сердце Веселой Башни; о любви к женщине: странные отношения главного героя и Ари (в романе – Киры) больше похожи на игру в поддавки, но чувства их явны и не прикрыты романными штампами. В фильме главный герой не называет возлюбленную тривиальным «маленькая моя», Ари далеко не нежная красавица с детским взглядом на мир, а Румата не всегда заботлив. Поведению и внутреннему состоянию героев соответствует и их внешность.

Грим и операторское мастерство довели облик персонажей до своеобразного совершенства: все они будто сошли с полотен Босха, эдакий средневековый бестиарий. На фоне средневековых замков Чехии, где и проходили натурные съемки, все герои смотрятся более чем органично.

Актеров для своей картины Герман подбирал с особой тщательностью, почти все они малоизвестны, с одним Ярмольником вышла ошибка. Герман заметил его на телевидении, но решил, что этот человек играет второстепенные роли и ведет короткие передачи на ТВ. Об известности Ярмольника режиссер узнал уже в процессе съемок.

Ари сыграла актриса Наталья Мотеева, у которой эта роль была едва ли не единственной в кино, позже она снялась в эпизодах еще трех фильмов, но кинокарьера все-таки не задалась. Наталья осталась в театре, а к моменту выхода «Трудно быть богом» четырежды успела стать мамой.

Свой последний фильм Герман так и не успел закончить. Съемки начались еще в 1999 году, но из-за проблем с озвучкой и здоровьем режиссера растянулись более чем на десять лет. Последние штрихи в картине ставил его сын Алексей Герман-младший.

Черновая версия «Трудно быть богом» была показана 1 апреля 2013 года на 20-летнем юбилее «Новой газеты», практически на 40-й день после смерти режиссера. Потом у картины было традиционное для подобных фильмов «турне» по фестивалям. Ее посмотрели зрители Римского кинофестиваля, у которых фильм вызвал неоднозначную реакцию. Очень точную оценку картине дал итальянский философ и романист Умберто Эко: «В сравнении с Германом фильмы Квентина Тарантино — это Уолт Дисней». Далее работа Германа оказалась на российской «Зимней эйфории», а сейчас «Трудно быть богом» включен в программу Роттердамского фестиваля. В широкий прокат фильм выйдет только 27 февраля.

Раиса Ханукаева