Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 февраля 2014, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Митрополит Иларион: рядом с Патриархом не возможно не учиться

1 февраля исполнилось пять лет с тех пор, как Предстоятелем Русской Православной Церкви был избран Патриарх Кирилл.

В годовщину интронизации он совершил Божественную литургию в храме Христа Спасителя. Прежде всего важна предпринятая Патриархом реформа церковного управления. В частности, почти в два раза увеличилось число епархий, то есть епископы стали ближе к пастве. Появился и такой орган, как Высший церковный Совет, своего рода Совет министров РПЦ. В него вошли руководители всех синодальных отделов, то есть церковных министерств. Но это — административная часть. А есть и духовная — то, что в церкви называют «вторым крещением Руси».

До интронизации, еще будучи митрополитом, Кирилл работал в Свято-Даниловом монастыре, в отделе внешних сношений, а теперь — внешних церковных связей. Там — галерея портретов тех, кто занимал этот пост в разные годы. Сменщик Патриарха Кирилла на этом посту — митрополит Волоколамский Иларион, викарий Патриарха. В интервью «Вестям в субботу» он рассказал о Патриархе и о том, что людям, которые далеки от Церкви, кажется и удивительным, и тревожным, и важным.

— Он для меня, конечно, начальник, близкий человек, очень большой авторитет. Я постоянно от него чему-то учусь. Меня всегда поражала широта эрудиции и интересов Святейшего Патриарха. Например, когда митрополит Кирилл приезжал в Оксфорд, я еще был тогда священнослужителем. И поскольку я в Оксфорде учился, то решил ему его показать, устроить экскурсию по городу. Но показывал мне город он. Это происходит с очень многими аспектами жизни, с нравственными проблемами, с духовными вопросами. Думаю, что для всех тех, кто работает с Патриархом, — это трудная работа, но очень благодатная, потому что ты постоянно чему-то учишься, не стоишь на месте.

— Один из зримых результатов служения бывшего митрополита Кирилла — ныне Патриарха Кирилла — это начало дискуссии о традиционных ценностях. Церковь была инициатором этой дискуссии и внутри России, и в значительной степени в Европе. Что такое традиционные ценности в понимании русского православия?

— Традиционные ценности — это понятие, которое звучит расплывчато и абстрактно. Но оно для нас наполнено совершенно конкретным содержанием. Например, что такое семья? Мы говорим, что семья — это союз мужчины и женщины, который создается по любви и одной из целей которого является рождение и воспитание детей. Нам либеральный мир говорит: ничего подобного, семья — это любой союз любых людей: двух мужчин, двух женщин, может быть еще какая-то конфигурация. Дети — это лишь одна из опций. То есть идет сознательный демонтаж семьи. Для нас эти вопросы очень серьезные. Они касаются права наших людей сохранять свою идентичность, свои семьи. Это право нашего народа на воспроизводство и в конечном итоге на будущее.

— Есть несколько ярких образов за эти пять лет, которые сразу приходят на память. Многокилометровые очереди к святыням, будь то Пояс Богородицы или Дары волхвов. Есть и очень искренние, и трогательные впечатления, и скептические, даже глумливые отзывы тех, кто там был. И то, и другое — вопросы, наверное, веры, и, безусловно, такта. Если взглянуть на результаты пятилетия, какой процент для вас важнее — тот, который доходит до церквей, или тот процент россиян (а это большинство), которые стали называть себя православными?

— Для нас важны не проценты — для нас важны люди. Я возглавляю кафедру теологии в МИФИ, нашем ядерном институте. Вокруг этой кафедры тоже была какая-то полемика. Говорили, зачем ядерным физикам нужна теология? И один из студентов меня спросил: «Вам не трудно к нам приходить, ведь 90% наших студентов никакого отношения к вам не имеют?» Я говорю: «Да, они не имеют, поэтому здесь не сорок тысяч человек сидит, а 400. Но даже если бы здесь было не четыреста а четыре, я бы все равно к вам приходил». На что студент мне ответил: «Если бы здесь было четыре, то я был бы один из них». Думаю, что для Церкви очень важен личный контакт с человеком.

— Еще одной вспышкой стала история с танцовщицами в храме. Даже те, кто солидарен с их политическими лозунгами, на самом деле были ошарашены тем, что произошло. Но есть довольно странные повороты, когда люди под лозунгом защиты православия требуют запретить рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда» или, например, прервать спектакль МХТ. Где золотая середина?

— Я думаю, что людям дороги их святыни. И вдруг совершается акт вандализма или на перформанс на выставке с разрубанием икон. Это то, что в Церкви называется «святотатством» и «богохульством».

— Не только в Церкви.

— Да. Здесь никакая толерантность не уместна.

— Радикалы, которые как бы с православной стороны требуют запрет на рок-оперы на религиозную тематику, не подводят вас?

— Радикализм — понятие сложное. Есть радикализм воинствующий, которые мы наблюдаем на Ближнем Востоке, когда те люди, которых мы называем «радикалами», совершают преступления, похищают людей, отрезают им головы. Есть радикализм, который связан с определенным консервативным настроением тех или иных людей или тех или иных групп. И такие группы нужны Церкви, потому что они не позволяют ей скатиться в пропасть либерализма, в обратную крайность. Золотая середина, конечно, заключается в том, чтобы все люди вели себя цивилизованно. Апостол Павел говорил, что в Церкви надлежит быть разномыслиям, чтобы явились искуснейшие. Вот эти разномыслия — в рамках допустимого, конечно — не только существуют в Церкви, но и полезны для нее.

— Разномыслие, упомянутое вами, наблюдается и в самой Церкви. Что для вас большая проблема — вынос сора из избы или наличие сора?

— Конечно, большая проблема — наличие сора. Но, во-первых, наличие сора нужно доказать. Во-вторых, сор нужно выметать из избы собственными силами, а не выносить его на всеобщий суд, потому что тем самым подрывается авторитет Церкви. Ведь очень часто те обвинения, которые звучат, потом оказываются необоснованными. Но какой-то человек, тем не менее, оклеветан, авторитет Церкви тем самым подорван. Конечно, Церковь не боится этих нападок, потому что свое дело продолжает нести. Святейший Патриарх Кирилл, еще будучи митрополитом, подвергался нападкам со стороны одного журналиста. Были статьи, наполненные всякой фантасмагорией. Я его спросил: «А почему вы не отвечаете на эти нападки?» Он мне ответил: «Мой ответ будет заключаться в том, что я буду продолжать делать свое дело». Вот таким является ответ Церкви на любые несправедливые нападки. А если есть конструктивная критика, мы всегда готовы к ней прислушиваться. И мы к ней прислушиваемся.

— Какой подарок вы приготовили Святейшему к годовщине интронизации?

— Это секрет. Я его уже подарил.